Протоколы содомских мудрецов

Держанцы держат Небо на каменных плечах в самую чёрную ночь.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Великому майору Пронину снился сон – опера Уэрби и Езус Крейс, суперстар – ария Иуды – вот идёт, Феликс Эдмундович, – Почему не стоит караул!?

– Он проснулся. Перед ним, в малиновом берете навытяжку стоял Префект Претория, командующий легиона «Если что не так» Болотов – он доложил: рядовая Алексиевич покинула пост – это которая с Нобелем, Света? – Нет Света на месте, бдит, лает на Лукашенко, а та которая со шнобелем, Люда – и что, убита при попытке к побегу? – Хуже, ушла по-английски, не попрощалась – ах ты, старая звезда, - туда не ходют поезда – оттуда возврата уж нету – заплела в Ромашку и косу и ушла к другому на свиданье – Пронин вздохнул – надо эту павшую закопать – два метра бетона, чтобы не сбежала – правозащитники честные люди, они так и не знают на кого работают (а всё на нас, чекистов) – все хорошие законы пишутся, чтобы их использовать против хороших людей, к пользе плохих – почему? Потому что используют для пользы, блага, а не применяют, а что такое благо? – Знает только власть, а она действует – только для пользы, в своих интересах, из лучших побуждений. И ещё… - министр легиона Дзержинского замялся – Архипелаг Гулагу 100 лет – что и этот, Брут, предал, сбежал? – Куда он сбежит теперь он мирный, памятник, стоит навытяжку, с вашей книжкой – такая репродукция картины маслом Иванова – Пророк представляет – «Се есть, сын мой, возлюбленный» - показывает пальцем на Кремль, а где Пронин? – Там, где Кремль, ну он и охраняет расстрелянный Белый Дом и Конституцию – ей 25 лет. А что у нас больше дают – нет, больше не дают, так будем освобождать, хватит, насиделась по Бутылкам – пьём за то, чтоб не осталось больше тюрем, чтоб не осталось больше лагерей – сроки Конституции убираем, кое-что зачистим – и на свободу с новой ксивой, в смысле с чистой рожей. А то правоведы организовали Гулаг Архипелаг – плывут на север срока огромные – кого ни спросишь – у всех указ – взгляни, взгляни же в глаза мои суровые, быть может видишь в последний раз. Указов не надо. Когда ж я уходить решил, народ сказал мне не спеши, ведь слишком рано – не всё ещё сделано, работа адова будет сделана и делается уже – а то –, то не так, это не то – главное замены нет, пост сдавать некому – ну не репосту же его оставить, смена не подросла – как там наследник Путси – расчёт со своей куклой Свой`ОК – маловеры, назовите её Конституцией и пусть делает с ней что хочет – учится управмаг – женщины любят наглых. Вот Совет по правам человека СПЧ – права есть и человек найдётся и статья, был бы человек хороший, но статья лучше, особенно «ни за что»: СПЧ надо усилить Совет по правам чекистов (СПЧ) поручить Малюте Скуратову и при нём Совет по правам дикой природы – тётка Чарли вернулась из Бразилии, где много диких обезьян – заменит на посту Людмилу – у неё получится. Конституция 2 – ядрёна матрёна всегда молода // с ядрёной матрёной всё ерунда // Пускай закончились патроны и замкнуло провода // с ядрёной матрёной беда не беда. На Совет по правам Малюты Скуратова Пронину сказали кто на свете всех милее, всех кудрявей и белее – это он, Пронин – я так и знал – догнал майор. День по правам чекиста рассветает в самую чёрную ночь – 20 декабря мы раскрасим ясный день в чёрную ночь, а ночку тёмную в белый день – ясный день скрывает больше чем чёрная ночь и потому в чёрную ночь всё становится ясным – последняя битва со злом за душу и её нельзя проиграть ясный день ослепляет суетой, и слепые вожди ведут слепых в блуд и игру. Голод, холод, сума и тюрьма отрезвляет и делает зрячими и зоркими, ночь обнажает суть. А потому лучший день — это чёрная ночь, когда всё становится ясным. Чекисты-декабристы, которые эту ночь делают, это после спасения. Они разбудили Герцена и его колокол, и он зазвонил, всех разбудил – права и защита человека нужно защищать чтобы самому не умереть в теплохладности. А что это у нас колокол Герцена не звонит, так главком звал Льва Пономаренко, не будит – поинтересовался Пронин на Совете по правам Малюты Скуратова – а что ему звонить? – Он сидит – за что? – За рипост – Сколько? – 25 – монарх нахмурился – вы что, падлы, совсем рамсы попутали – это же наше лицо, что являет права, человека и всё то, чего у нас нет, не было и не будет – немедленно выпустите – нельзя – Чего?! – Пронину казалось, что он сходит с ума – он впился глаза в глаза начальника тайной стражи – а то что хотел отъехать, отдохнуть – пусть проваливает ко всем чертям, куда пожелает – майор Пронин умел быть добрым, а то, продолжил командующий 666 тайного легиона Большой игры (GreatGateGameGGG), что тут как на грех все праведники нашего Содома разъехались – кто к Серафиму Саровскому, кто к Сергию Радонежскому осталось 10, а если Лёва уезжает, то 9, а это хана – господь что говорил – мера, меньше 10 – всё – сходит серный дождь, огонь неугасимый – Содом горит, Гоморра тонет, ВВП, индексы и биржа падают – прилетает астероид прорывает атмосферу и земную кору – лава изливается – извержение всех вулканов, чёрный дым – не проходит свет солнца – падение температуры -160 С в Европе – стойте, представитель Газнаша вмешался – это же подорожание многократное газа, рост биржи, капитализация – это же зашибись – начальник тайной стражи брезгливо осмотрел активиста, усмехнулся и уточнил Козломол? – (Не расстанусь с козломолом, буду вечно молодым – содомия ума не лечится) – ну да козломол, а чё, а ничё, т. е. вообще ничё – полный капитализец, капитализить будет нечего, да потом Лёве дали 25 не лет, а дней, да не 25 уже, а 16 – некоторые праведники приезжают раньше. Неужели всё так плохо, мир висит на соплях, а где же наши святые старцы Содомий, Гоморий, Балалайкин, о. Тихон Хренников, наконец Микита Михалков. Да святые, публичные святые нашего публичного Белого дурдома – не бойтесь сумы и не бойтесь тюрьмы, не бойтесь ни мора, ни глада, но бойтесь единственно только того, кто скажет, я знаю, как надо – их что гнали, голодали, они знают суму и тюрьму? – Они всё знают, всех учат, их все слушают, а всё это ничё. Праведников никогда не слушают – только бьют, гонят, ну разве что крыша о. Тихона Хренникова выдержит какой-то дождик слабый, но уж никак не серный дождь, ну давал он крышу – алиби всяким разным, говорил, что они христиане, а они не суть овцы, а волки, хотя и в овечьих шкурах, ну никак нельзя не него положиться – не били, значит, ни с Христом. Ярость Пронина давно прошла, он смотрел на своего начальника караула с любовью – голова, а этот Лёвушка не сбежит, держите крепче и потом дней – легитимно ли это – дорожите временем, ибо дни лукавы, а сделайте лет, а потом ещё возраст – 77 – может сбежать, не попрощавшись, по-английски – измерьте давление, дайте таблетки. Вот что, господа, а пошлём ему пряников – нельзя вмешался начальник стражи – получится подкуп, в хороших условиях праведники разлагаются, ликвидируются и уже ничего не остановит падающий, пикирующий астероид. Тогда вот что рассердился Пронин – никаких пряников, отберите у него все сушки, затолкайте в переполненную камеру на 20 человек, и чтобы все курили – «Мир и безопасность» превыше всего. Пронин взволновался – было от чего мир висел на тонкой ниточке, разлагался, блудил и знать не хотел о Боге, а только распинал Христа – забивал гвозди и насмехался – сойди с Креста, если ты Сын Божий – неожиданно майор помолился: «Держи нас соломинка держи, держись, Лёвушка заменить тебя пока не кем и вдруг стало легче – он вспомнил о полигоне Бутово, десятки тысяч расстрелянных – они же все святые, у Бога же нет мёртвых – они все держат небо, значит астероид не прилетит, Содома не будет – наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие, как часовые – он вспомнил Иудушку Головлёва, что всех предал и угробил и на Пасху бежит на могилу к маменьке и умирает, и понял, что Бог всех заключил в непослушание, чтобы всех и помиловать» и заплакал… 2-й раз в жизни. Правда мелькнула блудная гадкая мысль именно декабристы-чекисты, расстреляв всех святых создали этот предел прочности – полигон безопасности. Претерпевшие до конца, спасены будут. Чекисты, святые мира сего, как тяжкий млат, дробя стекло куют булат – делают святыми и прославляют их. Рыцари Феликса, двуглавого дракона рассеивают суету блудного и ясного дня – весь мусор, блуд и создают ночь, ночку тёмную, суть, когда всё становится ясным и праведники, выбирают жизнь вечную.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика