Протоколы содомских мудрецов

Умный и красивый в Кремле в кимоно и на татами. Дела академиков.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Главком возил мордой по столу Президента Академии наук Фортова – несколько управленцев Кремля стали академиками и руководить стало некем – нарушалась вертикаль просвещённого абсолютизма.

«И что мне теперь с этим делать?» - спросил Путин зрителей ТВ и сказал, что пошлёт всех … в Академию. Разборки хорьков в курятнике под ковром давние. Несколько лет Администрация толкала в президенты РАН Ковальчука и не смогли – получился Фортов. Больше 10 лет пытались освободить Академию от имущества – получилось недавно и с очень большим трудом. От Администрации в Академию были выбраны медики (начальники медицинских управлений, имеющие научные труды – у кого 100, а у кого 300, труды давние, опубликованные ещё до того, как они стали начальниками), юрист (быв. зам. ген. Прокурора, тоже рисовал ещё при социалистической законности), историк Василий Христофоров – начальник управления архивных фондов ФСБ. Повлиять на их избрание академик Фортов никак не мог – он учёный физик. Публичная выволочка совпала с публикацией общества «Мемориал» списка 40 тыс. сотрудников НКВД 1935-1939 годов, письмом сотрудников КГБ – ФСБ: чекисты нарисовали маляву – «Отцу … в Кремль … защити … доколе» - коллективную ябеду на разрушение скреп и очернение скрижалей, показом на ТВ фильма, который объявил «Мемориал» шпионской организацией, состоящей на службе всех разведок мира и увольнением Христофорова. При этом 19,5% «Роснефти» продали фонду нефти и газа Катара, который ведёт войну против Сирии уже 6 лет, поддерживает самую радикальную оппозицию, что отрезает головы, поедает сердца, и является самым большим кошельком террористов и всей смуты. Гибридная война – это восстание разума против ума, тела против души. Война, но обед по расписанию, продали по минимальной цене – около 10 млрд.евро . Чем больше пищи, тем больше червей. «Где заканчиваются границы России?» - спросил Путин мальчика, представленного в Кремле то ли за успехи в географии, то ли за желание служить в ФСБ и сам ответил: «Границы России нигде не заканчиваются» - потому, что их нет, есть только интересы корпораций и отдельных лиц. Как-то его спросили – с кого он хочет лепить своё правление? – и он ответил – с Петра I. Тут всё зависит от западной оценки. На казни стрельцов Пётр Великий вывел весь дипломатический иностранный корпус, Александр Меньшиков вручил каждому топор или меч – Пётр был пьян и неадекватен – приказал послам казнить стрельцов. Все испугались и стали казнить. Т.е. по части актёрства «потешники» Петра переплюнули «кромешников» Иоанна Грозного. Иностранные послы, замазанные невинной кровью, дружно написали – царь Пётр казнит армию тьмы, весьма прогрессивен, блудный и пьяный. Пётр I стал академиком Французской Академии наук, Алексашка Меньшиков стал членом Академии Англии – Королевского общества. Академии ничуть не мешало пытать, жечь, рубить головы, блудить и быть всегда пьяными, а Меньшикову ещё и воровать (и как! – он украл несколько годовых бюджетов России), т.е. дела они делали. Подход Петра к западу и послам подлинно научный – он узрел причинно-следственную связь, замарал, замазал и вошёл в историю прогрессивным, а Иоанн Грозный такого не догнал, да так и остался деспотом. Под патриотизмом в России с недавнего времени понимают  право ругать Запад и их грехи (хотя нам не должно быть дела до Запада вообще, а грехов хватает и своих). Иоанн Златоуст, величайший святой ругал порядки и жизнь именно Византии, своей Родины, а Персию хвалил – и закон у них твёрд, и порядки хороши – нам бы такие. При этом Антиохийская церковь, что входила в Византию, вела там миссионерство, проповедовала Христа, т.е. занималась делом, а не лаем псов. В России меньше 1% оправдательных приговоров, правозащита – это не защита греха, а обличение будничности беспредела и беззакония. Права человека – это не право на грех, а право на жизнь, работу, медицину, образование. Не лай бродячих собак Россия может подарить Западу, а только святость своей жизни. А жизнь не живёт без закона. Построенная дорога в Кинешме, о которой мир не узнает, более патриотична, чем все «Раше ту дей». Потребительское отношение к людям – вот главная беда России и «самодержавной» и коммунистической. Сергей Иванов, будучи главой Администрации Президента, сказал: «Люди – это наша 2-я нефть» и сам не понял, что сказал, поставив людей… ниже бензина. И человек не «ваш», а принадлежит Богу. Сталин сравнивал людей с «винтиками» - ведро гаек ему было дороже человека. Командиры его армий были так парализованы страхом и репрессиями, что все армады танков, техники были просто брошены – все боялись брать на себя ответственность, без человека всё это оказалось грудой металла. И лукавейший вождь и лжец вспомнил о результатах переписи 1937 года, когда на вопрос «верущий ли?», невзирая на развязанный террор, подавляющие большинство ответило «Да», и обратился к народу: «Братья и сёстры», а когда на оккупированных территориях стали открываться церкви, кромешникам не осталось ничего, кроме как открывать самим. И газета «Безбожник» вышла последним номером со статьёй «Священник – патриот», где сообщала о священнике, который прятал партизан. Номер был последний, статья несомненно патриотическая, но и тут безбожники пальнули в небо – ведь ещё были территории под оккупацией, и это был донос для немцев – пожалуйста перестреляйте попов (хотя статья впервые называет их священниками), ведь они все связаны с партизанами. А для Петра I и Ивана Грозного люди – это расходный материал. Когда Новгород оказался ввиду Ливонской войны как торговый центр не нужен и вся российская внешняя торговля пошла с Англией по Северному пути через Холмогоры царю было проще придумать клевету для разорения города за измену, чем его кормить. Государство не стоит без граждан, без закона, без прав граждан. Гражданин – это не массовка ряженных, проплаченных шутов, шпыней и шнырей, что не имеет убеждений и профессий, деклассированных маргиналов, что рвутся к власти, демонстрирует преданность, отсутствие ума и лай, а те, кто хотят и умеют работать, те, которые не согласны. Россия не может идти вперёд не исследуя, а сочиняя своё прошлое, и при этом на эти фантазии ещё и оглядываться – это верный способ упасть. Есть Евангелие, есть Заповеди – по ним и надо жить, не повторяя и не копируя ошибки и отступления и самодержавия, и коммунизма. Репрессии сталинизма – это не жертвы стихийного бедствия, в котором виноватых нет, а есть жертвы. Не время было такое, а люди сделали время таким. Машина репрессий не виновата – такой её сделали люди… Но это было стихийное следствие греха. Это была богиня Астрея – справедливости, которую ждали как Царство изобилия рая, а выяснилось, что это богиня мести (а это и есть «справедливость»). Свобода – это свобода от греха, свобода от фрукта, надкушенного в Эдеме. Грозный, уничтожением семейств (не врагов, а детей людей, которых он почему-то посчитал своими врагами) заложил цивилизацию царя Ирода. Поиски Христа завершились – нашли царя Ирода – Сталина и стали ему молиться – он сделал Израиль великим – лишних людей расстрелял, другие превратились в его винтики – что же для этого можно и фразу неизвестного английского троцкиста Исаака Дойчера приписать известному Черчиллю: «Взял страну с сохой и оставил с ядерной бомбой».

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика