Протоколы содомских мудрецов

«Дольче Вита» - это когда головы нет, и она не болит.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

6-я Дума без головы проявила себя 6-й Палатой и «на посошок» отоварила любимый свой народ пакетом Яровой, хотя и музыканты квартета были никакие, но у нашего пулемёта всякое лыко в строку, потому как все наши балалайки от Страдивари и Версаче и «Дольче вита» ключом по голове не бьёт.

Сплясали и сбацали 7-40 – самый популярный в нашей синагоге отходняк, явив высокую культуру понимания власть в таких понятиях, что о конституциях (ограничениях) и говорить смешно – препятствий нет – отныне подсудны все и за всё. Откровения Сноудена о том, что всякая кофеварка может на вас стучать, впечатлило «наших», и они захотели как «у них», т.е. создавать Агентство Национальной Безопасности, но поскольку средств на это нет, то решили обязать сотовые компании создать АНБ на «свои» (т.е. «на наши») средства. Отныне они обязаны хранить данные о сотовых соединениях 3 года, и все телефонные разговоры и электронную переписку за 6 месяцев, для чего они должны купить оборудование (это сотни млрд $), разработать программы. Голь на выдумки хитра – решение остроумное и изобретательное – доносите на себя и платите за это (услуги сотовой связи вырастут, а поступление налогов резко упадёт). Закон Яровой – это не борьба с терроризмом и преступностью, а назначение козлов отпущения – спецслужбы снимают с себя всякую ответственность и передоверяют её терпилам и барыгам, а себе оставляют арбитраж и разборки с разводками – весьма оригинально. Виноватых искать не надо – виновны те, кто проглядели и не донесли, а контролировать этот безумный объём невозможно ни физически, ни технически. Две барышни могут говорить по телефону 10 часов в сутки – ни о чём, и к ним должен быть приставлен «конвойник», который их должен слушать. А потому никакое АНБ, даже американское, не может выловить никакой информации, а она ещё и зашифрована в электронной переписке и кто всё будет «ломать». Это безумное вкачивание денег ни во что. Но при этом есть умысел – отныне со спецслужбами придётся «договаривать» - это коррупция и Закон Большого Брата терроризирует граждан – фильтруйте базар – за вами следят – будьте угодны. Это промывка мозгов – отныне писать и думать будут уже не так, как прежде. Мальчик Петя сказал мальчику Вове, что его чиновники достали так, что он бы их всех поубивал, а Вова не донёс (интересно куда?) – подсудны оба – есть «дело», и надо «договариваться». Закон даёт возможность преследования вырыванием фраз из контекста и позволяет закрывать любого и ни за что. Это наказание за мысли и установка не думать вообще. Это принуждение к сотрудничеству и доносительству не только компаний, а всех граждан (в форме оплаты шпионажа за собой) – такая вот расписка в сотрудничестве. Действительность заведомо превосходит утопию Оруэлла. Фантазии воплощаются в жизнь. В аэропорту Домодедово когда-то прошёл теракт, ныне судят владельцев, которые его «допустили» - при этом ФСБ, МВД и другие не виноваты, а отвечают те, кто подвергся нападению. Изнасилованная дама получает от насильника счёт – оплатить полученное удовольствие (отдельно за то, что она потревожила его нравственность и за плохо оказанные услуги – не того уровня и качества, получил не то, что хотел, его ещё и не накормим). Спецслужбы подают иск – она его не задержала, и на отобранные у неё деньги преступник вполне мог купить гранату и подготовить теракт – она пойдёт как соучастник. А если на вашем угнанном авто совершён подрыв, это уже организация свержения власти, потому как вы должны были не предоставлять средства преступникам. Закон умер, и наступила презумпция заведомой виновности, пришло время понятий. Правильно ведите себя, правильно – будьте столбами со столбовой дороги, что ведёт в светлое завтра, не путайтесь под ногами и «договаривайтесь» - платите за всё. Какое это счастье быть живым и на свободе – цените его. Что нас беспокоит – терроризм или экономика? Наш ответ – перенос терроризма в экономику – переход улицы через переход с командировочным предписанием. Миссионерская деятельность пакетом тоже запрещена, и при той неопределённости и беспредельности формулировок «Христос Воскресе» на Пасху подлежит лицензированию, т.к. выражается вне специальных для этого помещениях и потому сначала следует штраф, а при рецидиве – арест. Лицензия получается в Кремле после оплаты. Любой закон об антитерроризме создаёт заведомые трудности для любых критиков власти. Что-то из недавнего прошлого: охранник спрашивает з/к – за что сидишь? – ни за что – какой срок? – 15 – врёшь, ни за что у нас 10 дают. Есть западное безбожие – это очень плохо, и православные его ругают, но есть другое отрицание Бога – «православное» при внешнем соблюдении Символа Веры. Известно, что патриаршество на Руси отменил Пётр I, который безумствовал, блудил, жёг, пытал. Но патриаршество было «упразднено» по записке(!) некоего «прибыльщика» Курбатова (по-нашему налогового инспектора или коллектора), который пишет царю: «… избранием патриарха думаю повременить» и далее обширный план о казне, церквях, монастырях, учёных монахах, епископах(!), Синоде(!). Курбатов –  холоп, пишущий письмо царю – зеркало тирана, живой прибор уловления его мыслей и настроений, подлинно величественный в беспредельном хамстве, лучший памятник Петру I, простой как рубль и ясный, как топор палача. Это не английский Генрих VIII, что объявил себя главой церкви, а вообще никто, взбесившийся хам, но он чувствует дух времени и настроение «хозяина» - он готов рубить топором иконостас и самого патриарха и жечь церкви, он кромешник-опричник (а у казнённых бояр кромешники прежде всего сжигали церкви и иконы – считали, что отправляют этим врагов сразу в ад, без всяко апелляции). «Избранием патриарха повременили» более чем на 200 лет. Сталин переплюнул запад лучшей в мире конституцией, но у нас любой унтер Пришибеев может её отменить – он уверен, что любые законы нельзя использовать и применять против власти, и они не должны нарушать право власти на беспредел. Запад имеет субординацию, т.е. право на дурь и придурь имеют немногие «заслужившие» это право, а у нас инициатива снизу – все хотят угодить «верхним», а на деле делают что хотят. Беспредельный интеллигент прибыльщик Курбатов так расписал собор Русской церкви (по грехам нашим) и припечатал серебряным рублём, что и Николай II не посмел отменить. Яровой посев зубов дракона из ящика Пандоры – это не просто женская истерика экс-прокуратора, а уверенность в своей заведомой невиновности и априорной виноватости всех тех, кто не «мы» - это посыл из глубины веков кромешника Ивашки Бездомного (Грозного) земству: «Судите праведно, наши виноваты не бывают». Ирина Яровая – главная звезда беспредела и, возможно, возглавит это «русское АНБ». Яровые культуры (весенние) однолетние дают урожай в год посева. «Любовь Яровая» - советская пьеска, в которой жена без колебаний поставила к стенке мужа-белогвардейца – такая вот любовь… к власти. Это всё обнадёживает.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика