Протоколы содомских мудрецов

Последний бой Бориса Бабкина. Бросок Кобры.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Богатство не приносит счастья, а богатые плачут чаще и больше, да и живут они недолго, если вообще живут. На большие деньги ничего купить нельзя, даже здоровья.

Любое лекарство борется не с болезнью, а с её симптомами – это бой с тенью – отражением в зеркале, что правое делает левым, а левое – правым. Оно не может победить болезнь, т.к. это ложное отражение, но может убить. Здоровье и жизнь выдаются не на земле, где ржа и моль все съедают, а лепилы лепят. Идею Бабкина-Березовского, что Великой шахматной доске наступил капец и пора переформатировать формат – назначить его Верхшпаном над всей шпаной, шобла не очень догнала. Березовский объявил, что в мире наступил мир, равенство и свобода – золотой век. Уже не будет международного банка, что через систему спекуляций отбирает всё чужое. Шпионы всех стран начинают вести себя прилично, как написано в старинных романах – не убивают, не продают и вообще становятся честными и порядочными. Переговоры о новом порядке упирались от одной стенки к другой, пока окончательно не зашли в тупик. Олигарха гоняли по всем чёрно-белым клеткам всей шахматной доски – у него отбирали имущество – он судился, попадал из огня в полымя, плыл в океане и летал по небу. Нервы не держали, для демонстрации факта Борис один раз рванул термоядерный фугас у Суматры – Индонезию, Бирму, Таиланд накрыли волны цунами, в другой прошла детонация у Японии – получилась Фукусима. Мама Лиза была Крёстным папой Королевской Кобры (Корпорации быстрого реагирования) и мамой всех шпионов. Лиза II Блюмкина-Виндзор встретила идею, что она уже никто, а зовут её уже никак, с пониманием – она рассыпалась в любезностях и звала Бориса в Лондон перетереть тему, поручив конторе Шейлока разобраться в этом блудняке,- решить проблему – встряхнуть этот камешек из её туфельки. Борису же напела, что видит только его своим наследником, напомнила об общих духовных корнях, любви и единстве всех диверсантов и шпионов и даже поведала, что Блюмкины-Березовские имеют общее происхождение, общие корни от Каина и дочери Иуды… мы должны помогать друг другу… Она давно его ждала и с удовольствием сдаст все имена, фамилии, явки всех шпионов мира и введёт в самые низкие и грязные мировые круги. Старая Кобра лила мёд и вешала лапшу на уши бывшему простодушному рязанскому пареньку Бабкину-Березовскому. Миру не надо объяснять, что террор имеет право на часть экономики- так было всегда и везде – налог на жизнь – хочешь жить – плати… Не платишь – не живёшь – что может быть дороже глотка воздуха и воды. Лиза понимала – с русскими надо по-русски, по-хорошему. Она помнила о слезинке ребёнка из Достоевского, которая утопила Россию. Надо давить на психологию. Русская политика славится своей необъяснимой глупостью – когда пылают леса Забайкалья, глава МЧС России предлагает тушить пожары в Калифорнии. Американцы рассматривают это как наглость и притязания России на Калифорнию, на форт Росс, который США некогда отжали – рука Америки тянется к пистолету – напрасно, это русская дурь, которая никогда не пройдёт. Для Бориса старая шлюшка Британия копала яму, строила западню и готовила бросок – перед тем, как упокоить, надо успокоить.

…Ночью Борис проснулся – его душил шарфом Джеймс Бонд, свои сдали – так принято – они удалились тихо, по-английски. Тело Березовского-Бжезинского опытные диверсанты повесили в ванной на его шарфе и подписали предсмертную маляву – мол во всём запутался, тоскую по родным берёзкам – прошу никого не винить… кроме берёзок. Когда убийцы, сделав чисто английское убийство, ушли, из шкуры гада Березовского вылез еле живой Борис Бабкин – шиза прошла, раздвоение закончилось, наваждение ушло – гад, которого он вбил в себя в школе диверсантов дяди Яши, висел неподвижно. Впервые Борис не хотел есть, пить, воровать, обладать – жажда смерти ушла – жизнь осталась. На глаза попалось письмо его духовного о. Тихона Нехренникова – духовника беглого олигарха Сергея Пугачёва и многих других, великих и ужасных. Прочитав письмо, Бабкин заплакал, впервые ему было стыдно. Из дома он вышел тихо, видеокамеры всего Лондона были заблаговременно отключены – такая была европейская демократия… за что боролись… На тайной квартире Борис сложил всё, что присвоил когда-то в Кремле – шифры, коды, симки-кастеты, в рюкзаке и смешавшись с толпой польских гастербайтеров покинув такой гостеприимный, ласковый и туманный Альбион.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика