Протоколы содомских мудрецов

Как на Дерибасовской угол Ришельевской... В сумерках мглы мирового зла.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Лев Толстой 30 лет трудился над созданием своей религии - изучал Конфуция, Зорасстра, Марка Аврелия, находился под влиянием трудов йога Вивекананды, вёл переписку с Махатма Ганди. "Мысль моя ... основание новой религии, соответствующий развитию человечества, религии Христа, но очищенно от веры и таинственности, религии практической, не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле".

 

Всем в России казалось, что Россия беременна Константинополем и будущим счастьем, а оказалось - революцией. 

Мир стал худым и наступила эра художников - уже никто ничего не читает - все пишут - и всё о себе - монолог гордого мира, единого и многообразного в одном образе - мир играет... и это главное. От конца света все ждут чего-то необыкновенного - это будет не Страшный Суд, а какое-то необыкновенное шоу, в котором осуществятся все желания и каждый получит всё - о чём только мечтал - это довольно странная надежда - несомненное наваждение - антихрист ещё не нарисовался, а его уже ждут - прелестного принца с большой кошёлкой больших подарков. 

Упорный рязанский паренёк Заур Пилепин "Восьмёркой" - ремейк и реквием по 3-м мушкетёрам укокошил герцога Ришелье и д'Артаньяна с Дюмой и дуплетом "Обители" закопал Бориса Ширяева с "Неугасимой лампадой", с чекистом Дерибасом - внуком де Рибаса - сотрудником дюка Ришелье, что основал Одессу. На очереди стояли похороны Шолохова с его устаревшим "Тихим Доном" - ремейк "Азовские кильки в томате Придонья" (сказы про Донбасс). Заур обещал угробить Лермонтова с его 1-ой чеченской и Толстого с Хаджи-Муратом - патронов хватит на всех - Пушкин с Гоголем перевернутся в своих гробах - ментов бывших не бывает - рука не дрогнет - "Дохлые кильки в масле" - о борьбе русских против ненавистной чухны - кувалда - любимый образ русско-советской литературы. Романы Пилепина не читают, а заворачивают селёдкой по фейсу. Это раньше в глазах людей пророки читали «страницы злобы и порока» - сейчас писатель пишет бритвой по глазам и на смену рассвету приходит мрак. Великую Венту Приората Содомского Сиона в Москве возглавила мадам Дерибас, правнучка герцога де Рибаса и внучка чекиста Дерибаса, что в годы советской власти скрылась под рабоче-колхозной фамилией – Дерибаска – эта «Коза Ностра» кушала компот и руководила всем этим козломолом – и получала от этих козлов молоко – для нас нет ничего невозможного. Все партии России были едины в национальной болтовне – «нацболы»,

а наставлял их учитель Заура Эдичка Арбузов (лимон с лимонкой) – это была религия рабби Балалайкина, землёй обетованной которого была преисподняя – «братья – гундосил рабби – не на 3-х китах – Вере, Надежде, Любви стоит земля, а на великой синагоге мира сего – лимонке, которая взорвёт весь этот круглый и глупый мир, порвёт его как Тузик тряпку – слышали про творение мира через Большой Взрыв, и мы творцы… - нужно динамита побольше – взорвать всё старое, негодное – весь этот старый мир – и на развалинах расцветут орхидеи разные, фрукты, финики, апельсины, смоквы и дули – только груши потом и околачивай – размазывал Балалайкин лапшу по ушам и соплям. Нацболы слушали рабби – слёзы и сопли текли – евразийцы хотели Константинополь.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика