Протоколы содомских мудрецов

Духовное обновленчество – роман со шнурком. Новая Церковь ГПУ-ЧВК.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Ленин и Карловчане были царебожники – один придумал пролетариат, другие царя-спасителя.

Они поклонились Капитолию-пантеону и всем бесам его, чтобы не признать Христа, уверовали в Жюль Верна и атомную бомбу (Карловчане несомненно верили в любимую книжку Володи Ульянова, а если бы Владимир II не угробил себя непосильной работой, помогли и друзья эсеры пулями со стрихнином – можно считать убивали его вместе с Николаем II те же «Силовые энергии», доживи он до «атомки», уверовал бы и в неё). Все стороны и силы баррикад славили человека и все альтернативные энергии его. Едва ли не с Ивана Грозного и опричников его царизм насаждал религию идеализма – идею святости любой власти и лакейства и лицедейства. Обновленчество понимается как демонтаж и замена души – сбрось старую и поставь передовую – пусти демонов в сердце. От церкви требуют не симфонии, а преступной связи с Левиафаном – расторгни союз с Христом, измени. Церковь должна взять всё хорошее – от индуизма кастовую систему, от Дарвина эволюцию и обезьяну, признать расу господ и рабов, обожествить царей и капитал, весь Капитолий и бесов его. Мир должен стать новой церковью ГПУ опричников и находиться в неразрывной связи меча Дзержинского (рыцарей революции – тамплиеров), ежовых рукавиц, казацкой нагайки и сапёрной лопатки – топора Малюты Скуратова. Власти нужно от церкви немного – провозгласить догмат самодержавия и стать пропагандоном (отдел пропаганды Особого назначения по промыванию мозгов) и войти отделом терпимости спецназначения «Мулен Руж» (Бог терпел и нам велел) в министерство Держимордобоя. Церковь должна стать полезной, служить государству через удовлетворение его прихотей и похотей, решать проблемы политики (т. е. разрешить всё что Христос запретил), исправно поставлять населению опий, пудру и дурман, по заказу богатых ковать цепи для бедных. Власть хочет нравственного нейтралитета, самого большого зла, которое уже было – в 1917 черносотенцы побежали к большевикам в обновленцы, в Живую церковь – они хотели царя Ленина (но Ленин не захотел стать царём – во Всероссийской переписи он написал в анкете журналист, а не «хозяин земли русской». Пётр I расчеловечил общество – оно потеряло нравственные ориентиры. Переложить всю личную ответственность на власть, чтобы у тебя не было нравственного выбора – для того есть царь, чтобы мораль и совесть спала. Монархизм антихриста – это значит передать решение, что есть добро и зло власти, устраниться и жить без забот и нравственных страданий, пока сыто-пьяно, без выбора не сойдёшь навечно в ад. В притче о Лазаре и богаче богатый идёт в ад за то, что не делал добра, жил бездумно, ничего не замечал. В XX веке православная русская церковь по сути стала обновленческой, и Господь провёл обновленцев через то, что они сами отвергали – они убежали от решения выбора зла и добра и попали к немилосердной власти на мучения (это научение). Зло не получает никакой корысти от мучения людей – оно приходит от безбожия. Духовная сущность расколов в 1917 была в обновленчестве, создание новой церкви не на Христе. Вера в Бога была утрачена – верили в мир, власть мира, охранку, безопасность и ГПУ. Все стороны баррикад одинаково искренне проклинали Бога и хвалили власть, т. к. она от Бога – Христос не был нужен, от Христа были нужны дары, отдай всё и уйди. Прошли времена, когда блудный сын требовал раздела имения Отца, они требовали больше, всего и гнали Господа. Империя придумала себе Христа и поклонилась ему – оказалось это дьявол, антихрист, а известно какие плоды у антихриста – только смерть и смех. Христиане православной империи не были христианами, они не были даже оглашенными, а только славоправными антихристианами бесовского пантеона. Империя глумилась над Господом на Кресте, плясала бесстыдный канкан кабаре «Мулен Руж» или танцевала кадриль (танец французской революции, когда 2 девицы и 2 парня совместно топчут крест) – закончена работа, опять пришла суббота (чёрный шабат) и нам с тобой охота кадриль потанцевать. Охота кощунства – забивать гвозди в тело Христово, совмещение Причастия и публичного дома и вот к этим филистимлянам приходит гимназист Володя Ульянов, присяжный поверенный, что за свою жизнь вёл 2 уголовных дела (оба проиграл) и как библейский Самсон обрушивает всю крышу этого храма пантеона, что крышевала безбожие, хвалилась, что никогда не потечёт и все истуканы, и кумиры, идолы и матрёшки разлетелись клочки по закоулочкам – вождь сказал, что так быть не должно? А как надо? – Мы наш, мы новый мир построим – растление и обман разъели сердце нашего народа, так тяжела ему свобода. Вы не хотите выбирать между добром и злом? – Ну так почувствуйте разницу – что не так, пожалуйте в товарный, пайку выковыривать кайлом. XX век стал судом над человеком – оказалось, без Христа он дрянь и не может делать ничего. Суть обновленчества в соединении всего несовместимого, церкви и публичного дома, установление креста над воровской малиной (чтобы этот содом не сгорел), новая мораль, новая прогрессивная религия. Лидер обновленчества несчастный священник Введенский так очаровал архиереев, что они узнали в нём Златоуста нового времени, а он соединил Сортра, Рассела, Ясперса, Св. Терезу, Якова Беме, Сен-Мартена, перепутал Красную Пасху с красными сапогами императора от Византии, объединил социализм с христианством, ложь философии с химией, физикой и математикой, перемешал Бергсона, Резерфорда и Гегеля и объявил это православием. Александр Введенский, как предтеча антихриста соединил ложь всех наук с гордыней человека и объявил познание в гордыне. Объявлена «условность морали», «реабилитация плоти». «Сотвори заповеди», говорит Христос юноше, что желает спастись – у обновленцев это едва ли не «нарисуй их себе», какие хочешь, сделай грех, Введенский соединяет к церкви Коллонтай с её новой моралью и рабочим классом, который такой умный, что может придумать себе новые заповеди. Но ведь Введенский и не придумал ничего, он только обобщил духовный опыт Российской империи, который уже победил, дух безбожия, предлагал духовность материалистам большевикам Введенский блестяще окончил Духовную академию и знал, что предлагает – проходим дискуссии с наркомом Луначарским, что твёрдо стоял за материализм, публичные, и Введенский неизменно побеждал – народ смехом поддерживал его выпады: тов. Луначарский утверждает, что произошёл от обезьяны – что же каждому из нас лучше известны его родственники. Вся мудрость и философия Введенского не его, это гимназия, духовная академия, вся российская империя – Вавилонская философская башня была уже построена, а большевики её развалили – мы наш, мы новый мир построим – отвергли ампир, стиль империи, Рим IV, Капитолий и стали мир строить не полный, а ограниченный, аскетичный, не с мусором потребления, отвергнувший языческую духовность. В перерывах общественных дискуссий Луначарский и Введенский даже дружили, ходили в гости и обсуждали балет – в СССР тогда приехала великая балерина Америки Айседора Дункан и даже вышла замуж за несостоявшегося поводыря императорской семьи Сергея Есенина, лишённый всяких скреп поэт разлагался, сочинял матерные поэмы, богохульствовал, пил, падал всё ниже, путался с вождём Троцким и террористом-чекистом Блюмкиным, буянил, бил свою жену, Идеолог обновленчества обожал именно новое – Айседору, а комиссар-революционер стоял за консерватизм, классический монархический балет. Особенно был популярен танец балерины с огромным голубым шарфом, что представлялся как бы живым змеем, что душил и убивал Айседору. С ним балерина везде таскалась и не расставалась и как-то он намотался на обод авто и свернул ей шею. Некоторое время спустя и её муж Сергей Есенин удавился в гостинице (есть версия, что его убило ГПУ, то ли за дружбу с Троцким, то ли много знал или много пил, но в любом случае это был роман с дьяволом с петлёй на шее, общение со змеёй, что удавила безбожием и Сергея, и Айседору. Вся программа обновленцев была в приспособлении к жизни, времени и популярным идеям, но приспособленцы никогда никого за собой не ведут, их звали духовной ЧК, живистами (живая церковь). Важнейшим из искусств для нас является кино – объявил Ленин и в фильме «Юность Максима» шарф попел песенкой, тогдашним хитом «Крутится вертится шарф голубой, крутится вертится над головой». Православный народ увидел всю мерзость обновленчества, соединение Христа и Велиара и в ужасе отшатнулся от них. Церковный корабль «Россия» что дрейфовал в мёртвое море Содома поплыл по реке жизни-крещения Иордана поплыл против течения, Церковь получила гонения и обрела жизнь, испытав духовную смерть. Корабль был захвачен террористами, что объявили себя большевиками и не пропал в бездне, не сгорел в Содоме и не утонул в Гоморре. Плевелы, что вообразили себя пшеницей и были готовы заполонить всю землю были поставлены на место. СССР не был тоталитарным государством, он давал невиданную свободу, которую приносили в жертву добровольно ради карьеры, те, кто считал, что власть это всё, были готовы на всё ради власти – это была форма маниакальной зависимости «избранных» (отец ваш дьявол и вы хотите исполнять похоти его), грядущее государство антихриста претендует не только на тело, время, но на душу, требуется поклонения всем богам пантеона, всему легиону из иной страны – бездны что оккупировали весь мир, Россию, Вавилон, город, где воюем и страдаем, распродан, предан и давно банкрот, и бесы лезут в душу. «В последние времена человек станет злее демонов, а малые дети превзойдут стариков своим лукавством, и демоны уже не будут учить людей ничему – они будут исполнять волю ада» (Св. Игнатий Брянчанинов). Белеет парус одинокий в тумане моря голубом, что ищет он в стране далёкой, что кинул он в краю родном. Покинув Христа, блудный мир ищет верёвки, серебренников, жернова на шею и Светлояра, чтобы удавиться-утопиться в поисках острых ощущений сэлфи, а Господь просит блудного сына – вернись.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика