Протоколы содомских мудрецов

Религия Креста и идеология меча.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Пьяный Пётр I махал перед епископами кортиком (ответ на смиренную просьбу дать церкви патриарха), потом стукнул себя в грудь, приложил кортик и закричал – вот вам патриарх и вот вам крест.

Менее всего церковная власть походит на монастырь – ведь это геополитика (как и царский двор тюрьма сатаны). Папство Запада, это не побег от мира, а социальный лифт для способных и честолюбивых молодых людей, дворянин не мог стать графом, но мог стать епископом (а это выше графа), да ещё по представлениям века сего получает место, начальствующее в грядущей Небесной администрации, так в Византии все карьеристы приходили в монашество делать карьеру (т. е. эффективно гнать христиан и монахов истинных, что пришли Господу служить). Корпорация лжемонахов дружная, сплочённая, повязанная бесами и общими грехами – это не отказ от мира, а его приватизация, присвоение через святость, духоводительство (в бездну), сообщество шпионов (т. е. актёров и игроков – каждый играет того, кем не является) – а кто он на самом деле? – Его отец дьявол, царь лжи и он хочет исполнять похоти отца своего. Предполагается, что духовное борется с материальным и духовное несомненно хорошо, а материальное очень плохо – разве? Содом, сластолюбие, славолюбие, сребролюбие – это же духовность, но лживая, да и сам дьявол-дух (и надо полагать этот тысячеликий Янус весьма духовен и плодовит, дух гордыни и тьмы зовёт к свободе рабства и рисует себя светоносной звездой. В Евангелии на брачный пир пробрался некто в чёрных, грязных одеждах не радоваться со всеми в чистых одеждах Христа, а властвовать, чтобы ему служили и почитали – и он не собирается никуда уходить, пока Христос не говорит – свяжите его и выбросите вон, где плач и скрежет зубовный. Обладание, секс – это духовное растление и зараза, а есть и растление тайной, властью – это не съесть вагон яблок, а их надкусать, символ Эппл – подселение червей и змей в душу, сердце, чтобы они там размножались. Камуфляж – овечьи шкуры для волков, театр политических наук для святейших, мудрейших, а паче скромнейших и честнейших. Дух затворничества закономерным образом превращается в свою противоположность – обращение к миру (с целью его спасения) – идеалы благородны, цели благие требуют принципов радикальных и бескомпромиссных, которые исключают любовь как средство, полагая её как цель (наша цель любовь, а средства любые). Чтобы овладеть любовью, её надо изнасиловать, а то она дура не хочет, но ничего – свыкнется, полюбится, а для этого нужна власть – для добрых целей любви и правды. Любовь малая пока подождёт, ведь получив много власти можно сделать много любви. Но власть — это ловушка, лабиринт Минотавра, откуда уже никто не выходит. Богатого юношу Христос полюбил за правильный вопрос: - «Что надо сделать, чтобы получить жизнь вечную?» и отвечает: - «Раздай имение и иди за Мной» и юноша уходит с печалью, ибо был весьма богат (не он владеет богатством, а оно им), он бы обрадовался, если бы Христос сказал: умножь имение. Но вечная жизнь исключает это. Римские папы так и думали – получить власть, чтобы превратить её в любовь, но оказалось, что власть — это злоба, на неё нельзя купить любовь, а только много разных шлюх, красивых и голых – но ядовитых жаб, пираний, змей, акул, что рвут мясо и заглатывают добычу. Христос не продаётся – есть обман индульгенции. Дуализм души и тела возможен только в любви, а не во власти – бесы, получив власть ополчают душу на тело, а тело на душу. Духовность без любви ополчаясь на тело его пожирает и обретает страсти, а тело воюя против души истребляет её. Императоры и папы Рима видели друг друга через грязный, узкий прицел злобы, как врагов и не хотели знать Христа, который освобождает от паутины, что тянут бесы. Расширение власти пап над церковью, уничтожало саму церковь, крест преобразовался в меч, что оставлял выжженные души. Война римских пап за светскую власть завершилась пародией – Ватиканом, а борьба Константинопольских патриархов за власть духовную кончилась районом Стамбула – Фанаром (800 православных во всей Турции, из них 100 в Стамбуле) – всё что осталось от митрополии Эфеса, светильник Эфесской церкви был сдвинут в Константинополь (как было сказано в Апокалипсисе) и всё что осталось от главной кафедры, это бренд – пиво «Эфес». В глазах лживых монахов Христос в Небесном царстве должен исполнять их желания и свидетельствовать, что старец «свят». Блудный сын требует раздела имения от Бога и хочет создать своё духовное царство, ради сластолюбия и славолюбия, ради имени своего. Ему нужна пища свиней – жемчуг истины, который он будет топтать. Не Твоим ли именем изгоняли бесов, не Тебе ли служили? – Идите проклятые в геенну огненную – истинно говорю вам, никогда не знал вас!

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика