Протоколы содомских мудрецов

Рим – Вавилон, врата князя мира сего.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   III Рим воспринимается как идея, а идея не может иметь ни любви, ни религиозности, а только величие и гордыню – это наказание невинных, плеть, дыба и рабство.

 Балет пьяных карьерных монахов, что объявляют всё это неким царством разума, добра, любви и свободы может вызывать только негодование или улыбку. История остаётся в тени, настоящие герои и святые неизвестны. Условия в России таковы, что в ней только волкам и жить, ну а с волками жить – по-волчьи выть. Но доказать невозможность чуда так же трудно, как и его возможность и в землях, забытых людьми, но не Богом живут странные святые люди. Мир который хотят переделать спасатели человечества всегда находится далеко не в лучшем состоянии. Русская земля опустошалась ненасытными чудовищами – усобицами и ни один витязь не мог их одолеть, т. к. гнездились они не в смрадных пещерах, а в тёмных глубинах ненасытного человеческого сердца. Каждый человек является на свет с какой-то сокровенной, ведомой одному Богу целью. Ничего хорошего в жизни нам Господь не обещал: враги человеку домашние его, в этом мире будете скорбны. Крест – орудие нашего спасения есть смирение, так и III Рим, что распинает вдоль и поперёк, орудие смирения. Крест не отделим от Рима и его верного служителя – распинателя Нерона. Пишущие жития монахи, любимые Римом и блудом, хвалят любого императора. Каждое испытание в жизни даётся, чтобы мы его прошли. Для большинства людей христианские ценности абсолютно чужды, но и Господь будет судить нас не справедливо, а бесконечно милостиво, но если человек боится дьявола, то он не боится Бога. Больше всего Христос ценит и хочет дать человеку свободу от греха и более всего дьявол хочет поработить, повязать, связать человека рабством греха и ничто не порабощает больше чем власть – в этом прелесть царства – все, от последнего раба до царя его холопы, порабощённые душой. Царизм отнял у церкви свободу и превратил в бюрократический департамент гробовых дел мёртвых душ по похоронам мертвецов – отдел социального обслуживания, чтобы упокоить совесть. В своём незнании священного писания российский народ превзошёл все другие народы и говорить о святой Руси и народе-богоносце просто смешно (епископ Никон Рождественский). Двуглавый дракон так обнял духовный департамент, что весь скелет церкви трещал и хрустел – такова была его любовь (только кушать, а так нет) и когда был сломан, пришёл Ленин – церковь пришла в чувство – её начали гнать. Придворные бесстыдники назвали и сочинили это симфонией. Но двуглавый дракон имеет одну симфонию и содомскую любовь – дьявола с сатаной – в этом романе дьявола церковь может быть только мученицей в когтях этого левиафана (разумеется есть ещё и блудодейца – пропаганда – придворная капелла). Дракон не подчиняется императору – «самодержец» - это веселье всесмехливого ада, себя держать не может, а мнит, что на нём держится земля, что-то вроде японского микадо – да такой комедии и в Китае не было. «Безгрешное самодержавие ограниченно цареубийством» (граф Орлов, цареубийца) … или простой простудой и всё гроб, музыка и флаер, что перестал танцевать на исторических подмостках, являя императора – земского бога. Христиане живут в мире (Риме), но он им не родной – у них есть отечество – царство Божие. Рим – Вавилонская блудница – любодейца и этой блуднице надо хранить верность – врата Рима, Вавилон – врата князя мира сего, если и в неверном неверны, кто же доверит вам богатство истинное. Этот Рим-блудодейца распинает христиан – раздаёт им царские венцы – другого места обретения святости нет и если ты изменишь этому Риму – перебежишь к другой блудодейце (объявишь себе нового царя или патриарха), то уподобишься неразумному разбойнику – крест всё равно обретёшь, вот только царского венца не будет (в неверном будешь неверен – так незаметно похулишь Христа, рядом не заметишь Бога, увлечённый антихристом). Но блеск золота и власти не должны затмить Христа. Пусть Рим-Вавилон требует отречения и признания себя богом – империи можно и нужно служить, но от Христа нельзя отрекаться, блудницу нельзя хвалить и ей подражать. Рим, кузница сатаны, переплавляет страсти и грехи в золото, выковывает из ржавчины сталь. Если ты испугаешься врага, будешь убит, крикнешь бранное слово – умрёшь, скажешь лишнее – съедят. Битва идёт в молитве и почти молчании – гнутся доспехи и хрустят кости – в этой рубке лишнее собьёт дыхание, ослабит руку, отвлечёт внимание – это только в кино: за Сталина, за Русь Святую – романтический флёр героев-любовников. В битве за Христа уже не я живу, но живущий во мне Христос. Верного мы ничего сделать не можем, но быть верными в неверном – да, и эта вера вменится нам в праведность. Можно быть мышцей Рима, но нельзя быть его идеологом – лживый язык проповедует только ложь. Симфония – роман, пропетая самодержавной капеллой двуглавого дракона, оказала такое тлетворное влияние на церковь, что даже после долгих лет гонений Ленина-Сталина, когда Сталин стал награждать орденами епископов и священников в 1945 году, почти все они превратились в свору собак, что писали в НКВД друг на друга доносы, чтобы их наградили. Тут пришёл Хрущёв и стал бить по своре дубьём, чтобы её растащить – это воспоминания уже почивших очевидцев этой своры. Таково наследие синодального периода императорской России, так слаб человек. И не надо придумывать благолепное розовое прошлое – время в котором мы живём очень хорошее, для нас оно спасительное, а другого времени для нас нет, а мечтания самая надёжная и короткая дорога в ад. Держи что есть и будь, что будет. Возврат к старому, отвергнутому и умершему – это ловушка дьявола – вместо Св. воды Крещения завести в мёртвое болото и утопить. Господь же не стареет, но обновляет.

 

 Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика