Протоколы содомских мудрецов

Вперёд – это значит назад, в рай.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 Все уже догнали, что хорошо уже было, впереди только экология, Фукусима с Фукуямой, кризис (т.е. Суд, кому Страшный, а в основном мутный – значит всё Путём) – давайте вернёмся к истокам – светлому прошлому – к Сталину Николаю II, самодержавию Иоанна Грозного, к корням – пиву и траве, к прекрасному крепостному праву, к свету кромешников с кнутами, колами, гаремами, плахами, к диктатуре псов в чёрных скуфайках с кнутами и топорами, святых опричников, не имеющих греха, т.к. исполняют волю сумасшедшего царя, объявившем себя крайним Судией – искупителем – философский выверт западной схоластики – видимо от воспитателя Иоанна астролога Николая Бюлова.

Как всё было счастливо в этом мире волков, что так хорошо пасли овец, сдирая по 3 шкуры, что лучшего и желать не нужно. К чистоте… освобождению религии от поздних наслоений иудаизма и христианства – призвал Магомед к первоначальному Авраамизму, но получилось всё-таки магометанство. Когда пьяная обдолбанная свора псарей после убийства Павла I ворвалась с целью порешить всех Романовых, Александр I нашёлся: «Опять всё будет как при бабушке Екатерине II», но вышло не лучше, а как всегда – бабье царство ушло и не вернулось. Была жалкая попытка реставрации бабьего лета при Б.А. Березовском (БАБ), но Путин предал его идеалы. Как вернуться туда, куда возврата уже нету. Прийти опять в золотой век, при котором было всё – изобилие, равенство, любовь, крепостное право – идти надо к корням – пиву, траве, вобле – так учит о. Тихон Нехренников, учитель самого Столыпина и генерал самого Главкома, к простоте Адама и Евы – надо раздеться и покаяться не в своих грехах (их то мы и знать не хотим), а в убийствах Иоанна Антоновича, царевича Алексея, Павла I, Петра III, Александра II, Петра II (не углядели – простыл), Николая II Искупителя, в отравлении батюшки Иоанна Грозного (проглядели врагов народа). И сакральный рядовой тов. Сталина Александр Проханов о том же – столкнувшись с нагой истиной, царство греха убежит, а рай прибежит – золотой век вернётся. «Долой стыд» - по Тверской шёл абсолютно голый Маяковский с другими прогрессивными козломольцами (фанатами Адамового рая) и орал матерные частушки – сумерки жидовского заговора: совратили, раздели, а сами не пошли – ну не мог простой русский парень Володя, такой талантливый сам – только Ося и Лиля Брики могли подбить – «назад, к Ною», - агитировал Хам. Почему Россия не Зимбабве? – там Маяковский и поныне как русский вечный жид Агасфер – Ванька – Каин шлялся бы голый. Сталин сначала раздал страну, отобрал даже лапти, а потом обул – народ восславил славу, мудрость и щедрость отца народов – в России всё-таки холодно, а потому не Зимбабве. Вождь вернул штаны Маяковскому (тени еврейских происков – опять Ося и Лиля, сначала сняли, потом вернули) – от тоски тот запил и застрелился – преданы идеалы революции – за что боролись? Пусть жиды каются – затравили русского парня Владимира, а лично он ни в чём не виноват. Граф Уваров глянул в окно кабинета на Петропавловскую крепость – тюрьма, церковь, место упокоения монархов – народ и Бог под замком, монархи в гробах, апостолы в тюрьме – всё как положено, полный порядок. «Православие, самодержавие, народность» почти как «Свобода, равенство, братство» пусто, красиво, туманно и кудряво – прямо кустистая пшеница академика Лысенко с развесистой клюквой и лапшой по ушам – должно проканать. Зачем русскому мужику Конституция, если во Францию он всё равно не попадёт? На Руси власть всеми силами гнала церковь, не понимая, что держится только на ней (дракон преследует Жену, облечённую в Солнце, чтобы пожрать и Младенца, Которого Она родит – Апокалипсис, «Горе вам, когда будут говорить о вас хорошо…», «Меня гнали и вас будут гнать…»). Условия спасения – сохранение чистоты православия, Символ веры, отказ от гордости, но смирение христиан дерзкое («дерзай»), наглое (т.е. «быстрое»). Главное слово Евангелия «Не бойся – Я с тобой». Участь боязливых в огненном серном озере, менее всего оно претендует на власть, но Свой Крест никому не отдаст и не упустит своего спасения «здесь и сейчас». Христианина нельзя ни купить, ни обольстить, ни запугать, он отказывается от своей воли, исполняя волю Божию, власти земной он не противится, не замечает и ставит ни во что, имея одного царя Христа. Власть – нужное зло, которое пресекает рост зла, это только иерархия, отвергнув которую, получишь тысячи царей, патриархов, самозванцев, атаманов. Христианство не от мира сего – псари сами разберутся с царями. Церковь не могла в 1917 году поддержать самодержавие, что уже 200 лет находилось в безумии, крайнем бунте против Бога, игнорируя Божии заповеди и сам Символ веры, объявляя себя главой Церкви, нагло требовало своего (а не Христова) вечного царства и своей воли – как Пётр I провозгласил крайний протестантизм, так от него и не отказались, а потому митрополиты Св. Синода и выбросили кресло обер-прокурора через окно. Монархия и революция сошлись и оказались неразличимы – тов. Сталин выразил общее мнение в образовании и безбожии: «Страшного Суда нет, потому что победителя не судят», «смерть побеждённых нужна для спокойствия победителей», «делай что хочешь, живи как знаешь, но побеждай». «Диктатура пролетариата» сегодня – это то, что было вчера «самодержавие» - всё та же безбожная диктатура псарей, думай что хочешь, но делай, что надо. Сталин не стал трогать гимназию тов. Победоносцева ввиду её полной пригодности и безбожности – «всё для победы», «первым делом самолёты», но широко распахнул её двери для всех «кухаркиных детей». Вылетев через окно, которое Пётр I прорубил в Европу, наглухо замуровав двери, кресло зиц-председателя Фукса по делам всех религий без веры, что сидел при Александре Благословенном, Александре Освободителе и прочее, прочее, провалялось недолго – очень скоро на нём сидел большевик, уполномоченный по Совету религий – митрополиты опять были недовольны, и опять они не могли поддержать ни КПСС, ни Ельцина… как надо. Уж какой инспектор семинарии нарёк деда Победоносцева фамилией, осталось неизвестно, но вышло пророчески и едко, и будь он помоложе, да повстречай Сталина, сидеть бы ему в кресле прокурора Вышинского, громившего заговоры Троицкого-Зиновьевского блока – кто знает? Проведя 200 лет в преследованиях и заточениях, Православная церковь вышла на свободу, ненадолго, чтобы испытать ещё худшие преследования, дала множество мучеников за веру и, вопреки мнению маний бабьего царства (Вавилонской блудницы, маркизы аггелов, ВЧК, ГПУ, КГБ и ФСБ), оказалась жива. Но чёрный ворон, что выклёвывает глаза и мозг, двуглавый дракон-флюгер, чутко ловит ветер перемен – чего изволите? – всё вьётся над её главой, а псари всё молятся-шаманят об успехе общего дела: «Вот, Господи, мы сделали всё как Ты сказал. «Да не Моя воля» - сказал Ты, Господи, «да сбудется» - вот и пусть, Господи, всегда будет воля наша, во всём. А как «Я сказал» - а так, как мы сделали. Православные патриоты льют слёзы умиления по Ивашке Бездомному – Иоанну Грозному – лицедею на троне, Великому напёрсточнику святого слова и его цитаткам из Св. Писания.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика