Протоколы содомских мудрецов

Православный сталинизм-чекизм (холодная голова, горячее сердце и чистые руки).

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Мартин Лацис (ОГПУ), соратник Дзержинского: «Контрреволюция развивается везде, во всех сферах нашей жизни… а потому нет такой области, куда не должна вмешиваться ЧК».

 

«Терроризм развивается везде, а потому антитеррор должен влезть во все области» - это уже сегодня. Мы определились, что 5-ая колонна мешает, а что делают 4 колонны? – а они мешают ещё больше. Революции – они не буржуазные, не феодальные и не социалистические, они антинародные (народ превращается в стадо зверей) и порождают вшей, которые народ едят, начинают с власти идеи и быстро переходят к идее власти. Философские споры разрешаются пулей-дурой или гильотиной (которая приватизирована). Преступления, убийства, грех – это тлен и суета, а идеи могут меняться и выбрасываться – главное власть, была бы жива партия. Ныне мир болен не национальным, а духовным фашизмом – индивидуальным эгоизмом. Фашизм объединял нацию по придуманной крови – это иллюзия и предполагает жертву себя для нации… ныне в атомизированном обществе это исключено – есть антифашизм: каждый ,– бог Вселенной и готов пожертвовать всеми ради себя – своей власти и потребляндии – других он не считает за людей. Человек восходит на Голгофу не ради Христа, а ради своего имени – за счастье народа. Народ он ненавидит (это формула любви), готов за него умереть, и этот же народ запытать и замучить – это человекобог-зверь. Отречение от реальности и погоня за химерой – маскарад, в котором играют все – актёрство и театрализация. Лишение чувства греха и вины через целесообразность – прекрасное далёко. Чистая совесть Дзержинского страшнее всех совершённых по его приказу преступлений. И к этому идеалу (чистой совести) приходят противники на обе стороны баррикад и уже неважно за что они сражаются – главное как. Если бы в противостоянии совершали преступления в сознании, что губят свою христианскую душу, то не было бы и чудовищных размеров. Но революция (а ныне сама власть – революция) выдвигает людей умных, злых, страстных, смелых, волевых, но нравственно страшных и совершенно безскорбных, которым неведомо сокрушение сердцем. Чистые руки (рука руку моет), холодная голова (отсутствие всякого сострадания) и горячее сердце (переполненное яростью) – всё это первородный грех «святых», не знающих греха, жертва Каина, которому грех неведом, а только целесообразность – цель всё. Много грехов разрушают мир, но нет более разрушительного греха, как грех неверия в грех, т.е. грех убеждённости в своей праведности. Отсутствие греха: блуд – это не грех, а секс, нужный для «здоровья», удовлетворение потребностей, убийство не грех, а необходимость отстрела уродов и заблудших, каннибализм – это потребление нужного мяса – источника белка. Революционное фарисейство своего оправдания – в мире зла и страдания оно чувствует себя великолепно. Первородный грех – это несознание преступления, несознание греха, грех непонимаем. Безумцы тешат себя мыслью, что в мире и человеческой природе всё благополучно – так создано и задумано, что смерть естественна, а в зле виноваты театрально назначенные злодеи-вредители. Это не пьяная мечта «возвышающего обмана», а убеждённое упорство идеологического маньяка – фарисейство и утопия – мечтательность поставить себя вместо Бога, стать антихристом. Оптимизм и отрицание первородного греха – зло переносится на козла отпущения – вредителя. Изгнание козла через эшафот и застенок, для чего создаётся армия опричников, чекистов, шпионов. Благородные мечтатели задумали преобразовать человечество сразу и всемирно, и наполняют мир слезами и кровью. Мир должен быть переделан по мечте, как я хочу – оптимизм к себе и пессимизм к миру. Мир должен быть изгнан и заклан. Святые опричники (антизападные западники – закатники, кромешники) – во всём виноваты другие (бояре, буржуи, ЦРУ) – вера в себя, оружие и технику. Россия соревнуется в идеологической игре – кто виноват? – кто угодно, только не я и не мы – это губительный тотализатор-чекизм – мы «горячее сердце, холодный ум и чистые руки» добрее Христа. Христос «разделяет», а мы соединяем несоединимое, шьём то, что не шьётся (в том числе и дела). Раны от таких «христиан» заживают труднее – Иуда называл себя христианином, и в этом новом мире он идеолог христианства, вместе с Каином он толкует христианство гораздо лучше и удачнее Новомучеников. Он успешный консерватор, православный сталинист. Лучшие революционеры – это жадная толпа монархистов, стоящая у трона. Христианство не ставит ни на чёрное, ни на красное, оно не играет. Сатана увлекает тотализатором, и ему всё равно кто будет в него играть – христиане или их противники, и ему всё равно кто выиграет – проиграют оба. Войдя в игру, христианин уже отвергает Христа, он смещает объект вины с себя на козла отпущения. Для вовлечения в грех нужен страх, т.е. террор или антитеррор. Для сатаны одинаково приемлем как земной ад, так и земной рай – главная игра – это антижизнь – вовлечённый в игру уже не живёт – он умирает. Христианство разделило мир и внесло в него войну. Но мир слишком хрупкий, а планета беззащитна. Всё надо объединить – современная цивилизация не может себе позволить роскошь разделения – право на грех и свинство должно быть гарантировано, грех должен быть не сознаваем, а церковь и бордель неотделимы. Христос приватизировал рай и пускает кого хочет – всем этим нищим, маргиналам и бездельникам – это надо прекратить. В рай надо пускать по усмотрению начальников, героев, святых мира сего, достойным, тем, которые бьются за мир против террора, наполняя мир антитеррором – добром. Это власть решает, кто христиане, а кто нет – это те, кто нужен.

Где сила – там и добро, где большинство – там и благо, у кого больше пулемётов – тот и прав – там истина.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика