Протоколы содомских мудрецов

Диктатура лепил – союз лажи и ложки.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

На Укропе появился возможный будущий Генеральный секретарь международного антитеррористического Комитета – грядущий антихрист.

Оказалось, что это наш человек. Российский пиар – виолончель с барабаном выполнили невыполнимую задачу – надули маленькую моську в большого белого слона. Надя Сафченко таки стала Жанной Д’Арк – ночной валькирией, звездой мировой величины из бездны, членом Европарламента, о котором узнал весь мир. У Украины появился свой Солженицын и академик Сахаров. Она сошла в Киеве с неба, как 25 лет назад Мария Дэви Христос, босая как Махатма Ганди и получит Нобелевскую премию мира как Горбачёв, Нельсон Мандела и Лех Валенса (спасибо Путину за это – тому красному солнышку, что греет всю землю), а пресса узнала в ней черты философа Вольтера. Актёрской группе Сафченко предстоит турне по всему миру. Когда она проканала по подиуму Рады босая, пьяная, с гранатой, ругаясь матом в ней опознали Маргарет Тэтчер украинской политики: «Я люблю летать (на метле), но готова стать президентом, выпить 2 литра водки и умереть на поле. Я лучшая гречка Укропы» - пропела лётчица-наводчица свою программу. Увидев девочку Надю с голыми пятками Махатмы Ганди, Европа густо покраснела со стыда, что не успела дать Махатме Нобелевскую премию в результате чего Ганди был убит террористом. А ведь Махатма состоял в переписке с Лёвушкой Толстым (и тому тоже не дали Нобеля, узнав, что гуру написал своё евангелие, тогда ещё христианская Шведская Академия покраснела и послала Лёву по известному адресу). Голые пятки были лицом ночной валькирии, фейсом Укропы – они жгли прожжённых деляг и были укором для всех политиканов Европы. К тому же «фемин» обещали сжечь Европарламент, если девочка премию не получит – эти могут… лучше дать… это дешевле – обыграли игру ума парламентёры мира – им было стыдно за Толстого. Днём в любую погоду, когда мимо имения Ясной Поляны прокатывал поезд из Москвы, дворецкий докладывал: «Граф, пахать подано-с». Граф вылезал из перины на гагачьем пуху, одевал сермягу, с подкладкой на соболях, стилизованные под лапти сафьяновые сапожки и пахал, невзирая на облепивших как мухи окна пассажиров. После ухода вагончиков Лев Николаевич плотно пообедав кулебякой, севрюжной игрой и шампанским, съев молочного поросёнка с хреном и седло барашка с грецкими орехами шёл в кровать доделывать то «Анну Каренину», то Катюшу Маслову из «Воскресенья». «Какое редкое знание жизни» - обсуждал бомонд явление графа с сохой на белом снегу – «интересно, а он сейчас сеет, пашет … или жнёт?». В Москву пришёл народный кутюр: с кутюром в трактире «Расстегай» пристебаи хлебали щи лаптями и захлёбывались от близости к народу. Лапти повара готовили из севрюжьей паюсной икры. Подавалась кулебяка «Леви» с трюфелями «ля Толстоф». Лёва собирал урожай зрительских симпатий, а институтки и прогрессивная интеллигенция так и пёрла в революцию. Верующий бомонд решил, что Лёвушка – это и есть Христос. Когда, наконец, церковь, рассмотрев вопрос, объявила, что Лёва не Христос, все читатели чуть с ума не сошли, некоторые даже залаяли – что они там о себе воображают(?!). А вождь Ленин прямо объявил: «Лёва – зеркало русской революции (по представлениям древних зеркало – сакральный предмет, что соединяет живых с миром мёртвых – демонов – так, что в своём определении вождь как всегда не ошибался). Лёвушка задолго до всех понял, что пиар и имидж — это всё. Его 90 томов издавали, на них ссылались, цитировали, но никто не читал – они и стояли в библиотеках на полке вместе с 56 томами Владимира Ленина – «Это наше всё» - было решено и отрезано раз и навсегда. Толстой и Ленин портили жизнь школьникам, всей молодёжи и коммунистам. Но ругать эту сладкую парочку было признаком мракобесия, невежества, а потому вся 5-ая колонна на них молилась. Надя была обречена получить Нобеля за Махатму и Ленина, а кто её получит за Лёву Толстого? – разумеется тот романист на баяне, который Надю нарисовал, придумал. Глава следственного комитета Александр Великий в преддверии торжества быстро нацарапал 5 книжек(!) и вступил в Союз Писателей России – вступление по слухам бурно отметили в пивном ресторане «Штирлиц». Романов у баянистов было много, но все не опубликованы (не пришло время), а потому игрались на баяне, но пока не печатались – читатели должны подождать 50 лет до снятия грифа «ЧК – всегда начеку» и уже тогда они получат полное удовольствие, а потому надо было исправляться – опубликовать то, что эти совки и лохи прочтут с удовольствием. Это «Пятикнижие» («50 лет начеку», «50 лет в строю», «…на страже», «…на стрёме», «…в бою») стало Торой и Талмудом Следственного Комитета – правдорубы уверяли, что Александр соединил гений Пушкина и талант Толстого, краткость Чехова и поэзию Лермонтова – его уже путали с Солженицыным и даже называли «Александром Исаевичем» - крёстным отцом ГУЛАГа. Конец за него напишет история. Впереди другие книги священного писания следака: «50 лет у руля», «Моя борьба, начало», «Моя борьба, середина». Конец за него напишет история. Это был матёрый зубр российской политики, когда ещё сам Главком был… как бы это очень мелок и, маскируясь под майорчика, шнырял по этажам Большого Дома, Александр Великий уже был суперстар – по непроверенным слухам, легендам и мифам, будучи секретарём ВЛКСМ именно он исключил Бориса Гребенщикова из комсомола и тем самым, обвалив акции и капитализацию ВЛКСМ, способствовал победе капитализма в СССР. Уже тогда мифическое ЦРУ его заметило и оценило: этот … этот не подведёт. И точно, о ночной валькирии он вылепил буквально из фуфла. Как выразился советский поэт: «Гвозди делать из этих людей. Крепче не было б в мире гвоздей!». «Ну мы ещё с вами встретимся» - пообещал тогда будущему гуру Борису будущий новый махатма Александр, тонко намекая на грядущую встречу в застенке. Но тогда не вышло, не срослось, и вот ремейк «Дикий горец» - Маклауд берёт перо: «Я или он? Кто-то должен уйти». Когда ТВ нам рассказывает про происки вредителей из мифического ЦРУ, мы все понимаем, что наши всё равно лучше, куда там их вредителям до наших. У нас всё лучше – правительство, ЦБ, президент, министры – все лучшие – это весь мир понимает. Нерушим союз нашей лажи: лжи на виолончели и Большой ложки.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика