Протоколы содомских мудрецов

Дороги, которые выбирают нас. Квартет «Жасмин» - блюз бродячих собак.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Как положено, собаки были бешеные, и они получили премию Шнобеля.

Главком вздохнул – так получилось, что отказав родной Аггели в получении Нобелевской премии мира и Петрушки Поросенко (за борьбу петрушек против укропов), он дал её премию неведомому квартету «Жасмин» - это прямо «Быдлз» какой-то – отыщут же, - а он ему совсем не нравился. Когда-то они с Меркель («Марьям») барабанили в одной школе – нелегалов-диверсантов «дяди Яши» - она ещё не была резидентом объединённой Европы, стальной кувалдой фатерлянда, фрау «Хенсис Хох» и счастья было куда больше – кольцо парашюта, ледяной космос, лыжи, винтовка и бег по русской тайге, где один хозяин – медведь. Переговоры в Минске – шли только на русском, международном языке диверсантов всех мастей – благородные диверсанты – это совсем не то, что подлые террористы – ведь первая заповедь диверсанта – «убивай всех плохих, чтобы остались только хорошие». Фрау призналась, что ночью её посещают несбыточные мечты – она приходит на работу – а весь Бундестаг сгорел… вся работа сгорела… вся… и она свободна. Боевое Братство (ББ) – «Великолепная пятёрка» катастройки (Пронин, Белый, Марьям и …) – даже страшно подумать, сменила «Великолепную пятерку» холодной войны Кима Филби. Но что, что мы оставим? – молодёжь – как мы с ней работаем – с этими хлюпиками, очкариками, моральными уродами, а ведь Армагеддон на дворе – чем ответим на вызов? Вот Эдвард Сноуден просил Шнобеля, можно было легко вытряхнуть его скажем в Абхазию, там он бы обругал Россию и Главкома – нету мол в России демократии, кофе мол там холодный, блюдечко там грязный и вот она премия Шнобеля на белой тарелочке с золотой каёмочкой. Всё бы, всё простили – возвращение блудного сына на белом коне. Но Главком не любил не только халявщиков – больше всего он не любил предателей, посягающих на свободу шпионов – «не шпионь, не подслушивай, не подглядывай… так и до , да не убий». Недалеко – какая же это свобода – один беспредел – так вся вертикаль власти развалится – Левиафан провалится в бездну – это проповедь о зле в публичном доме, в воровском притоне, чёрной малине – том зле, что прикидывается добром – это что же… всех воров под суд… всех убийц в тюрьму – «не верь, не бойся, не проси», а где вера, где страх, где верёвка повешенного для подвешенных. «Вот что, Эдвард, хоть и работали мы с тобой в одной конторе, но не брат ты мне. Хрен тебе, а не премия – никакой Абхазии – сиди в Москве – в иные времена Сталин выписал бы тебе Сталинскую – 9 граммов из ТТ – это тебе не мягкий свинец макарова – стальные пули прошивают кевлар бронежилета как шёлк. О времена, о нравы – шпионы бегают – как в баню – зашёл – вышел – и где тут мораль… так что… шёл бы ты, товарищ…» - Главком вгляделся в мудрые глаза вождя всех народов – на фотке было нацарапано поздравление т. Сталина на день рождения Володи: «Умираю, но знаю, - скоро солнце взойдёт – Вождю грядущему – от Вождя уходящего – держи Россию, сынок». На сухой фейс Главкома навернулась скупая, сухая слеза… В свой день рождения он всегда смотрел на фотку и играл в о’кей – в который трус не играет – как это по-русски будет – такой вот ясный тренд с утной франшизой – такая блин малина в се ля ви, маслина в тайге с маслятами.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика