Протоколы содомских мудрецов

Лимона–мама и Мафиокапелла – совет да любовь.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

У Великой блудницы мира сего – старой доброй шлюшки Англии назрела потребность разобраться со своим племянничком Вилли германским, что объявил себя защитником всех мусульман и хотел взять, где не клал и где его не было – протянув жадные руки к Багдаду, Персидскому заливу и далее везде.

Шлюшка, что винограда не растит, а пьёт все вина блуда всего мира, международная Лимона-мама, устроила сначала Холодную войну не Евфрате, подрядив к набегу Саудов и, сформировав арабский легион (на верблюдах, с броневиками и самолётами), а потом перевела в горячую фазу, упокоив Эрцгерцога Фердинанда, которого английские шпионы возили с женой по Сараево от одного убийцы к другому – от бомбы к пистолету Гаврила Принципа, далее у ратуши его ждал южноафриканский снайпер, а на обед отравленный фазан. Это просто какая-то маньячка – Агата Кристи. После неудачных разборок с североамериканским племянничком, тётушка бабулька догнала правильную мысль – давить младенцев, пока они не подросли. Кузены Ника и Вилли были обречены – их окружала плотная толпа английских шпионов, без которых они и ступить не могли. А потому войну и мобилизацию русской армии объявили всякие там Сазоновы-Извольские-Милюковы, великие князья и генштаб. Кузены порывались встретиться, Вилли даже хотел побыть в Питере гостем-заложником-гарантом до заключения мира – куды там. Но вся 5- колонна радовалась – война – Стамбул – наш. Так началась самая кровавая новая война – I Мировая. Война, где русская армия не имела ни снарядов (один выстрел на 150 немецких), ни патронов, ни винтовок. Её потери были так велики, что даже союзники забеспокоились -  сколько же там убитых, у русских, если военнопленных миллионы. И обратились к нашим – каковы цифры потерь – наши не сплоховали – учёта не вели – пенсии убитым и инвалидам были не положены – что же их считать тогда. Раскинув мозгами, генштаб решил прозвездиться и нарисовал 700 тыс., тут союзники опять забеспокоились – а какой боевой дух, если военнопленных так много – наши и тут не подвели – дух, дух как никогда высок. Россия жила в тылу довоенной жизнью, даже лучше – военные подряды на гнилые шинели и сапоги с картонными подошвами были велики и давали тысячи процентов прибыли. Вся элита и знать была пьяна, 5-я колонна гуляла – она всегда гуляет как в последний раз. Все российские политики продавали свою родину – бегали к английскому послу – лизали его сапоги, получали миллионные иудины серебряники и стучали на Николая II – он хочет с Григорием Распутиным заключить с германцами мир – не дайте ему уйти – сделайте хоть что-нибудь – пришейте по-тихому, хоть взорвите – или отравите – вечные ваши холопы, Ваньки-Каины и Борьки-Иуды. Английскому послу просто ничего не оставалось делать как действовать – иначе что о нём подумают? – на Родине в лимоне-маме. Лимон – это знаковый английский фрукт – у них весь чай с лимоном и бергамотом. Лорды Владычицы морей, имея флот больший, чем весь остальной мир, заметили – матросов терзает цинга – на море у человека всегда стресс, что ведёт к повышенному перерасходу витаминов (раза в 4 больше, чем на суше), а потому ввели лимонный сок и портвейн – пить обязательно. Эта военная хитрость немало способствовало морским победам над депрессивными, авитаминозными французами, испанцами и голландцами. Сок лимонов поставляла Сицилия, мафия Палермо – всякие там габелотто и дей тутти, что выбивали урожай с крестьян-арендаторов и получали гинеи. Так соединились любящие сердца: лимона-мама и Мафиокапелла.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика