Протоколы содомских мудрецов

Протоколы Шнобеля. Догоняя цинк. Гонки на гробах по вертикали власти.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

На войне герои не получают наград – они оттуда не приходят – они там умирают. О войне не пишут – война – это… война. О ней не вспоминают… стараются забыть… Забыть невозможно.

Те, кого награждают (оставшиеся в живых) пишут воспоминания… пучок на пяток – им и грош цена. Они были на войне – так они считают, но они были на какой-то другой войне. Бывшие на войне писать не будут, они не найдут слова. У «Войны не женское лицо» - это еврейский фемин. Можно подумать лицо мужское – у неё вообще нет лица – оно звериное. Рассказы Алексиевич о том, как «цинковые мальчики» догоняют выбитые взрывом мозги – похожи на байки какого-то Цинкевича из Думы, что вдруг на ТВ сказал, что за год при Путине российская армия провела учений больше, чем СССР за 25 лет(!) – понял ли он, что сказал… (?) был ли он вообще в армии, жил ли в СССР – вряд ли – откуда он прилетел – загадка… До того на ТВ он пиарился – звал ополченцев умирать на Донбассе, говорили как в Донецке «они» откроют некую аллею славы героев, именами убиенных назовут улочки и скверики, куда будут приходить дети и чему-то там клясться… крутил мозги так, что живые позавидуют убитым и клялся, что все дети погибших и их родители по гроб жизни будут обеспечены сыто-пьяно какими-то неведомыми коммерческими структурами (? – где он вообще такие мог видеть) – который «мыслят патриотически». Одним словом не смерть, а малина – беги, а то не успеешь – число мест ограниченно. Он лгал – этот шустрый электровеник, что нарисовался из… на лыжах. Никто никому ничего не дал и давать не собирался… Он знал, что за эту ложь его не будут ни таскать и не привлекать. Родители и дети убиенных вообще безпомощны – им не нужно сыто-пьяно – им нужны дети и отцы. Поганые морды Бородая-Малофеева они хотели забыть… На этом «православии» нарисованы все пороки и Содома, и Гоморры… Это и есть лицо войны. Цинковые мальчики пошли к Тому, Кто не будет их судить строго, но будет судить это лицо всякой войны. Власть – это шиза, раздвоение сознания – народу она хочет оставить Панфиловцев и Дзержинского, героев России и СССР, себе банки, Монако и Париж. Она хочет, чтобы обращённый его в население народ верил в благородные ценности, а защищал иные – ценности швали и шпаны. Чуждая муть просит у народа помощи от чужих, чтобы «не отжали». Так на Страшном Суде они будут врать о своём православии… глупо и по-детски наивно они затянут старую песню – тётенька, дай воды напиться… а то так есть хочется, аж не переночевать негде… и размазывая по пьяно-поганым фейсам слезы с соплями захотят взять там, где не клали. Что же до пьяных плевков в России – СССР – Цинкевич мог бы узнать, что СССР имея 5% мирового ВВП с 1945г противостоял на всех континентах всему миру, 200 млн русских держали стальной занавес против остальных 5 млрд населения. Военные учения в СССР проводились каждую минуту и ещё 50 лет шла непрерывная война – журналисты её почему-то назвали холодной, но на войне-то они и не были. Социализм СССР показал невероятную живучесть и эффективность – в противостоянии с 20-кратно превосходящим противником был паритет, а потому и жили похуже. И не вина армии и народа, что их предали, продали и обокрали. За 50 лет горячей войны караул всё-таки устал – потребляндия стала богом, а люди – рабами вещей – так выросла нынешняя пэтриотшиза – химера американских ценностей и псевдорусского патриотизма – по сути продажного и западлянского. Границы ада не имеют перегородок, и чертям всё равно по какую сторону каких баррикад воевали Цинкевич или Алексиевич – для них они всё одно – свои, наши, родные, сукины дети.

Шнобелевский комитет дал Алексиевич премию за «многоголосое звучание её прозы и увековечивание страдания». Какой-то внучек сталинского Сокола-пропагандиста (проповедь поганых) т. Сталина из газеты «Правда» Илюши Эренбурга – таки доканал до Стокгольма и похоронил умершую литературу, что не вынесла его факта. Это реквием – такого мы не читали. Литературу закатали в цинк и бетон.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика