Протоколы содомских мудрецов

Байки Балалайкина (ББ). Экстремизм и терроризм в России – футбол в тайге.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Всем известно, что лучший экстремист и террорист в мире рабби Балалайкин – лучший – значит хороший, т.е. знает кто, что, почём, где и куда.

Кому же как не ему хорошему проводить экспертизы на экстремизм и терроризм – это не какие-то там Гиркины-Тихоновы, что недолго пиарятся и танцуют быстро, но долго сидят – потому как непрофессиональны. Что им можно поручить – да ничего или почти ничего. А потому со всеми вопросами – только к рабби, который сказал, что с терроризмом в России всё зашибись – в смысле чики-пики, тип-топ, гоп-стоп. Но его беспокоит А.С. Пушкин, который призывает свергать действующую власть – такой вот ёжик в штанах – этакая тихая гадюка за пазухой.

Пушкин вообще отвергает законную власть, которая в сказке о рыбаке и рыбке, побывав столбовой дворянкой, а затем царицей, оказывается с разбитым корытом перед лицом смерти, перед Вечностью – это терроризм – упоминание Страшного Суда – власть должна быть беспечной и возложить упование на бесов и прочих чертей. Это не просто неуважение к самодержавию – это болотная революция – молодёжь будет читать и что-то думать, вместо того, чтобы жевать. А насмешки над царём Дадоном в «Золотом петушке» - царствуй лёжа на боку – петушок, что правит царством напару со звездочётом, каббалой и шемарханскою царевной – мировой властью шехиной, что сначала убивают сыновей-наследников, а потом и царя – всё прозрачно – поэт покушается на сам мировой порядок – на мировое правительство – тут и ксенофобия и национализм.  А «скупой рыцарь» - покушение на власть шишей – мирового банка – изображает их как недоумков. А «Пиковая дама» - это и против мирового казино – это против биржи-то(!) и против страстей-сластей одинокой старушки – против права на блуд. А «Пир во время чумы» - придумал такое. И вообще мысли о Боге – зачем они? Вот математик и астроном Лаплас написал «трактат о небесной механике – 5 томов, позволяющий рассчитывать движения планет на основе законов Ньютона – и сразу в 1812 свой труд Наполеону(!), в Россию(!), в Витебск с запиской, что его система делает излишней гипотезу о Боге… - вот это вера(!), вот это мания маньяка. А вот Ницше – «Если бы боги существовали, как бы я вынес то, что я – не бог? Значит богов нет» - наивно. Но я-то знаю, что «Бог живёт по законам, которые для Бога установил рабби Балалайкин». Всякий философ – законченный атеист, а атеист – конченный философ. Философия – наука открытая рабби Балалайкиным. Маркс и Энгельс, установив, что Бога для них нет, не требовали от коммунистов борьбы с религией. Русский Ленин всё испортил – он начал борьбу с религией, тем самым признав Бога – как можно бороться с тем, чего нет – тут же выяснилось, что есть христиане, а их расстрелы только подтверждали, что Бог есть – как можно умирать за то, чего нет? – понятно, что коммунизм пал. Западлянская потребляндия не так глупа – признавая, что Бог есть, ведёт себя так, будто Бога нет – примитивно, но сильно. Ленин говорил, что Бога нет, и боролся с Богом – писал 56 своих томов, что ты их пишешь, если Бога нет, т.е. вёл себя как капризный ребёнок, который требовал появления Бога и этим перечеркнул все свои сочинения – всё по-русски глупо – один стакан, что Стенька Разин, что Емелька Пугачёв, что Ленин – умерев, они вздохнули спокойно – Бог есть, они и ждали Бога – такие вот хулиганы, конечно, не христиане, которые признавая кесаря, живут так, будто кесаря нет. Готовятся к встрече с Христом, т.е. совершенно не признавая ни царя, ни власть. Западлянцы – деисты и пантеисты – бог в природе, добро равно злу – ведут себя иначе – признавая Бога, починают и служат только власти, будто Бога нет вообще – это не какие-то атеисты – «Я в Тебя не верю, покажись». Капитализм служит власти, накапливая монетки с её изображением, он игнорирует религию, спокоен и равнодушен как труп, он не желает не искать Бога, ни отрицать Господа. Он жаждет потреблять и быть объектом поклонения как бог, он влюблён в самого себя – если Бог вне меня, то меня Бог не интересует – я, я и я – 666. Если Бог – Дух Святой внутри меня, то это я и есть … я – изгнание Св. Духа. Философ увлечён игрой – величием себя и своих идей – можно сказать мир его совсем не интересует – его интересует свой мир, своё я, своё царство, приватизированное, частное и устроенное. Потребовав от партии борьбы с религиозным дурманом, Ленин совершил побег от атеизма к религии, предав дело Маркса. Война с религией и за Бога стала сутью переворота 1917. Между тем угодить сатане можно и нужно было гораздо проще – игнорируя Христа… Через 100 лет начинается главная битва в России… футбол, что может быть прекраснее, глупее и мудрее, чем отметить 100 лет русской революции футболом, что может быть безрелигиознее. Только экуменизм – 8-ой Вселенский шабаш в Стамбуле. Большевики требовали ответ не с себя (за грехи), а с Бога – почему сотворён мир несовершенный, которого они, святые последних лет недостойны, поскольку достойны всего и требовали хлебов, власти и славы. Ничего так не отвергает царство Христово, как устройство – строительство своего царства – своего Рима – что означает объявление себя спасителем – Хирамом. Вашингтон и Москва – Рим. И это строили Св. Железный Феликс и золотой Алик… Царство золотое, серебрянное, медное и железное. Личная печать Петра Великого вещь довольно жуткая – на ней изображён сам Пётр в короне со скипетром и державой – статуя, которую делает … его двойник сам Пётр Великий, тоже в короне, но с молотком и мастерком, согнувшись, отбивает какие-то детали камня. Над статуей треугольник – на котором иудейскими буквами написано имя Иеговы. И рядом 2 колонны Яхим и Боаз – добра и зла – сходство двойников с Петром жуткое. И он строил рай – парадиз самого себя – рядом Шлиссельбург – «ключ-город» - нелепое изображение ключей Св. Петра от рая – продолжение Всешутейшего и Всепьянейшего Собора. В Питере, на литейном, у Большого дела поставляет памятник – на скамейке трогательно Джеймс Бонд и майор Пронин разливают водку – на газетке «Правда» разложена докторская колбаса и кильки в томате. В Лондоне у штаб-квартиры МИ-6 будет стоять двойник – те же Пронин и Бонд пьют шотландское виски. Пронин и Бонд – два литературных террориста – их объединил Христос, которого они возненавидели – так в мир вернулась любовь. Рядом на скрипочке пишет Растропович и Чубайс на пилораме – распилы – откаты – единый мир – а что ещё может быть прекраснее?...

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика