События

О сергианстве. Роман Вершилло

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Коренной вопрос - вопрос о нравственности, который непосредственно вытекает из учения митр. Сергия о Церкви и благодати. Он учил, что благодать является собственностью Церкви, которой она распоряжается по своему усмотрению, поэтому для Церкви нет и не может быть ничего безнравственного.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вступление

1. Вероучение для митр. Сергия играет третьестепенную роль
1.1. Митр. Сергий о вероучении Православной Церкви
1.1.1. "Вероучение не жизненно"
1.1.2. "Вероучение есть лишь буква"
1.1.3. "Вероучение необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"
1.2. Митр. Сергий о Священном Писании
1.2.1. "Писание есть лишь буква"
1.2.2. "Писание необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"
1.3. Митр. Сергий о православном Предании
1.3.1. "Предание не жизненно"
1.3.2. "Предание есть лишь буква"
1.3.3. "Предание необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"
1.4. Вывод
2. Коренное убеждение митр. Сергия - "нравственный монизм"

Библиография

Вступление

Митр. Сергий (Страгородский) (1867-1944), один из выдающихся иерархов Русской Православной Церкви, при жизни был почитаем как богослов и мудрый церковный деятель. Его авторитет был огромен и непоколебим. Во всяком случае, в церковной печати его было запрещено критиковать как до переворота 1917, так и после него. Все возражения и замечания гасились представителями той школы, к которой принадлежал митр. Сергий.

Более того, в рамках тогдашнего разделения на консерваторов и модернистов митр. Сергий безусловно принадлежал к консервативному крылу, что и доказал в 1935 г. анафематствованием софиологии.

Имя митр. Сергия было окружено почти повсеместным уважением, а потому он был назначен заместителем Местоблюстителя Патриаршего престола. Отсюда вполне объяснимо то невероятное удивление, которое вызвала Декларация митр. Сергия 1927 г.

Как выдающийся иерарх, богослов, подвижник, ученик самого уважаемого в Русской Церкви Аввы Антония (Храповицкого) мог совершить такой непоследовательный шаг?

С другой стороны, известно, что некоторые святые с подозрением относились к личности и убеждениям митр. Сергия. Особенности взглядов митр. Сергия заставили обратить на себя внимание после его кратковременного пребывания в обновленчестве: всем, наверно, известно высказывание прп. Нектария Оптинского о митр. Сергии: "Он покаялся, но яд в нем остался". Прозорливый старец усмотрел главное: действительно, митр. Сергий отказывался считать грехом свое пребывание в обновленчестве.

Архиеп. Серафим Финляндский в 1925 г. писал в Синод РПЦЗ: "Митр. Сергий просил Патриарха благословить ему служить с ним в Донском. Патриарх отказал, ссылаясь на то, что он был в "Живой Церкви". Митр. Сергий стал доказывать, что он не согрешил, и Патриарх согласился допустить его к служению без публичного покаяния. Когда митр. Сергий явился в Донской и стал надевать мантию, дабы вместе с другими архиереями идти навстречу Патриарху (там завелся такой порядок), то архиереи заявили ему, чтобы он не выходил навстречу и не служил с Патриархом. Он стал ссылаться на благословение Патриарха, тогда они заявили ему, что если он будет служить, то они все, и священники, не будут служить и оставят их вдвоем, так как решение данное Патриархом считают незаконным. Вместе с тем они предложили митр. Сергию сначала принести публичное покаяние, а потом уже служить. Митр. Сергий вынужден был подчиниться. Вообще тут вышло очень скандальное дело и митр. Сергий сильно уронил себя. Еп. Феодор (Поздеев) сильно восставал против назначения его в Нижний и однажды даже не принял его у себя. Главным виновником церковной смуты считают митр. Сергия, который вместе с Евдокимом и Серафимом написали послание о признании Церковного Управления Антонина каноническим. Многие признавшие "Живую Церковь" так и говорят, что их смутил митр. Сергий".[1]

Наиболее резко выступали против него сщмч. Феодор (Поздеев) и единомысленные ему московские иерархи.

Анонимный "Обзор главнейших событий церковной жизни России" утверждает: "А затем в 1922 г., когда после ареста Патриарха по всей России бушевало живоцерковное беспутство - это он, митр. Сергий, призывал православных подчиниться самозванному ВЦУ, признавая его "единственно каноническим церковным управлением". Правда, впоследствии он имел мужество покаяться и на коленях просить у Патриарха прощения, но факт остается фактом [Теперь мы знаем, что митр. Сергий не собирался ни в чем каяться перед Патриархом]. То, что было понятно, простительно и может быть даже естественно для провинциального епископа, не искушенного в вопросах каноники, то для митр. Сергия - с его образованием, умом и главное, опытом - было непонятно и непростительно. И может быть прав был в 1923 г. архиеп. Феодор (Поздеев), когда он говорил Патриарху, что митр. Сергия можно простить только на смертном одре".[2]

Задним числом указывали также на то, что в начале XX века митр. Сергий участвовал в Религиозно-Философских собраниях в Санкт-Петербурге. Подозрительным начало казаться и его сотрудничество с Временным правительством. Короче говоря, митр. Сергий казался склонным к компромиссам. Архиеп. Серафим (Соболев) посвятил учению митр. Сергия о спасении главу в своей книге об искажениях православного вероучения в Русской Церкви.

Но даже при самом резко отрицательном отношении к личности митр. Сергия мотивы его Декларации казались непонятными.

Тем не менее объяснение происшедшего в 1926 г. уже было дано, и притом, задолго до самой Декларации.

Сщмч. Виктор Глазовский указал на связь между богословским учением митр. Сергия и его Декларацией: "Его заблуждения о Церкви и спасении в ней человека мне ясны были еще в 1911 году, и я писал о нем в старообрядческом журнале, что придет время и он потрясет Церковь".[3. С. 601] Заметим для себя тот факт, что православному клирику пришлось для критики митр. Сергия обращаться в старообрядческое издание. Никакое официальное православное издание эту критику бы не опубликовало.

Итак, Декларация была шоком для тех, кто считал митр. Сергия столпом веры, и не очень удивило тех немногих, кто считал, что яд в нем и был, и остался.

Дальнейшие события, как мы знаем, доказали правоту последних. Сразу после выхода Декларации оказалось, что в действиях и мыслях митр. Сергия и его учеников был не разлад, а наоборот, внутренняя последовательность. За 70 последних лет со времени выхода Декларации не было сделано ни одного шага в сторону от этого пути. Это и позволило Борису Талантову написать еще в 60-е годы о "сергиевщине", под которой он понимал весь путь Московской Патриархии после Декларации. Об этом же писали и многие другие авторы.

При этом оставался, а во многом и остается, неразрешенным вопрос о связи предыдущего пути митр. Сергия, его богословских трудов с Декларацией.

В этом отношении сталкиваются две позиции, указанные выше. Первая: митр. Сергий был замечательный богослов, верный ученик митр. Антония, мудрый церковный деятель, единственным недостатком которого была необъяснимая склонность к компромиссам в вопросах спасения. Таким образом, Декларация предстает как невероятная и необъяснимая ошибка. В дальнейшем из-за постоянного контроля властей митр. Сергий не имел никакой возможности исправить свою ошибку.

Митр. Антоний в этом смысле и писал: "Митр. Сергий оскандалился: ему в церкви народ кричал: "изменник, Иуда" и выгнал его, сорвав облачение... А митр. Сергия все-таки мне жаль: у него нет силы воли, а голова светлая и сердце доброе".[4. С. 221]

А также: "Жаль мне бедного Преосвященного митр. Сергия, которого изругали и освистали в церкви Московской, то есть в храме; он, конечно, не таков, как его аттестовали ругатели, хотя поступки его за последние три года нецелесообразны - он перемудрил".[4. С. 249]

Эту позицию никак нельзя доказать, поскольку тот, кто считает митр. Сергия православным богословом, должен признать, что коренным взглядом митр. Сергия было соответствие (и не просто соответствие, а даже неразрывное слияние) учения и жизни.

Согласно второй позиции, которую отстаивал св. Виктор Глазовский, митр. Сергий был замечательный богослов, верный ученик митр. Антония, мудрый церковный деятель, однако вся эта мудрость, все это богословие исходили из нехристианского основания.

Коренной вопрос - вопрос о нравственности, который непосредственно вытекает из учения митр. Сергия о Церкви и благодати. Он учил, что благодать является собственностью Церкви, которой она распоряжается по своему усмотрению, поэтому для Церкви нет и не может быть ничего безнравственного.

Это можно доказать при одном условии: если считать слова и дела митр. Сергия произнесенными и сделанными добровольно и в здравом рассудке.

В беседе с Петроградским духовенством в 1927 г. митр. Сергий говорит: "Я спасаю Церковь".[5. С. 99] Присутствовавшие сказали митрополиту: "Что Вы, это мы спасаемся в Церкви, а не спасаем ее!" Тогда митр. Сергий говорит, что он сказал это в другом смысле. А в каком смысле можно так сказать?

Позднее митр. Сергий говорит: "Моя программа - программа Духа Святого, я действую сообразно нуждам каждого дня".[6. С. 67]

Далее, почему он считал себя вправе запрещать и объявлять недействительными таинства непризнавших его Декларацию? Канонически это было неправильно, поскольку митр. Сергий и Синод его не были в полном смысле верховной властью в Церкви. Объяснения такой политики должны были быть догматическими.

Почему митр. Сергий объявил недействительными таинства митр. Евлогия и Зарубежного Синода? Канонически он на это не имел права.

Почему митр. Сергий считал, что все обвинения в его адрес в политиканстве и влиянии властей - несправедливы? Почему он всегда говорил, что его не так поняли?

Все это нельзя объяснить недоразумением. Мы предполагаем доказать в данной статье, что митр. Сергий - это богослов и церковный деятель выдающегося масштаба, который никогда не делал того, во что не верил, и вся его деятельность исходила из его взглядов. А поскольку взгляды были неверны, то неверны были и поступки.

То, что считалось мудростью митр. Сергия,- это последовательность его взглядов и внутренней жизни. А взгляды его не поддаются двоякому истолкованию: всегда и во всем всю силу своего ума и все богатство своих знаний митр. Сергий обращал на уничтожение всех различий в Церкви.

Причем это низложение Христианства в мировоззрении митр. Сергия происходило в нескольких областях.

Наиболее очевидно искажение Христианского миропонимания выражается в отношении митр. Сергия к православному вероучению. Для него вероучение - это самая несущественная сторона Христианства, чисто внешняя, умозрительная, рассудочная. Поэтому он обращал на нее внимание менее всего и, будучи уверен в молчании своих критиков, не слишком заботился о том, чтобы скрыть неправославность своих убеждений.

Вторая сторона мировоззрения - гораздо более существенная - это философское учение "нравственного монизма". Это учение одушевляло все писания и рассуждения митр. Сергия, так что все его богословие есть не более чем прикрытие для философского учения.

Наконец, третье, самое существенное - предмет основного богословского сочинения митр. Сергия "Православное учение о спасении".[7] Этим предметом является тождество блаженства и святости, здешней жизни и вечной жизни. Это убеждение является языческим, и оно вызвало к жизни как писания, так и деяния митр. Сергия.

Св. Виктор Глазовский писал в 1928 г.: "Декларация - это отступление от истины Спасения. Это взгляд на спасение как на естественное нравственное совершенствование человека; это языческое философское учение о спасении, и для достижения такого спасения внешняя [церковная] организация абсолютно необходима. По моему мнению, это то же самое заблуждение, в котором я обвинил митр. Сергия еще в 1912 г."[5. С. 146].

Рассмотрим эти три стороны миросозерцания митр. Сергия.

Наверх

1. Вероучение для митр. Сергия играет третьестепенную роль

Обще-языческой мировоззренческой позицией митр. Сергия объясняется то, почему в его учении такую незначительную роль играет догматика.

В язычестве теогония подчинена нравственному, так сказать, учению. К теогониям отношение у языческих философов всегда было как к чему-то несерьезному, второстепенному. Теогония считалась уделом вдохновенных поэтов, а не серьезных мыслителей. Совершенно так же в сочинении митр. Сергия мы встречаем целый ряд уничижительных отзывов о вероучении вообще, о Писании и Предании.

Уничтожение их авторитета развивается по сходной схеме. Во-первых, митр. Сергий объявляет их недостаточными, поскольку в них отсутствует "жизненное содержание". Затем он определяет вероучение, Писание и Предание как чисто внешние по отношению к существу Христианства вещи, содержащие только буквальное выражение, но не суть. В этом смысле митр. Сергий усматривает в них большое количество случайных элементов, не имеющих, по его мнению, отношения к Христианству как таковому.

Митр. Сергий не просто так уничтожает Писание и Предание, но с подменой смысла. То есть, Писание и Предание остаются, но только в качестве внешних оболочек для некоторого неочевидного содержания.

Все это как две капли воды похоже на отношение гностиков и масонов к Писанию и Преданию. С одной стороны, им присуща чрезвычайно высокая оценка Писания и Предания как наполненных тайным духовным смыслом; с другой стороны, они отрицают букву и прямой смысл Писания и Предания. Церковное их понимание отвергается как слишком прямое и поверхностное. Далее следует подмена смысла, выделение отдельных фрагментов в качестве "особо духовных".

В результате, как и гностики, митр. Сергий приходит к мысли о том, что букву вероучения, Писания и Предания необходимо наполнить жизненным содержанием, взяв его извне. Так возникает у нашего автора понятие о цельном жизненном мировоззрении, которое, якобы, составляет существо православного Христианства.

Это мировоззрение - "нравственный монизм" митр. Антония (Храповицкого).

Теперь рассмотрим указанные нами стадии по очереди.

1.1. Митр. Сергий о вероучении Православной Церкви

1.1.1. "Вероучение не жизненно"

Вероучение для митр. Сергия не играет сколько-нибудь существенной роли в силу своей якобы не жизненности, отвлеченности.

"Мы знаем, что Иисус Христос принес нам прежде и главнее всего новую жизнь и научил ей апостолов, и что дело церковного Предания,- пишет митр. Сергий,- не учение только передавать, но передать из рода в род именно эту зачавшуюся с Христом жизнь, передать именно то, что не передается никаким словом, никаким писменем, а лишь непосредственным общением личностей".[7. С. 8]

Обратим внимание на это "знаем". Допустим, что "знаем", но каков источник этого знания? Ни в Писании, ни в Предании этого утверждения мы не находим, но, подразумевает митр. Сергий, жизнь сама по себе дает нам это знание. При этом он не имеет в виду благодатную жизнь Церкви, поскольку непосредственное общение личностей - это в любом случае жизнь естественная, а не сверхъестественная.

Митр. Сергий также предполагает, что "составить себе правильное понятие о Православии можно не разбором его основоположительного, отвлеченного учения,- а именно наблюдением над этой реальной жизнью по Христу, которая хранится в Православной Церкви".[7. С. 8-9]

Для этого приводится то оправдание, что жизненный уклад "составляет на деле, в реальности содержание всех этих отвлеченных... и невразумительных тонкостей догматики".[7. С. 4]

Жизнь, как религиозный быт, общение личностей, всегда у митр. Сергия предшествует догмату. Он учит: вероисповедание должно представлять из себя "не свод человеческих измышлений, а прямой снимок с реального бытия... оно не искажает факта жизни, а подлинно его воспроизводит,- ...следовательно, оно есть истина".[7. С. 6]

Митр. Сергий противопоставляет жизненный уклад, как реальное содержание, и тонкости догматики, как нечто внешнее, само по себе недействительное. При этом знание Бога - это уже не вера, не познание из рассматривания творений Божиих, не врожденное понятие о Боге, а весь нерасчлененный поток религиозной жизни.

Для митр. Сергия всякое вероучение имеет содержанием факт жизни. Поэтому "тот, кто хочет узнать истинное существо католичества, протестантства или православия, тот должен обратиться не к теоретическому их учению, а к их понятию о жизни".[7. С. 6]

И даже: "не от Filioque католичество, а наоборот".[7. С. 6] "Предположим,- пишет митр. Сергий,- что все ошибки в учении и устройстве будут исправлены,- искаженное понятие о жизни докажет, что эти исправления только на словах,- чрез несколько времени протестанты должны будут создать на место устраненных новые искажения, новые ошибки".[7. С. 7]

Получается, что напрасно церковные писатели боролись с ересями, то есть стремились исправить теоретические различия, тогда как им надо было исправлять жизнь, например, Евномия, а не спорить с ним об отвлеченностях.

В результате вероучение теряет свою основную роль - служить границей, отделяющей Православие от ересей. Согласно митр. Сергию, "Православие узнается не из его теоретического учения. Отвлеченные положения и формулы по самой своей отвлеченности одинаково неудобопонятны, неудобопредставимы для человека, будут ли они католическими или православными".[7. С. 7]

Мы видим, что против православных вероучительных формул выдвигается обвинение в отвлеченности, невразумительности, неудобопонятности и неудобопредставимости. Это равносильно упрекам солнцу за то, что оно светит. В этом и сила, и, если угодно, жизнь,- что вероучение неудобопредставимо. Оно и должно приниматься на веру, а не достигаться усилиями человеческого исследования или воображения.

С другой стороны, митр. Сергий хочет представить дело так, будто вероучение постигнуто через отвлечение (абстракцию). Это совершенно не соответствует истине. Вероучение имеет своим источником откровение Христа Своим Апостолам. То, что открыто Христом Духом Божиим, не нуждается в отвлечении.

Наконец, как же митр. Сергий говорит, что Православие узнается не из его теоретического учения? Из учения о Боге-Отце, Сыне и Духе Святом, из учения о спасении - разве не узнается Православие?

При таких взглядах на вероучение, какую же роль ему приписывал митр. Сергий? Ведь реальное бытие и факты жизни вполне самодостаточны, чтобы существовать вообще без всякого вероучения.

Митр. Сергий допускает вероучение как чисто внешний признак того, что человек спасается. Вероучение для него - знак настроения жизни: "Тот или другой способ мышления был для них [Святых отцов] знамением целого уклада жизни".[7. С. 225]

То есть, для него вероучение само по себе есть чистая теория, которая служит внешним символом жизненного устроения.

1.1.2. "Вероучение есть лишь буква"

Чтобы во всей полноте соответствовать сущности Христианства, православное учение, согласно митр. Сергию, нуждается в очищении от случайных и посторонних примесей. Поэтому он особо отмечает, что придерживается "православного учения, взятого в его чистоте и независимо от случайных придатков".[7. С. 113]

По учению митр. Сергия, таким посторонним придатком является право. Есть "два совершенно отличных, не сводимых одно на другое мировоззрения: правовое и нравственное, Христианское",[7. С. 9] поэтому "правовое понятие о возмездии... имеет случайное происхождение в Христианском мировоззрении, и, следовательно, если дело идет о Христианстве по существу, правового понятия о возмездии в прямом и строгом смысле нельзя допустить".[7. С. 119]

Поскольку вероучение, якобы, заражено посторонними правовыми влияниями, митр. Сергий не согласен допустить, что истинная вера и буквальное ее исповедание являются спасительными. Он приводит слова Апостола Иоанна: "Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге" (1 Ин. 4:16)",- и делает свое примечание: "То есть не произнесение известных слов, конечно, привлекает Бога в душу человека".[7. С. 232]

Но такое уточнение есть произвол. Где же у Апостола сказано, что "не произнесение известных слов, конечно, привлекает Бога в душу человека"?

Тогда почему у того же Апостола мы читаем, что святые победили диавола "кровию Агнца и словом свидетельства своего" (Откр. 12:11)?

Если Апостол считал, что произнесение известных слов не спасает, то почему он и Апостол Петр не согласились "отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса", а сказали: "Мы не можем не говорить того, что видели и слышали" (Деян. 4:18,20)? Неужели только по жизненному настроению?

Почему после освобождения Апостолов Иоанна и Петра от рук начальников иудейского народа и израильских старейшин Иерусалимская Церковь молилась: "Дай рабам Твоим со всею смелостию говорить слово Твое" (Деян. 4:29)?

"И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением" (Деян. 4:31).

Итак, митр. Сергий возводит на Апостола Иоанна напраслину.

1.1.3. "Вероучение необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"

Вера во Христа, пусть в самом зачатке, есть уже догматика. Но митр. Сергий отвергает даже это, хотя веру как таковую он открыто отрицать не может.

Что же тогда для митр. Сергия значит вера во Христа? Это не догматика, не учение о Боге и о спасении падшего человека, а жизнь во Христе.

Вот как митрополит объясняет, что такое вера и как произошло правоверие: "Весьма часто в Св. Писании вера во Христа противополагается неверию, то есть коснению в язычестве или иудействе. Верующий в таком случае будет значить: человек, принявший крещение и вступивший в общество учеников Христа.

В отеческое время к этому присоединилась еще черта. Тогда в Церкви происходили почти непрерывные догматические споры. Поэтому истинным последователем Христа в устах отцов Церкви был только тот, кто принимал все догматы Церкви. Таким образом, вера во Христа в некотором смысле отождествилась с правоверием...

Нередко эта вера, то есть бытие в Церкви и принятие церковных догматов, называется в Св. Писании и Предании единым спасением человека".[7. С. 225]

Как видно из этих слов, митр. Сергий сталкивается с большими трудностями при объяснении, зачем Православной Церкви нужны догматы. Отсюда происходит столь нелепое предположение, что правоверие родилось в эпоху догматических споров, а Писанию оно, якобы, неизвестно.

Вера - это крещение и вступление в общество учеников Христа, а не исповедание,- пишет митр. Сергий. И лишь впоследствии, по мере споров с еретиками "вера во Христа отождествилась с правоверием", и то не до конца, а только "в некотором смысле".

Он также вносит элемент относительности, говоря, что тот, кто принимал все догматы Церкви, был истинным последователем Христа, и уточняя: "в устах отцов Церкви".

Точно так же митр. Сергий все сводит к словам, когда пишет: "Нередко эта вера, то есть бытие в Церкви и принятие церковных догматов, называется в Св. Писании и Предании единым спасением человека".

Эти его слова - признак невероятного смешения и слитности во взглядах и жизненной позиции. Он отличает то, что и во сне отличить невозможно.

Примечательно, что вера во Христа, взятая не догматически, кажется митр. Сергию не теоретической, а только жизненной, тождественной с нравственным устроением. Это, собственно, не следует из хода его мыслей. Последовательнее было бы предположить, что нравственная стихия совершенно независима от познания верой.

В теории митрополита, вера в истинного Бога, а не в призрачного - оказывается не столь важным отличием христианина от неверующего: "При правовом жизнепонимании,- пишет митр. Сергий,- и нельзя понять, почему Слово Божие и вся отеческая литература с такой силой настаивает на том, что человек спасается только верой во Христа и только в Церкви. ...во всяком случае жизнь обычного христианина не настолько резко отличается от жизни порядочного язычника, чтобы очевидно было, почему первый более заслуживает спасения, чем второй. Почему же Господь приемлет первого, а второго нет? Мытарь был грешнее фарисея... Остается только одно отличие: верующие признают Бога своим Владыкой, а неверующие и пр. не признают. Для законника это основание вполне достаточно: самое главное преступление в правовом союзе есть оскорбление величества. Но наше нравственное чувство не спокойно, когда то же самое мы прилагаем к Богу: от Него мы чаем высшей справедливости, которая ценит поступки человека по существу, а не такому или другому отношению к Судящему".[7. С. 82-83]

В конце концов, пусть и с большими усилиями, митр. Сергий находит некоторое оправдание для веры: "Вера спасает человека, но не тем, однако, что она созерцает Бога, но не тем, что она открывает человеку Христа,- а тем, что она этим созерцанием будит волю человека".[7. С. 239]

Таким образом, вера имеет для митр. Сергия значение только литературно-одушевляющее: она "будит душу человека". Он категорически утверждает, что вера не созерцает Бога и не открывает человеку Христа.

И это далеко не все: только внешне побуждающее значение приписывается и самим Величайшим тайнам Воплощения Христова и Искупления. Сами эти действия Божественного Домостроительства имеют для митр. Сергия только то значение, что изображают нам любовь Бога к грешному человечеству.

Наверх

1.2. Митр. Сергий о Священном Писании

1.2.1. "Писание есть лишь буква"

Митр. Сергий утверждает, что правовые образы используются как чисто внешняя, бессодержательная форма не только в вероучении Православной Церкви, но и в Священном Писании: "Св. Апостолы тоже часто прибегают к этой [правовой] форме выражения, и тоже в тех случаях, когда нужно побудить кого-нибудь к доброделанию".[7. С. 62]

То есть, значение Апостольских слов митр. Сергий указывает опять же как чисто одушевляюще-литературное.

Для него правовые образы - это чистая внешность, поскольку "правовой строй знает только внешние отношения и не заботится о внутреннем содержании, скрывающемся за этими отношениями".[7. С. 54]

Итак, митр. Сергий противополагает "форму выражения" Писания его содержанию.

В этом же духе митр. Сергий отмечает в Священном Писании "совершенно случайные элементы": "Попытки обосновать добродетель на побуждениях, чуждых чистой нравственности, на выгоде или пользе, имеют в Св. Писании и Предании происхождение совершенно случайное, они обусловлены степенью развития читателей и слушателей, а совсем не существом того учения, которое там проповедуется. Как такое случайное, оно не может поколебать нашего вывода о правовом жизнепонимании: это последнее... непримиримо противоречит Христианскому жизнепониманию, как оно выражено в Св. Писании и творениях отцов Церкви".[7. С. 93]

Получается поразительная картина: есть два несовместимых и непримиримых друг с другом мировоззрения, Христианское и правовое. При этом столпы Христианской веры: Апостолы и Пророки, и даже Сам Основатель Христианской Церкви Господь наш Иисус Христос весьма часто используют чисто внешние знаки и образы этого непримиримого с Христианством мировоззрения.

И никак невозможно утешиться тем, что эти "враждебные Христианству выражения" "обусловлены степенью развития читателей и слушателей, а совсем не существом учения". Такое применение к уровню слушателей было бы лицемерием, а не словом Истины. Как говорит об этом св. Ириней Лионский: "Апостолы, посланные для отыскания заблудших, для прозрения невидевших и исцеления больных, конечно, говорили с ними не по их настоящему мнению, но согласно с откровением Истины".

И Господь наш говорил с Апостолами, "не приспособляясь к старому их мнению, и давал ответ не сообразно с расположением вопрошающих, а согласно с спасительным учением, без притворства и без лицеприятия".[8. С. 227-228]

Митр. Сергий делает странное замечание, что Отцы обращались к несовершенным и грешникам, и поэтому говорили в неверных выражениях. Но, кажется, что наоборот: несовершенных можно исцелить только совершенством, а напротив несовершенные и неточные выражения могут быть безопасны только для опытных.

Согласно логике митр. Сергия, больные нуждаются не во враче, а в таком же, как они, больном. Но на это ответил еще св. Ириней: "И ученики Его не упоминали о каком-либо другом Боге и не называли Господом никого, кроме Того, Кто есть истинно Бог и Господь всего, - как говорят эти пустейшие софисты, будто Апостолы с лицемерием приспособляли свое учение к приемлемости слушателей и давали ответы сообразно с мнениями вопрошающих: для слепых выдумывали басни сообразно с их слепотою, для слабых сообразно с слабостью, и для заблуждающихся сообразно с их заблуждением... И какие-либо люди действовали бы неправильно, если бы слепым, уже готовым идти на пропасть, советовали бы продолжать по тому опаснейшему пути, как будто он действительно прямой путь, и по нему пройдут благополучно. Какой врач, желая исцелить больного, будет действовать сообразно с прихотями больного, а не с тем, что требуется для излечения? А что Господь пришел для исцеления больных, Он Сам свидетельствует, говоря: "Не здоровые нуждаются во враче, но болящие. Не пришел Я призвать праведных, но грешников к покаянию" (Лк. 5:31-32). Каким же образом больные укрепятся? И как грешники покаются? Тем ли, что они будут оставаться в том же положении, или, напротив, когда они решатся на великую перемену и изменение прежнего образа жизни, чрез который они навлекли себе немалую болезнь и множество грехов? Неведение же, мать всего этого, устраняется чрез знание. Поэтому Господь сообщал ученикам Своим знание, чрез которое Он и больных исцелял и грешников воздерживал от греха".[8. С. 227-228]

Несмотря на это, в "противоречащих сущности Христианства выражениях" митр. Сергий видит даже некоторую пользу: "Себялюбивому человеку нельзя разъяснить и прелести добродетельной жизни, пока он себялюбив; необходимо сначала показать ему, что добродетель ведет к блаженству, что труды в здешней жизни будут сторицей вознаграждены в жизни вечной. Отсюда-то происходит стремление привлечь к доброделанию указанием на его полезность,- стремление, какое мы встречаем в Св. Писании и Предании".[7. С. 92]

Как митр. Сергий собирался доказать, что, например, Апостол Павел обращается к себялюбивым, когда Слово Божие ясно свидетельствует, что Апостол говорил о суде и наградах, обращаясь именно к святым, то есть нравственно совершенным?

Возьмем послания к фессалоникийцам: Апостол Павел пишет им, что "знает избрание их", что они "сделались подражателями нам и Господу", "стали образцом для всех верующих в Македонии и Ахаии".

Апостол пишет фессалоникийцам: "вы - слава наша и радость", "теперь мы живы, когда вы стоите в Господе".

Наконец, Апостол называет фессалоникийцев "сынами света и сынами дня" и говорит, "что Бог определил нас [вместе с вами] не на гнев, но к получению спасения чрез Господа нашего Иисуса Христа".

Из этого понятно, что фессалоникийская церковь в Апостольские времена не нуждалась побуждениях и объяснениях, которые бы противоречили существу Христианства.

И тем же фессалоникийцам Апостол говорит о праведном суде (2 Фес. 1: 5), желает им "удостоиться царствия Божия, ради которого и страдаете"(2 Фес. 1: 5), говорит о том, что "праведно пред Богом - оскорбляющим вас воздать скорбию, а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба" (2 Фес. 1: 6-7). Этим же совершенным и святым Апостол Павел говорит об "отмщении непознавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его" (2 Фес. 1: 8-9).

Далее возникает вопрос: правда ли, что труды в здешней жизни будут сторицей вознаграждены в жизни вечной? Апостолы и Пророки лгут или говорят истину? Если это правда, то рушится вся система митр. Сергия, если ложь, то почему митрополит не только приписывает ложь Писанию, но еще и видит пользу в лжи?

Митр. Сергий считает, что Апостольские "указания на полезность доброделания" нуждаются в каком-то специальном оправдании, как будто есть учение о бесполезности доброделания! Апостольские указания учат совершенных и несовершенных,- но только правде, а не лжи.

Лицемерие, которое митр. Сергий усматривает в Писании, он считает делом любви: "Дело любви, пришедшей грешники спасти,- конечно, начать с того, что грешники понимают... Это и объясняет присутствие понятия возмездия в Св. Писании и отеческих творениях. Несмотря, однако, на это присутствие, мы имеем полное право утверждать, что понятие возмездия в устах священных писателей и отцов Церкви употреблялось только в смысле предварительном, только чтобы быть понятным обыденному настроению... Цель Слова Божия не умозрение, а наставление, и притом грешников. Неудивительно, поэтому если в Слове Божием мы находим только намеки, только следы того понятия о возмездии, которое бы отвечало вполне существу Христианства..."[7. С. 121]

Как же неудивительно, что в Писании "мы находим только намеки" на Христианское учение?

Ведь это означает полное ниспровержение Православной Церкви, если в Священном Писании содержатся "только следы того понятия о возмездии, которое бы отвечало вполне существу Христианства". В Писании нет ничего, что имело бы происхождение совершенно случайное или было бы обусловлено степенью развития читателей и слушателей, а совсем не существом учения.

Дело любви Божией, как оно засвидетельствовано Евангелистами и Апостолами, состояло совсем не в том, что "грешники понимают". Как мог Закхей понимать заповедь: "оставь все, и следуй за Мной, ныне спасение дому сему"? Как могла грешница понимать, что такое "прощены грехи твои многие"?

И кто примет такое утверждение: "Цель Слова Божия не умозрение, а наставление, и притом грешников"? Ведь ясно, что во многих случаях Писание обращается именно к святым, к которым и говорится о тайнах веры, зримых только умом.

Например, Апостол Павел обращается к "святым сущим во Ефесе" (Еф. 1:1). Как объясняет это место св. Феофан Затворник:

"Святой" есть человек чистый и непорочный, всякою добродетелью украшенный и всякого греха чуждый, не только делом совершаемого, но и в мыслях и чувствах действующего, и потому состоящий в Божием благоволении и к Богу близкий и доступный.

Ужели,- спрашивает далее св. Феофан,- верующие Ефесяне были таковы?- ничего нет дивного, по живости веры и жару ревности, с какими приступали тогда [во времена Апостольские] к Господу, а паче по обилию благодати, за то на них изливавшейся. Грешные в Церкви суть случайность; существенная же ее принадлежность есть та, чтобы все были святы".[9. С. 35]

И в том же послании к святым, сущим во Ефесе, Апостол раскрывает созерцаемую им верой великую тайну о соединении верующих в спасительном царстве Христовом - Церкви. Св. Феофан пишет, что "исполненному таких созерцаний духу Апостола естественно было желать - поделиться ими с возлюбленными чадами своими духовными, и передать их им в сообразном слове". Апостол сообщает ефесянам "изображение сей полноты премудрости Божией в устроении Церкви и спасении всех затем только, чтоб и они стали причастниками сего ведения и обрадованы были им".[9. С. 14-15]

Когда жизнь еще не подтверждала этого соединения, поскольку общины Христиан были малочисленны, отделены друг от друга враждебным морем язычества и иудейства, да и сами общины были составлены отдельно из иудеев и отдельно из эллинов,- Апостол повествует сообразными словами о том, что Христос "упразднил вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека" (Еф. 2:15).

Это ли не умозрение?

Утверждения митр. Сергия о якобы только нравственном, а не созерцательном учении Писания не подтверждаются ни самим Писанием, ни его православными толкователями. Зато такая позиция вполне соответствует коренному масонскому взгляду, а также религиозному модернизму.

Вот как писал в начале XIX века о значении Писания масонский "Сионский вестник": "В Священном Писании мы вовсе не видим никаких условий со стороны понятий о вещах Божественных... Христос не требовал, чтобы все право мыслили, но чтобы право поступали".[10]

1.2.2. "Писание необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"

Указав на то, что в Писании будто бы существует целый ряд посторонних примесей, чуждых Христианскому существу, митр. Сергий вынужден наполнить букву Писания подходящим смыслом. Например, об оправдании верой он пишет так: "Очевидно на одной букве основаться нельзя: скажем ли мы, что спасаемся одной верой или будем утверждать, что при вере необходимы и дела, и в том, и в другом случае одинаково можем найти себе оправдание в Св. Писании и творениях отцов Церкви".[7. С. 224]

Писание есть, будто бы, одна только буква, значит ее нужно дополнить "жизнью". Смысл, вливаемый митр. Сергием в Писание, и есть та самая жизнь, передаваемая непосредственным общением личностей. Эта жизнь есть то же, что любовь.

Для митр. Сергия понятно, что Ветхий Завет не поддается истолкованию только в духе любви. В частности, учение о жертвах, прообразовавших Истинную Жертву Христову, обетования, десять заповедей и, наконец, сам закон - это неотъемлемая часть Ветхого Завета, которую нельзя назвать посторонней.

Отсюда неизбежно следует неправославное учение митр. Сергия об этой части Священного Писания. Он учит, что "только закон представлял Господа блюстителем правды, с пришествием же Христа закон, признанный несовершенным (Рим. 3:21 и др.), прекратил свое существование".[7. С. 80]

Это просто ложь. Закон не "прекратил свое существование", а был исполнен Христом, исполнен, а не отвергнут.

Во-вторых, закон был признан несовершенным еще в Ветхом Завете. При самом возвещении закона Господь Бог указал на его прообразовательный, несамостоятельный смысл.

В-третьих, учение о правом суде Божием не выводится из закона, а является его основанием, как и всего Священного Писания в целом. Поэтому не только закон представлял Бога блюстителем правды, а тот же Апостол Павел. Апостол пишет в той же главе Послания к римлянам, на которую ссылается митр. Сергий: "ныне, независимо от закона, явилась правда Божия" (Рим. 3:21), "правда Божия чрез веру в Иисуса Христа" (Рим. 3:22); в Новом Завете крови Христовой мы получаем "оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе" (Рим. 3:24); Апостол называет Христа жертвой умилостивления "в явление правды Своея" (Рим. 3:25).

Митр. Сергий представляет дело так, как будто в Ветхом Завете не было сказано о Боге любви и поэтому нужно было Воплощение и Искупления Христово для сообщения людям об этой любви: "Но как человек узнает об этом?- пишет он,- "Бога никтоже нигдеже виде"; познать, следовательно, что Он есть любовь, никто сам собою не может".[7. С. 228]

На самом же деле Ветхий Завет представляет Бога Богом любви и Богом правды.

Моисей говорит Израилю: "любит вас Господь" (Втор. 7:8).

Царица Савская говорит о вечной любви Господа к Израилю (3 Царств. 10:9).

В Притчах сказано: идущего путем правды Господь любит (Притч. 15:9).

Пророк Михей говорит, что Бог любит миловать (Мих. 7:18).

Пророк Исаия говорит, что Бог по любви Своей и благосердию Своему искупил потомков Авраама, взял и носил их во все дни древние (Ис. 63:9).

Пророк Софония предвещает, что Господь Бог будет милостив по любви Своей (Соф. 3:17).

У пророка Иеремии мы читаем: "говорит Господь: любовью вечною Я возлюбил тебя" (Иер. 31:1-3).

Таким образом, ни Ветхий Завет, ни тем более Новый не нуждаются в дополнении жизнью-любовью. Напротив, жизнь и любовь должны поверяться тем, как о них учит Священное Писание.

Наверх

1.3. Митр. Сергий о православном Предании

1.3.1. "Предание не жизненно"

Роль Предания описывается митр. Сергием так: "Весьма многие принадлежат к Православию только потому, что никогда не задавали себе вопроса о том, во что они веруют. Правоверие является для них только наследством от предков, может быть дорогим, но только потому, что оно наследство предков".[7. С. 225-226]

Этим митрополит отрицает саму суть правоверия: оно и есть сохранение преданного, а не открытие нового, не моментальное свидетельство жизни.

1.3.2. "Предание есть лишь буква"

Вопреки всякой очевидности, митр. Сергий указывает на римское право как один из источников Предания: "Христианство с самых первых своих исторических шагов столкнулось с Римом и должно было считаться с римским духом и римским способом или складом мышления, древний же Рим, по справедливости, считается носителем и выразителем права, закона... Становясь христианином, римлянин и Христианство старался понять именно с этой стороны,- он и в нем искал прежде всего состоятельности правовой".[7. С. 15]

В этих словах содержится весьма странная мысль о том, что Христианство - да еще во времена Первенствующей Церкви! - считалось с римским складом мышления, и даже более того - с римским духом.

Чем можно подтвердить, что жившие в Риме христиане искали в Христианстве "прежде всего состоятельности правовой"?

Римские христиане, как исповедующие запрещенную религию, в любой момент могли стать отверженными, исключенными из общества римских граждан. Среди них также было множество приезжих иностранцев. Какое же к ним могло иметь отношение то, что Римский народ, сенат и кесарь были источниками права, закона? К римским христианам это право относилось не в большей мере, чем к рабам или варварам. Так какой же вес могло иметь для них римское право? В любом случае не больший, чем для римского гражданина Апостола Павла.

Совсем лишено вероятия и утверждение митр. Сергия, что римское право давало вере первых христиан научную форму: "Возможность объяснить Христианство с точки зрения правовой была в некотором отношении полезна для него: она давала вере как бы научную форму, как бы утверждала ее".[7. С. 16]

Для какой науки могли понадобиться христианам "Законы XII таблиц"? Или "Институции Гаия"? Или ответы юрисконсультов? И как они могли "как бы утверждать" Христианскую веру?

Митр. Сергий указывает на влияние юридизма и в более поздние времена.

Западным "отцам приходилось иметь дело с Римом непосредственно, не могли они, поэтому, оставить без внимания его способа мышления".[7. С. 65]

На самом же деле Святые отцы оставляли без внимания все не имеющее отношения к сущности Христианства, сталкивались ли они с этим непосредственно или как-либо иначе.

Для юридизма у Восточных отцов митр. Сергию приходится искать другое объяснение: "Всего же более оснований для себя правовое жизнепонимание может подыскать в творениях св. Иоанна Златоуста, которому более всех других, может быть, пришлось говорить против корыстолюбивой бессердечности к бедным и, следовательно, доказывать прежде всего нерасчетливость такого поведения. Не мог он, по самому существу дела, говорить скупцу и себялюбцу о сладости жертвы для ближнего,- говоря с наемником, он и язык должен был выбрать подходящий. Отсюда,- замечаемое в некоторых местах творений Святителя стремление как бы высчитать, когда, за что и сколько именно получит человек".[7. С. 64]

Митр. Сергий подразумевает, что св. Иоанн Златоуст руководствовался нуждами момента, а сам непосредственно не имел дела с римским правом. Это, разумеется, неверно. Восточные отцы, так же как и Западные, непременно изучали римское право. К этому следует добавить, что на Западе - в Риме и Карфагене - правовая образованность неизменно падала, а напротив, на Востоке империи - непрерывно росла. Так что во времена св. императора Юстиниана кодекс римского права составлен правоведами из Константинополя и Бейрута, а не из Рима. Именно этот кодекс и стал основанием юридической науки в точном смысле слова.

Митр. Сергий приписывает праву такую значительную роль в православном Предании, что после этого кажется невозможным отрицать хотя бы частичную истинность правовых воззрений. Но для митр. Сергия, несмотря на указанную им роль Римского права, оно все-таки остается совершенно внешним: "Отцы Церкви, с той же самой целью - обосновать доброделание, побудить к нему, иногда прибегают к таким сравнениям, которые, по-видимому, прямо - за внешнее понимание жизни".[7. С. 62]

"Отцы Церкви, употреблявшие аналогию труда и награды, подвига и венца, никогда не забывали и не скрывали от своих слушателей, что это только аналогия, только приблизительное сравнение, существа нашего спасения отнюдь не выражающее".[7. С. 75]

По поводу, как выражается митр. Сергий, "внешне-судебного описания крещения" у св. Феофана Затворника, он замечает: "Все эти сравнения остаются только сравнениями, самого существа дела не выражающими и употребляемыми только тогда, когда можно ограничиться одной внешней стороной учения, не касаясь его действительного смысла".[7. С. 195-196]

Отметим, что митр. Сергий по своему обыкновению возводит напраслину на цитируемого им автора, утверждая, что св. Феофан употреблял выражения не выражающие существа дела, относящиеся только к внешней стороне и не касающиеся действительного смысла таинства крещения.

В отличие от любви-жизни, право есть момент чисто внешний,- этому убеждению митрополита нельзя найти подтверждения в Предании Святых отцов, зато легко найти обоснование у Гегеля, который учил: "Только в любви, отрицающей бесконечную боль, заключена возможность и корень истинно всеобщего права, осуществления свободы. Римское, формальное, право исходит из позитивной точки зрения и из рассудка и не содержит в себе никакого принципа для абсолютного доказательства правовой точки зрения; это право является совершенно мирским".[11. С. 299]

Казалось бы, воззрения митр. Сергия на право в Святоотеческом Предании ставят под сомнение само существование православного Предания - в нем оказывается мощный пласт свидетельств, чуждых существу Христианства.

Но для митр. Сергия это не представляется в столь мрачном свете. Он не осуждает Святых отцов, а даже находит им следующее оправдание: "Как же они... могли не применяться к уровню своих слушателей?"[7. С. 91]

Правовые выражения Святых отцов "нужно понимать, как неизбежные уступки обычному человеческому настроению".[7. С. 91]

Тем самым митр. Сергий приписывает Святым отцам лицемерие, пусть и вынужденное обстоятельствами.

Наверх

1.3.3. "Предание необходимо наполнить внутренним жизненным содержанием"

Предание, как его понимает митр. Сергий, нуждается в дополнении, причем не в каких-либо частностях, а в самом внутреннем существе: все "внешне-судебные" места Предания "нужно дополнить, по основному правилу всякого толкования: менее ясное дополнять более ясным. Раз выяснена существенная (реальная) сторона данного явления, внешнюю сторону согласить не трудно. Урезывать же первую ради второй будет не только не правильно,- это будет прямо искажением истины".[7. С. 185]

Менее ясное дополнять более ясным - это очень хорошее правило. Однако в данном случае под "ясностью" наш автор имеет ввиду соответствие мировоззрению "нравственного монизма". Но то, что оказывается более ясным для школы митр. Антония и митр. Сергия, для православного богословия является вовсе не очевидным.

Главная ошибка митр. Сергия со стороны научной состоит в том, что он усматривает в православном Предании две стороны, между собой никак не связанные и друг другу противоречащие. Иначе говоря, в Предании он обнаруживает внешность и внутренность, которые друг с другом не соотнесены.

Однако Православию такой подход неизвестен. Истинность Предания выясняется из его соответствия Богодухновенному Слову Божию и из его неизменности, повсеместности и всеобщности. Разумеется, мы не обязаны принимать преданий, которые не имеют основания в Писании, являются частичными, местными, временными.

Митр. Сергий подходит к делу совсем иначе. Для него внешность и внутренность непрерывно борются друг с другом. Этим ненормальным положением и вызвано правило о дополнении того, что менее ясно в системе "нравственного монизма", тем, что эта система считает более ясным.

Работа по согласованию внешнего с внутренним оборачивается обыкновенным произволом, когда все высказывания Святых отцов о наградах и наказаниях, Суде и правде объявляются посторонними существу Христианства.

Но тогда, казалось бы, следует отказаться от менее ясного и исправить православное Предание. Этого митр. Сергий сделать не предлагает, а предлагает постоянное двоемыслие: читаем одно, понимаем совсем наоборот.

Таким образом не достигается цель, ради которой производилось согласование. Согласно митрополиту, в Предании внешность и внутренность сосуществуют, борются, отрицают друг друга.

Это ли та ясность, к которой стремится православный христианин?

1.4. Вывод

Как мы показали, митр. Сергий разрушает авторитет вероучения, Писания и Предания.

Пустая оболочка правоверия наполняется произвольным содержанием: "Несмотря однако на все многочисленные следы правового жизнепонимания в Св. Писании и творениях оо. Церкви признать это жизнепонимание действительным отеческим или библейским жизнепониманием нельзя, или можно в том лишь случае, если мы будем пользоваться Св. Писанием или Преданием только как сборником бессвязных изречений, а не как единым Словом Божиим, не как выражением единого и цельного мировоззрения".[7. С. 66]

Самого вероучения, Писания и Предания митр. Сергию недостаточно, он считает необходимым на их основе синтезировать цельное мировоззрение, для которого они будут формой.

Такая подмена, конечно, еще страшнее, чем просто отвержение авторитета Писания и Предания, поскольку прикрывается якобы духовным, глубинным пониманием внешних знаков. Это глубинное понимание - философия "нравственного монизма".

2. Коренное убеждение митр. Сергия - "нравственный монизм"

Наверх

Библиография:

[1] архиеп. Серафим. Письмо от 17 февраля 1925 г.//ГА РФ фонд 6343 оп. 1 дело 264 лист 124-125

[2] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней (Москва, 10 марта 1930 г.)//ГА РФ фонд 6343 оп. 1 дело 263 лист 12-13

[3] еп. Виктор (Островидов). письмо Авраамию, еп. Уржумскому//Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. 1917-1945. Париж: YMCA-PRESS, 1977.

[4] Письма Блаженнейшего митр. Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988.

[5] Russia' Catacomb Saints. Lives of the New Martyrs, by Ivan Andreev//ed. by Fr. Seraphim (Rose). Platina, California:Saint Herman of Alaska Press,1982.

*) Цитата дана нами в обратном переводе с английского: "The "Declaration" is a separation from the truth of salvation. It looks on salvation as on a natural moral perfection of man; it is a pagan philosophical doctrine of salvation, and for its realization an external organization is absolutely essential. In my opinion, this is the same error of which, as early as 1912, I accused Metropolitan Sergius".- В.Р.

[6] Лосский В.Н. Личность и мысль Святейшего Патриарха Сергия//ЖМП. 1984. N 11.

[7] архим. Сергий (Страгородский). Православное учение о спасении. изд. 2-е. Казань, 1898.

[8] св. Ириней Лионский. Пять книг против ересей //Творения. М.:"Православный паломник", "Благовест", 1996.

[9] еп. Феофан Затворник. Толкование Послания святого апостола Павла к ефесеям//изд. 2-е. М., 1893.

[10] О разделениях между христианами// Сионский вестник. 1817. октябрь

цит. по: Галахов А.Д. Обзор мистической литературы в царствование императора Александра I// Журнал МНПр. 1875. ноябрь. С. 118.

[11] Гегель. Лекции по философии религии //Философия религии в 2-х т. М.:"Мысль",1977.

Часть третья. Абсолютная религия. Гл. 3. Идея в стихии общины, или царство Духа.

Наверх

28.04.2006


ПУБЛИКАЦИИ

О роли патриотического движения в борьбе за суверенитет России

Продолжат ли власти России слушать «Бранденбургский» марш?

Задача государства – служить обществу, развивать свой народ, экономику, науку, культуру, сохранять и укреплять традиционные духовно-нравственные ценности. Для этого оно и создается.

В России с начала 90-х годов прошлого века  шла интенсивная перестройка государства с социального в либерально-капиталистическое с элементами колонии. Страна  последовательно превращалась в сырьевой придаток Запада.

Подробнее...

В Израиле устроят жертвоприношение, предсказанное Библией. Его готовят сектанты, которые хотят приблизить конец света

В конце апреля перед Елеонской горой в Иерусалиме сожгут нетелившихся коров рыжей масти, специально для этого привезенных из Техаса. Фанатичные сторонники возрождения легендарного Иерусалимского храма верят, что жертвоприношение исполнит ветхозаветное пророчество о пришествии Мессии. Их поддерживают и финансируют консервативные евангельские христиане из США, стремящиеся ускорить Армагеддон.

 

 

 

Подробнее...

РАССЛЕДОВАНИЕ: КРОВАВЫЙ ПУРИМ В КРОКУС СИТИ

Убит ученый Фатея Шипунов, изучивший крест физически

«Материальный мир является неживым миром. Им управляют волновые функции (духовные субстанции), состоящие из совокупности полей, упорядоченных в чрезвычайно сложную систему. А человек послан в материальный мир, чтобы одушевить его» - Об этом однажды заявил доктор биологических наук Фатей Шипунов. По этой ссылке есть 3 самых важных молитвы. Читайте их по ссылке: https://t.me/molitvaikona/5465. Любая из них расположит вас решиться на самое сложное пока для вас дело.

Подробнее...

О «политической онкологии» современной «элиты» и мерах её лечения

В своей статье «Остановить политическую онкологию!» я рассмотрел необходимость внедрения в России государственной идеологии и предложил относительно простые способы реализации данной задачи даже в рамках действующего российского законодательства.

В этой публикации был также подробно рассмотрен механизм разрушительного онкологического процесса, поражающего организм человека, и проведена соответствующая аналогия с воздействием на государство либеральной идеологии. Этот процесс я назвал «политической онкологией».

Упрощённо, это выглядит так. Сначала отдельная клетка сбивается с заложенной изначально в неё программы работы в интересах всего организма и объявляет исключительно себя и свои собственные интересы приоритетными и абсолютными. Далее такая раковая клетка (онкоклетка) начинает активно распространять свои «заблуждения» на другие здоровые клетки, сначала заражая отдельный орган, а затем и весь организм.

Подробнее...

«Народный Собор» предлагает ряд мер по защите и укреплению российской промышленности

Обращение Общероссийского общественного движения «Народный   Собор» к кандидату в Президенты Российской Федерации В. В. Путину

Уважаемый Владимир Владимирович!

Общероссийское общественное движение «Народный Собор» поддержало Вашу кандидатуру  на предстоящих президентских выборах 2024 года.

Подробнее...

Проект "Третий храм" как "нерв" ближневосточного конфликта

В январе прозвучало несколько знаковых международных вердиктов по поводу осуждения военной операции Израиля в секторе Газа, в результате которой было уничтожено более 26 000 палестинцев, причем в основном – женщин и детей. Напомню, что Россия изначально предупреждала о таком трагическом ходе событий, поэтому и выступала против операции ЦАХАЛ в Газе. Еще 26 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что уничтожение сектора Газа и изгнание из анклава 2 млн жителей создаст там катастрофу на долгие десятилетия, если не на столетия. Лавров тогда заявил, что невозможно ликвидировать палестинское радикальное движение ХАМАС, "не уничтожив Газу с большинством мирного населения". По словам министра, боевики ХАМАС поступили неприемлемо, напав на Израиль 7 октября, но и публичные обещания Тель-Авива "беспощадно ответить" ХАМАС не соответствуют нормам международного гуманитарного права.

26 января Международный суд ООН в Гааге отчасти признал правоту России, постановив, что Израиль должен прекратить действия, которые могут нарушить Конвенцию о предупреждении преступления геноцида. Решение было правильным, но расплывчато сформулированным и половинчатым. Вердикт был вынесен после рассмотрения иска, направленного ЮАР.

Подробнее...

Этот день мы приближали, как могли!

Председатель «Народного Собора» о многолетней борьбе общественности против попыток легализации ЛГБТ в России

30 ноября 2023 года Верховный Суд России признал Международное движение ЛГБТ* экстремистским и запретил его в России.

Безусловно, это важнейшее общественно-политическое событие. Очевидно, что данное решение вызрело на самом высшем уровне и явилось логическим продолжением общего курса руководства нашей страны на суверенитет, в том числе и в духовной сфере.

Подробнее...

«Наша Вселенная создавалась Творцом под человека». Ученый Владислав Ольховский о явлениях, подтверждающих существование Бога

«Главный вопрос, который ставит перед собой сегодня наука о сотворении мира, касается того, каким образом возникла Вселенная и жизнь в ней. Либо материю создал Бог, либо она смогла организоваться сама из вакуума, подобно Мюнхгаузену, который вытащил сам себя из болота за волосы. Я не являюсь приверженцем философии марксизма-ленинизма, хотя в ней правильно поставлен вопрос о первичности духа или материи, однако ответ на него дан неверный. Я убежден, что дух создал и материю, и жизнь».

Подробнее...

Картина Репина «Иван Грозный убивает своего сына» как элемент технологии культурно-исторических провокаций

Ещё раз о «культурных шоках»  и способах их нейтрализации

Написанная в 1885 году художником Ильёй Репиным картина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года», изображающая  убийство Иваном IV своего сына, тогда для многих представителей российского общества стала  настоящим культурным шоком. В прессе появилось множество критических статей с требованием убрать это полотно из экспозиции и даже вообще запретить его показ.

Подробнее...

Историко-культурные прорывы как основа для борьбы с демонизацией России

Обращение  движения «Народный  Собор» к социально ответственному бизнесу по участию в решении геополитических  задач

Общероссийское общественное движение «Народный Собор» в числе своих инициатив  по укреплению суверенитета России одним из приоритетных направлений считает реализацию историко-культурных проектов, способных торпедировать усилия коллективного Запада  по международной изоляции России. Соответствующие предложения были направлены в адрес руководства Совета безопасности России. Последовавшая реакция со стороны Россотрудничества показала, что предложения «Народного Собора» признаны злободневными, но в данный момент на федеральном уровне отсутствуют ресурсы для их реализации. В связи с этим было предложено обратиться к социально ответственному бизнесу, включая Благотворительный фонд Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт».

Подробнее...

Олег Кассин: «Остановить «политическую онкологию!»

Председатель «Народного Собора» о необходимости для государства в современных условиях  идеологии и  способах её внедрения

В настоящее время в мире происходит  колоссальный  геополитический разлом и размежевание. И это разделение  идет в первую очередь даже не по экономическим, а по духовно-нравственным критериям. Страны западной цивилизации, выполняя установку глобальных наднациональных структур, приступили к тотальному разрушению существующих тысячелетия этических норм, насаждая взамен  диаметрально противоположные, по сути – сатанинские.

Подробнее...

Жизнь на Земле не могла появиться случайно – говорят новые исследования

Найдена непреодолимая пропасть между живой и неживой материей. Идею Дарвина о самозарождении в маленьком прудике опровергает термодинамика биополимеров.

В истории науки есть немало примеров, когда, пытаясь доказать истинность теории, в итоге, ученые получают свидетельства ее полной нежизнеспособности.

Подробнее...

Инопланетяне как спасение мира и Иесусы Чертизона.

             В Апокалипсисе есть сцена, где Авадон (евр. «губитель», по греч. «Аполлион») открывает кладезь бездны откуда выходит саранча, всадники апокалипсиса, которые жалят людей как скорпионы – это есть бесовский легион, которому дана полная власть. Они «спасители» («Христы») мира на языке лжи спасать – значит «губить». Это шпионы ада, иезуиты общества Иисуса, «спасители» мира: Джеймс-секс-бомб, Батман и прочие герои детских комиксов, которые делают народу компьютерную прошивку Аполлон

Подробнее...

Любовь дьявола и шпионаж чертей – общество иезуитов («Иисусов» - «спасителей»)

            Мы бредём по жизни как бы в бреду и по теме пустоты ведём базар, меняя свою жизнь на пустоту и суету и кроме водки ничего не любим. Дурман сивухи выбивает наш разум и занимает сердце. У дьявола всё ложь и вера, и надежда, и любовь – всё пустота чертей. Любовь – коварная змея, которая дышит ядом и отравляет наивные чистые души собирая свою дань смерти. И жгучий мороз губ кобры течёт молоком и мёдом – её любовь не терпит света, а только лишь одна ночь и ложь. Нам бы денёчек переждать, чтобы ночкой можно было воровать чужие души. Ложь называет себя наукой, которая не бывает без жертв и в этом всё общество чертей.

Подробнее...

Распятый Христос. Святые черти и грешные христиане. Кредиторы и должники.

            Все люди грешные и лживые, даже святым верить нельзя – их вводят в заблуждение лжецы. Святому будут лгать, а он должен будет верить, потому что если он будет не верить брату своему, то это тоже грех. И остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим. И вот уже богач требует у Бога простить ему долги в 10 000 талантов, на том основании, что он простил своему должнику долг в 100 динариев. Чадо, говорит Христос, ты вытряхнул с бедняков по 10 000 динариев, истязал их и когда один из твоих должников умер на дыбе, не заплатив тебе последние 100 динариев, то ты сказал, что простил ему этот долг.

Подробнее...

Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг». Донбасс даёт угля.

            СССР встретил своё столетие как никогда молодой и могучий – теперь его столица была в Шанхае. Мир – державное яблоко укатилось из Америки на Восток и солнце Запада потухло, а парус оборван. «Титаник» затонул – так его обманул ветер удачи. Колобок покатился с Запада на Восток по великому шёлковому пути. На приём к китайскому богдыхану слетелись делегации из Ирана, Саудовской Аравии, Франции, Италии, Германии и Латинской Америки. Китайские авианосцы «Ляопин», «Шаньдун» и «Фу Цзян» смотрят в упор на американские. И наш авианосец «Варяг», который строился в Николаеве на верфях и затем он был

Подробнее...

Международный суд в Гааге выдаёт ордер на арест Бога по делу сожжённого Содома.

            Что есть добро? Посади дерево, построй дом и роди сына. Когда построил Каин город и назвал его Содом, то он думал, что Господь оценит и похвалит его усердие. Там были такие дворцы и сады и главное, как он думал, что там был культурный народ – все играют на скрипке, ведут культурные беседы и читают Кафку и Джойса. На стадионах они пьют пиво и смотрят футбол. Но Господь посетил этот «Небесный Иерусалим» и сжёг его. украшением города были люди, которых выпекали из огнеупорной глины. Это были этакие кирпичи империи – гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей.

Подробнее...

Любовь чертей как чума XXI века в чёрном зеркале троллей.

            Богословы старались угодить политикам сделать христианство полезным для царей содомских и князей гоморрских, стать служанкой богословия и культа для культуры, для всех девяти муз, которые жадною толпой стоят у трона. Культура хотела романов с Богом, и она подражала Христу, через это они искажали Истину (как сказал Киплинг: не с тем Бог, кто говорит, что мы соль земли, мы голубь мира, мы Божий щит). Они тащат в христианство своё, а, чтобы остаться с богом всё своё надо выбрасывать. Через игру черти проникают в душу: христианство нам нужно, поскольку оно нам полезно.

Подробнее...

Уния с чертями.

            Говорят, что в 1054 году произошло разделение церквей, которое проявилось в том, что легаты римского папы Льва произнесли анафему на патриарха Михаила и с той поры лучшие умы и юристы спорят и хотят воссоединить. Это история парадоксальна тем, что никакой анафемы не было. Легаты приплыли в Константинополь, а папа Римский попал в плен к норманнам – полномочия всех легатов прекращены. Далее в плену папа умер. Легаты явились в собор Св. Софии с готовым решением отлучить патриарха, потому что герцог Южной Италии Аргир (он же являлся кателаном Византии в Италии оплатил их услуги по отлучении Михаила на почве ночных неприязненных отношений с Михаилом, а ещё он хотел замутить воду при византийском дворе.

Подробнее...

Колбасники под баннером Кукиша. Козломольские и Козленские.

            Баннером дьявола является кукиш. Об этом говорит Мефистофель у Гёте. Любой герб, даже самый замысловатый, хоть со львами, змеями или леопардами – это всё равно кукиш, потому что он основывается на фантазиях и легендах основателя рода и фамилии. А это всегда гений. Ген, это змея мужского рода, которая имитирует фаллос, которым… надменные потомки известны своей подлостью прославленных отцов. Они рабскою пятою попрали обломки счастья обиженных родов.

Подробнее...

(Футуролог Фудзиямы с прогнозом) – Америка: начало конца или конец начала? Храни черти США.

            Мир перевернулся – русские ракеты нанесли удары по банкам «Силиконовой долины», «Кредит Свисс». В швейцарском шоколаде не нашли шоколада, а… только вкус. А в России сдохли придурки, которые покупали швейцарские часы. В доллар никто не верит, хотя на нём написано «inGodwetrust» - все знают, что Америка в бога не верит, а Христа она продала давно. Гетман Козленский потерял свою душу в лабиринтах мирозданья и жил он с тех пор без души. Ему хотелось чего-нибудь продать, но никто не покупал, хотя товар был: Курильские острова, Русская Сибирь, Камчатка – да та же Аляска, сомнительная сделка – барк, который перевозил серебряные доллары утонул, а страховая компания оказалась миражом – призраком. Надо потребовать от собаки Байдена – пусть он ещё раз её купит. Джо, Козленский звонил собаке Байдену, я слышал, что Америка продала Бога, так где я могу получить свою долю?

Подробнее...

Международный суд в Гааге выдал ордер на арест Христа за сожжение Содома.

            Что строят олигархи из бабла? Рай на земле. Но этому строительству мешает душа, а потому её надо продать за дырку от бублика. В чём счастье, брат? Хозяин счастлив, если счастливы его черти, ну и жена-дьяволица, а также собака. Земной рай, это иллюзия, мираж без Бога, воображение у чертей, за которое надо положить свою душу – ни за что. История сохранила описание этого рая крёстных отцов – главное там легитимность. Когда войско Минина и Пожарского вошло в Кремль, то их там встретили бочки с засоленной человечиной.

Подробнее...

Ложь как вера псов, псарей, чертей и папа Рима их крёстный отец.

            Украина – часть Руси, которая украдена чертями, дикое поле, линия огня, ад, что тёмной ночью опустился на землю. Наступление на Русь (натиск на восток – DrangnachOsten) всех военно-масонских орденов: тевтонского, ливонского (меченосцев), иезуитов (общества «Иисуса»), доминиканцев (инквизиции), базилиан (униатов), францисканцев, и др. Причём на фронте римский папа разрешил любой грех, т.е. заранее он отправил саранчу ада – бездны Авадона в рай – там можно блудить, играть в азартные игры в пьяном разгуле, а вот грешники в аду под присмотром чертей вынуждены вести святую жизнь – даже и сигаретку не выкуришь.

Подробнее...

Мир с чертями (fucky lucky) – война с Богом. Ад и Царство Небесное.

            Дьявол вьётся дохлой мухой над моею головой и вороны кружат хороводом бесов – черти спустились и чертят, сужая круги – вы добычи не дождётесь, ведь мой Господь – Христос. Черти зовут обратить данные Богом хлеба в камни и стрелять в небо по Господу, присвоить и украсть весь мир у Бога, ведь хлеб насущный обращённый в маслины волын – закон и яд владения царей, который учит беречь волосы и сняв голову, карабкаться по лестнице Люцифера вверх, чтобы на крыше мира поставить свой престол – там мрак и холод, жить нельзя и дьяволята говорят – кинься вниз и аггелы тьмы тебя понесут.

Подробнее...

Встреча Путина и Си – дорогих друзей «Спина к спине» - лицом к врагам. Передастов не любим, козлам не подаём.

            Обращение «дорогой» - в империи Чингиз-хана так назывался чиновник – «дарога», который контролировал дороги – по ним шла торговля и мчались гонцы. Дорогой друг – не просто друг, а когда ещё и дорога одна, и мы стоим не «лицом к лицу» (как на Западе), а спина к спине. У нас не только дороги одни, а ещё и враги общие. Русский медведь и китайская панда. Потери Китая за его позицию весьма велики – против него идут весьма существенные санкции, ограничения по торговле. Америка сделал тысячи предупреждений и даже какой-то сучий суд в Гааге выписал международный ордер на розыск Путина (т.е. на всех русских и китайцев, которые с ним встречались).

Подробнее...

Человек – сосуд Божий и Чаша Грааля – яда кобры.

            По масонским легендам очень разнообразным и невнятным Иосиф Аримофейский собрал у распятого Христа кровь в некую чашу. И вот её все то ли ищут, то ли уже нашли некие посвящённые и она даёт то ли мудрость, то ли власть над миром и какие-то рыцари короля Артура где-то там собираются – в общем каждый придумывает, что он хочет. Но действительность не поддаётся фантазиям. Каждый человек – избранный сосуд Божий и эта дивная чаша неведомой красоты на 80% состоит из воды,

Подробнее...

Обаяние чертей и антихрист гетьман Козленский – «Брат – 666».

            Прошло много лет как Балабанов предъявил свой фильм о героях нашего времени «Брат – 2» и все полюбили обаятельного паренька Бодрова, мерзавца, негодяя и антихриста – русский предтеча гетьмана Козленского. Балабанов – военный переводчик, участник страшного военного конфликта в Йемене, который владеет Баб-Эль-Мандебским проливом через который идёт почти вся нефть Ирана, Ирака и Саудовской Аравии. Разумеется, СССР должен был туда влезть, вот он и влез. Есть Йеменская Арабская республика, а была Народно-Демократическая республика Йемен. Эта война шла более 40 лет и лишь недавно между Саудовской Аравией и Ираном при посредничестве Китая был заключён мир. Аден – столицу сотрясали такие взрывы, что корабли в порту едва не тонули, на головы всем нам падали камни с неба, которым было более 5 000 лет. Другое название страны «Счастливая Аравия», там есть орошение земли и поэтому всё растёт. Некоторые историки считают, что это была колыбель человечества древних шумеров. Воинственные племена при международном участии разбивали страну.

Подробнее...

Почём опиум для народа? Тысяча лет спецоперы с попами (чертями). Международное право Гааги и доллары гетьмана Козленского.

            История учит тому, что ничему она не учит, потому что она есть ложь – ведь её пишут черти. Только их мнение имеет значение. Мнение – от мании, змеи женского рода, которая царствует в головах царей. Поскольку разведки и шпионы весьма умны, и они доложат властям то, что они от них хотят услышать, а потому их интересует только то, что сидит в головах у властей, а не то, что есть на самом деле. Находкой для шпиона является не сейф противника, а сейф царя, изучив который он сделает свой доклад, за который его похвалят. Такая картина маслом везде: в истории, политике и науке, а потому там правит бал сатана. Мировая война началась в тот момент, когда Каин убил Авеля, брата своего – и она не прекращалась никогда.

Подробнее...

О сценарии ускоренного завершения СВО на Украине

Анализ возможных вариантов развития специальной военной операции и событий на Украине

В ходе проведения Россией специальной военной операции на Украине российские войска сталкиваются с отчаянным сопротивлением противника и нежеланием большинства из них сдаваться в плен. Помимо ряда субъективных и объективных причин этого (мощная идеологическая промывка мозгов населения Украины, наличие заградотрядов, угрозы репрессий в отношении родственников в случае сдачи в плен и др.), существует еще один серьёзный фактор, который не был учтен и задействован  в ходе проведения СВО.

Подробнее...

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика