События

Для чего солнце светит

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Беседа Александра Проханова с протоиереем Александром Шаргуновым

Александр Проханов. Девяносто лет минуло со дня гибели Николая II и его семьи. Многое с тех пор кануло в лету. Но тема Российской Империи, судьба последнего императора, его трагическая кончина захватывает все новые общественные круги. Как бы Вы, отец Александр, объяснили нарастающий интерес к этой теме? Отчего она все сильней, и сильней волнует наши сердца?

Отец Александр. В этой теме, может быть, средоточие всей нашей истории. Тайна беззакония, о которой говорит Писание, раскрывается не в одних только наших личных грехах, нашем личном отвержении Бога. Существует организованное, государственное противление Богу, которое раскрывается в истории. Весь Ветхий Завет повествует о борьбе языческих народов против богоизбранного народа, и Новый Завет в Откровении Иоанна Богослова говорит о том же самом, только на еще большей глубине.

Недавно прославленный сербский святой, преподобный Иустин Попович, писал: «В наше время существует немного людей с живым ощущением истории. Обычно события оцениваются фрагментарно, вне их исторической целостности. Эгоистическое ослепление, будь то индивидуального, национального или классового характера, заключает человеческий дух в беспросветные норы, где он мучается в своем собственном аду. Выхода оттуда нет, потому что нет человеколюбия. Не может человек выйти из своего адского солипсизма, если подвигом самоотверженной любви не перенесет душу свою в других людей, служа им евангельски преданно и искренно. Меня всегда радует, когда я среди интеллигентов встречаю человеческое существо, обладающее здоровым чувством истории».

Святой Царь Николай II воспринимается нами сегодня как ангел, посланный Богом на землю накануне апокалиптических бурь в России и во всем мире. Он был дан, чтобы явить образец православного Государя на все времена, чтобы показать, чего мы лишаемся, теряя православную монархию. Вместо Помазанника Божия Россия получила помазанников сатанинских. Все перевернулось, все тут же смело. Всякие попытки удержать распад были напрасны. Даже либерал В. Набоков вынужден был констатировать, что как только восторжествовала «полная законность и справедливость», о которой мечтали либералы, тут-то и началось самое страшное кровавое беззаконие. А Розанов написал в своем плаче по родине: «Рассыпалась вся. До подробностей, за один день. Вся слиняла». Он нашел в себе мужество сказать в 1918-м: «Я вдруг понял, что у меня сейчас нет царя, и мне ничего не хочется: писать, делать, вообще жить. Я никогда не думал, что так завишу от царя».

Присутствие тайны беззакония зримо даже во внешних обстоятельствах екатеринбургского злодеяния. Как отмечал еще генерал Дитерихс, династия Романовых началась в Ипатьевском монастыре Костромской губернии и кончилась в Ипатьевском доме города Екатеринбурга. Слугами веельзевула, которые скоро будут строить общественные туалеты на месте алтарей и взорванных храмов, сознательно было выбрано и место, и день преступления, совпавший с днем памяти святого князя Андрея Боголюбского — того князя, который если не по имени, то по существу был первым русским царем.

Враги прекрасно понимали, что уничтожение «всей великой ектеньи», по выражению Ленина и Троцкого, явится поруганием той клятвы верности перед Крестом и Евангелием, которой поклялся русский народ на соборе 1613 года, строить жизнь во всех ее сферах, в том числе государственной и политической, на христианских принципах.

Среди чудес, которые являет Господь через Царственных мучеников, может быть, самое большое чудо — чудо их канонизации. Все было как бы против, но враги Православия и России недооценили реальную возможность канонизации. Они постоянно говорили, что этого не может быть. «Ну, один-два маргинальных архиерея найдутся, — все время повторяла их пресса, — но не совсем же они сумасшедшие». Но Сам Бог устроил это чудо. Канонизация показала, что справедливость существует. Все истинное будет вознаграждено. Сколько лет длилась ложь, сколько лет замалчивали, так что почти никто о его святости не знал. Это ведь поразительно, это чудо — из горчичного зерна выросло дерево, в тени ветвей которого могут укрыться многие среди нестерпимого зноя сегодняшнего ада. Это утешение для всей Церкви: как бы ни неистовствовало зло, храните верность своему Господу, и Он выведет вашу правду как полдень.

Не должно быть ложного оптимизма, но мы свидетели величайшего чуда. Царь победил, с ним Бог. И с нами Бог. Осуществилась воля Божия. Это эпохальное событие, подводящее итог XX столетию. Это рубеж нашей истории, как революция 1917 года, как расстрел России в 1993 году, но с иным знаком. Это значит, что среди нынешнего растления и геноцида Бог не оставляет нас. Бог даровал эту канонизацию в самый тяжелый момент нашей истории, чтобы показать нам, что не все потеряно. В конце концов, враги России именно потому уступили, что были абсолютно уверены, что процесс распада России уже необратим. Разумеется, они сделают все, чтобы превратить эту канонизацию, как мы раньше говорили, в ничего не значащий узор, но как всегда, от них осталась сокрыта главная глубина.

Мистически совершился великий поворот, и России дается шанс, которым Церковь может воспользоваться только тогда, когда не будет стыдиться перед нынешними растлителями и распинателями России, что святой Царь-мученик — не просто один из мучеников, а Помазанник Божий. Тогда чары зла над Россией будут спадать и откроется Христова любовь.

Александр Проханов. Да, прославление Царя-мученика — это величайшее из чудес. Но в нем, на мой взгляд, есть еще какая-то странная, лукавая подробность. По существу очень многие из либералов, торжествовавших свою победу после 1991 года, были задействованы в том, что мы условно называем монархическим проектом. Они приписывали себе все достижения на этом поприще. В то время как сама Церковь, может быть, еще и не верила в грядущее чудо — по слабости своей, подавленности. А новая власть на канонизации пыталась сыграть свою игру.

Отец Александр. Канонизация — это эпохальное событие, подводящее итог двадцатому столетию. Бог даровал нам ее в самый тяжелый момент нашей истории, чтобы показать, что не все потеряно. А те люди, о которых вы говорите, именно потому ей и не воспрепятствовали, что были уверены — процесс распада России необратим. «Пусть все будет как самый прекрасный символ: крест, трехцветное знамя, двуглавый орел, а мы будем устраивать свое, земное, по нашим земным понятиям».

Что такое революция 1917 года? Как она совершилась? Мы знаем, что на первых рубежах ее стояли отнюдь не большевики, а конституционные демократы, буржуазия, которая уже не верила в благодатную силу царского помазания. Для них это казалось исторически устаревшим. Они ориентировались на английскую и французскую революции, их верой был — прогресс, творческие силы человека, а не благодать Божия, которая перестала быть для них самой реальной и все превосходящей силой. Именно они открыли ворота большевистской революции с ее особой жестокостью и прагматизмом.

Известно, что многие из тогдашних разрушителей России действовали во имя ее созидания. Среди них много было по-своему честных, мудрых людей, которые уже тогда искали, «как обустроить Россию». Но это была, как говорит Писание, «мудрость земная, душевная, бесовская». Камень, который отвергли тогда строители, был Христос и Христово помазание.

Помазание Божие означает, что земная власть Государя имеет источником Божественную. Отречение от православной монархии было отречением от Божественной власти. От власти на земле, которая призвана направлять общее течение жизни к духовным и нравственным целям — к созданию условий, максимально благоприятных для спасения многих, власти, которая «не от мира сего», но служит миру именно в этом, высшем смысле. Разумеется, «любящим Бога все содействует ко благу», и Церковь Христова совершает спасение при любых внешних условиях. Но тоталитарный режим и, в особенности, демократия создают атмосферу, в которой, как мы видим, среднему человеку не выжить.

И предпочтение иного рода власти, обеспечивающей прежде всего земное величие, жизнь по своей, а не Божией воле, по своим похотям (что называется «свободой») не может не привести к восстанию на Богом установленную власть, на Помазанника Божия. Произошла революция — переворот божественного и нравственного порядка, и на какой глубине эта революция раскрывается сегодня, не надо никому объяснять.

Большинство участников революции действовали как бы бессознательно, однако это было сознательное отвержение Богом данного порядка жизни и Богом установленной власти в лице Царя, Помазанника Божия, как сознательным было отвержение Христа Царя духовными вождями Израиля, как это описано в Евангельской притче о злых виноградарях. Они убили Его не потому, что не знали, что Он Мессия, Христос, а именно потому, что знали это. Не потому, что они думали, что это лжемессия, который должен быть устранен, а именно потому, что они видели, что это подлинный Мессия: «Придем, убьем Его, и наследство будет наше». Тот же тайный Синедрион, вдохновляемый диаволом, направляет человечество к тому, чтобы оно имело жизнь, свободную от Бога и от заповедей Его — чтобы ничто не мешало им жить, как им хочется.

Поэтому когда сейчас, в пору, казалось бы, подъема, расцвета Церкви, люди свободно молятся, ходят крестными ходами и как следствие видят в этом скорое восстановление монархии, — они ошибаются. Пока не будет повсеместного истинного возвращения к Богу, все останется лишь узорами, украшением нашей жизни, внешней видимостью без содержания.

Александр Проханов. Противники Государя, и не только они, говорят, что если это была верность принципам чистой монархии, то она слишком дорого стоила русскому народу. Слишком много бед пришлось испытать после этого России.

Отец Александр. Поразительно, как они и тогда, и теперь хотят перевернуть все с ног на голову — потому что именно в этом и заключалась высота святости, явленной Государем в подвиге отречения: в его способности измерять все духовным, вечным измерением.

Вряд ли Царь мог предвидеть, какие ужасные события последуют за его отречением, потому что чисто внешне он отрекся от престола, чтобы избежать бессмысленного пролития крови. Однако глубиною ужасных событий, которые открылись вслед за его отречением, мы можем измерить глубину его страданий в его Гефсимании. Царь ясно сознавал, что своим отречением он предает себя, свою семью и свой народ, который он горячо любил, в руки врагов. Но важнее всего была для него верность благодати Божией, принятой им в таинстве миропомазания ради спасения вверенного ему народа.

Ибо все самые страшные беды, какие только возможны на земле: голод, болезни, вымирание народа, от которых, конечно, не может не содрогаться человеческое сердце, не идут ни в какое сравнение с вечным «плачем и скрежетом зубов» там, где нет покаяния. И, как сказал пророк решающих событий русской истории, преподобный Серафим Саровский, если бы знал человек, что есть жизнь вечная, которую Бог дает за верность Ему, то согласился бы тысячу лет (то есть до конца истории, вместе со всем страдающим народом) терпеть любые муки. А о скорбных событиях, последовавших за отречением Государя преподобный Серафим говорил, что ангелы не будут успевать принимать души — и мы можем сказать, что благодаря отречению Государя миллионы новых мучеников получили венцы в Царствии Небесном.

Можно делать какой угодно исторический, философский, политический анализ, но духовное видение всегда важнее. Нам известно это видение в пророчествах святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителей Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова и других угодников Божиих, которые понимали, что никакие экстренные, внешние государственные меры, никакие репрессии, самая искусная политика не в состоянии изменить ход событий, если не будет покаяния у русского народа. Подлинно смиренному уму святого Царя Николая было дано увидеть, что это покаяние будет дано очень дорогою ценой. Все остальные рассуждения в этом свете исчезают, как дым.

Мы более всего страшимся сегодня утраты независимости России, и это понятно. Но не следует путать следствие с причинами: все самые ужасные, самые разорительные иноземные нашествия — будь то Батый, Наполеон или Гитлер — ничто по сравнению с полчищами бесов, заполняющими все в народе.

Говорят, что существует сценарий окончательного уничтожения России, согласно которому будет спровоцирован «русский бунт, бессмысленный и беспощадный», а для «наведения порядка», будут введены войска НАТО, которые возьмут все в стране под свой контроль. Но вот — рассказывает о своих когда-то очень близких знакомых В. Г. Распутин — почтенная, вполне положительная, уважаемая всеми женщина спокойно смотрит изо дня в день порнографические видеофильмы вместе со своей дочерью. И нам ясно, что уже не надо вводить никаких войск — или наоборот, почему бы их не ввести — все и так занято сатаной.

В событии отречения Государя, таким образом, по сути преломляются, все главные события священной истории, смыслом которых всегда является одна и та же тайна. Для чего было египетское рабство и вавилонский плен в богоизбранном народе, если не для того, чтобы все упование его было на единого Бога? Наконец, что означала римская оккупация Израиля во времена земной жизни Спасителя? То же, что и октябрьская революция 1917 года с ее искушением земного благополучия без Бога.

В том-то и дело, что желание сохранить православную монархию любой ценой ничем не отличается от того безбожия, которое обнаружилось в насильственном ее уничтожении. Это была бы та же попытка найти твердую опору помимо Бога — эта опора всегда, по слову пророка, оказывается «подпорою тростниковою» — «когда они ухватились за тебя рукою, ты расщепился и все плечо исколол им, и когда они оперлись на тебя, ты сломался и изранил все чресла их».

После отречения от Царя, в котором народ принял участие своим равнодушием, не могло не последовать небывалых доселе гонений на Церковь и массового отступничества от Бога.

Александр Проханов. Я понимаю, что в истории не бывает сослагательного наклонения. Но давайте на минуту представим, что было бы, если бы Царь, проявляя политическую хитрость и дипломатию, не допустил бы вступления России в Первую мировую войну, не уступил бы требованиям отречься от престола?

Отец Александр. Сравнивая судьбу России с судьбой богоизбранного народа, мы не можем не вспомнить о Сербии. Сегодня, когда сербский народ на наших глазах снова был возведен на свою Голгофу, нельзя не вспомнить о царе Лазаре, который вышел на Косово поле, чтобы сразиться с турецкими завоевателями. По преданию, ему явился ангел и сказал: «Ты можешь выбрать себе земное царство и оно тебе будет дано. Но тогда ты лишишь себя Царства Небесного. Ты должен выбрать либо одно, либо другое». Лазарь выбрал Царство Небесное. Вместе со своим народом он вышел на битву, жизнь свою положил за родной народ, и в этой битве турки победили. Однако эта битва спасла сербский народ от окончательного исчезновения в историческом плане, потому что всегда спасает только вера и верность Богу. С тех пор этот народ жил идеалом царя Лазаря, который отдал свою жизнь за Царство Небесное, за Церковь Божию.

Подвиг мученика Царя Николая, как будто, иной, но он тот же по сути, и Россия призывается жить идеалами святого мученика Царя Николая. Как говорил в 1932 году святитель Николай (Велимирович), «русские в наши дни повторили Косовскую битву. Если бы Царь Николай прилепился к царствию земному, царству эгоистических мотивов и мелочных расчетов, он бы, по всей вероятности, и сегодня сидел на своем троне в Петербурге. Но он прилепился к Царствию Небесному, к Царству небесных жертв и евангельской морали, и из-за этого лишился жизни сам, и чада его, и миллионы собратьев его. Еще один Лазарь и еще одно Косово!»

Как известно, вчерашние и сегодняшние хулители Государя, и слева, и справа, постоянно ставят ему в вину его отречение. К великому сожалению, для многих, несмотря ни на какие объяснения, в вопросе канонизации это до сих пор остается камнем преткновения и соблазна, в то время как это явилось величайшим проявлением его святости.

Итак, своим подвигом исповедничества Царь посрамил, во-первых, демократию — «великую ложь нашего времени», по выражению К. П. Победоносцева, когда все определяется большинством голосов, и, в конце концов, теми, кто громче кричит: «Не Его хотим, но Варавву» — не Христа, но антихриста. И, во-вторых, в лице ревнителей конституционной монархии он обличил всякий компромисс с ложью — не менее великую опасность нашего времени.

Были у нас выдающиеся Цари: Петр I, Екатерина Великая, Николай I, Александр III, когда Россия достигла расцвета с великими победами и благополучным царствованием. Но Царь-мученик Николай есть свидетель истинной православной государственности, власти, построенной на христианских принципах.

До конца времен, и в особенности в последние времена, Церковь будет искушаема диаволом, как Христос в Гефсимании и на Голгофе: «Сойди, сойди со Креста». Отступи от тех требований величия человека, о которых говорит Твое Евангелие, стань доступнее всем, и мы поверим в Тебя. Бывают обстоятельства, когда это необходимо сделать. Сойди со креста, и дела Церкви пойдут лучше.

Главный духовный смысл сегодняшних событий — итог XX века — все более успешные усилия врага, чтобы «соль потеряла силу», чтобы высшие ценности человечества превратились в пустые, красивые слова. Почему с самого начала не было должного противостояния Церкви сатанинскому растлению народа? Что такое экуменизм и где проходят «мистические границы Церкви»?

Если возможно покаяние народа (а не разговор о покаянии), то оно возможно только благодаря той верности Христовой благодати и истине, которую явили все Царственные мученики и все новые мученики и исповедники Российские. Только благодаря этой верности, этому свету есть среди беспросветности наших дней надежда, которая не постыжает.

Александр Проханов.
Движение к монархии — сложный, многомерный общественный процесс. Интерес к ней все усиливается. Появляются носители этого интереса. Увеличивается роль Церкви. Монархическое состояние ума — это так естественно для России. Все-таки мне кажется, что восстановление монархии становится более и более реальным.

Отец Александр. Мы должны смотреть на этот процесс, прежде всего, с духовных позиций. Слишком очевидно, что разговор о перспективах восстановления православной монархии в нынешней ситуации несостоятелен. Среди всеобщего сегодняшнего аморализма и беззакония о восстановлении монархии даже и речи быть не может — дай Бог хоть какую-то законность соблюдать.

Обозначенную Вами тему будет уместно поставить в прямой связи с ересью «тысячелетнего царства». Напомним, что идея земного царства, где все будет совершенно, родилась из древней ереси хилиазма, согласно которой первое воскресение, о котором говорится в 20-й главе Откровения Иоанна Богослова, будет для избранных на тысячу лет. В это время избранные якобы будут жить со Христом на земле, наслаждаясь благоденствием и счастьем. Эти мечты исходят из древнего иудейского предания и обретают все большее влияние в учении иудаизма с его идеей земного царства, крайним выражением которой является коммунизм. Это ложная, воображательная теория, о которой Православная Церковь говорит как об искажении подлинной эсхатологической надежды. Церковь поражала эту ересь всякий раз, как она в течение истории снова появлялась на свет, поскольку речь идет о постоянном искушении. Мы видим ее сегодня вновь, все более жизнеспособной по мере того, как авторитет Церкви ослабевает в мире, а желание абсолютной справедливости продолжает быть естественной мучительной потребностью человечества.

С неизбежностью во всякой культуре, где еще сохраняются идеи правды и справедливости, но уже потеряна всякая связь с верой в Бога, развивается хилиазм явный или скрытый. Трагическая противоречивая идея хилиазма — в истоке великих исторических мифов XIX века, тех, которые пытались осуществить в двадцатом. Это упорство хилиазма, религии «века сего», религии, не сознающей себя религией, ставит очень серьезные проблемы.

Действительно, невозможно поддерживать существование без надежды на лучшее будущее. Жизнь невозможна, если жизнь не может быть изменена. Но нельзя не видеть глубину подмен, проистекающих из этих чаяний. Теперь, разумеется, многие ставят под сомнение оптимизм, которого было исполнено человечество сто лет назад, но идея всеобщего прогресса утвердилась так прочно, что поглощает собой все без остатка, и ничего другого человечество знать не желает.

А о восстановлении монархии в России говорить сейчас, повторяю, преждевременно. Мы уже много раз говорили, что прежде, чем ставить вопрос об этом, надо серьезно задуматься о путях восстановления двух главных ее составляющих — нравственности и государственности. А культивируемый ныне «патриотизм» Содома только усугубляет ситуацию. И ожидание нового земного царя в этом контексте будет путем установления симфонии антигосударства и антицеркви в лице антихриста.

Александр Проханов. Невозможно не видеть в убийстве Николая II, Помазанника Божия, начало Апокалипсиса последних времен. Нельзя ли проследить, как человечество постепенно созревало до революции 17-го года?

Отец Александр. В судьбе последнего русского Императора мы можем видеть события апокалиптического значения вследствие не только того особого места, которое занимает Россия в мире, но и вследствие раскрытия на последней глубине процессов, происходящих в мире на протяжении последних веков.

Одна из существенных черт последнего времени заключается в том, что человеческое общество прежде всего сосредоточено на будущем. До последних веков оно обращало свой взор скорее к прошлому. Люди искали в нем примеры, позволяющие им устоять посреди зла земного существования. Они не думали о том, как изменить мир, скорее о том, как достойно выжить в существующем мире.

Идея устремленности к лучшему будущему, соответствующему гражданскому цивилизованному обществу, совершенно отличная от истории спасения, начинает появляться после XVI века и обретает все более полные очертания в XVIII. Эта идея очень медленно проникает в общественное сознание, но это были действительно великие перемены. То, что произошло с Царем в России, было последним рубежом.

В этом направлении развивается философская мысль современного мира с его великолепием прогресса и ужасами распада. Это можно проследить на примере трех великих течений мысли, которые в точности соответствуют истории трех последних веков. XVIII век — человек, унаследовав влияние Декарта, все более и более верит в разум и науку, почти обожествляя их. XIX век открывает двери «диалектике истории» и эволюции (Гегель, Дарвин, Маркс). XX век, осуществляя на практике учения XIX, одновременно утверждает «примат жизни» — предпочтение практического опыта любой теории (Бергсон с его экзистенциализмом и др.).

Но разум, безусловно необходимый для познания жизни, когда он становится единственным мерилом истины, изгоняет тайну. А эволюция и «диалектика истории», сосредоточенные всецело на земном плане жизни, затуманивают вечное. «Экзистенция», временное существование, вытесняет сущность, опыт противопоставляется Откровению. «Если я не знаю Бога в моем личном опыте, значит Бога нет». Отсюда в перспективе появляется новое понимание свободы с отменой всех древних табу: человек только тогда по-настоящему реализует себя, когда не связывает себя никакими нравственными ограничениями.

Эти три течения мысли проистекают одно из другого и накладываются друг на друга так, что препятствия к вере «древних дней» и ее ценностям спрессовываются и современному человеку все труднее пробиться через эту толщу.

Таким образом можно видеть, что человеческая нравственность и культура проходят через три соответствующих этапа. Во-первых, могут сохраняться листья, цветы и даже плоды традиционной христианской нравственности и культуры, но связь с корнями — с верой в Живого Бога — все более ослабевает и совсем утрачивается. Постепенно Бог становится просто ненужным, превращаясь в абстрактную «надстройку», которую можно упразднить: достаточно для достойной жизни следовать требованиям естественного разума и совести.

На втором этапе человек, будучи не в состоянии обеспечить порядок жизни, восстает против естественных норм нравственности и их Творца: революция 1917 года в России и продолжение ее сегодня в новой революции — перевороте Божественного и нравственного порядка, утверждающего грех как норму.

На последнем, третьем этапе требуется как бы освящение греха — то смешение святыни с грязью, о котором как о тайне беззакония внутри Церкви пишет апостол Павел во втором послании к Солунянам. В этом же контексте, отметим, можно рассматривать одну из перспектив восстановления монархии: украшение главной христианской святыней — крестом — высшего беззакония, власти мамоны, перспективу «внешней видимости» с полной внутренней пустотой, по выражению святителя Феофана Затворника, — восстановление монархии как власти антихриста.

Александр Проханов. Вы уже говорили, что прославление Николая II и его семьи было чудом. А в русской истории чудо является мощным действующим фактором. Значит, мне кажется, может произойти и чудо восстановления монархии без длительных эволюционных приготовлений. Чудо — это же мгновенное преображение.

Отец Александр. Да, это так. Но Богу, в Его спасительном промышлении о нас, в Его чудотворении, нужно на что-то, на кого-то опереться. Потому что смысл истории, смысл судьбы каждого человека — общение с Богом, наш ответ на то, что Бог нам предлагает. Когда мы делаем один шаг навстречу Богу, Он делает навстречу нам десять. Но этот хотя бы один шаг мы должны сделать.

Александр Проханов. Объясните, отец Александр, почему Николай II стал святым? Я не говорю о свидетельствах, которые сопутствовали его муке и прославлению. Меня интересует каноническая точка зрения. Почему Государь, политический деятель, чье правление отмечалось катастрофическими явлениями войн и революций и закончилось отречением от престола, оказался святым? Свят ли он стал после казни его и его семьи, или он был свят изначально? Снискал ли он святость своей мученической кончиной или она в нем и раньше гнездилась?

Отец Александр. Известно изречение: «Христианами не рождаются, а становятся». Во святом крещении каждый человек призывается к святости. И отпевают его со словами: «Со святыми упокой». Христос пришел, чтобы сделать всех святыми, причастными Богу. Другое дело, что слишком многие оказываются недостойными этого избранничества. Церковь не создает святость. Она только свидетельствует в Духе Святом, чтo есть благодать, где истина, а где ложь.

Несколько лет назад, еще до канонизации, вышла книга «Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных». Самое ценное, что эта книга — свидетельства очевидцев. Свидетельство всегда ценно, тем более, если оно — свидетельство любящих людей, которые были верны до конца и были готовы пойти на мученичество.

Как тогда, с одной стороны, были «измена, трусость и обман», а с другой — преданность до смерти, так и теперь. Обычно о людях бывают разноречивые свидетельства. Здесь много свидетельств, и они совпадают. И это очень важно, потому что много клевет было на Царя. Клевета — страшная вещь. «Избави мя от клеветы человеческия, — говорит псалом, — и сохраню заповеди Твоя». Диавол — клеветник. Сам диавол и все слуги его участвовали в этой работе. Как «раскручивали» накануне революции тогдашние СМИ тему Распутина, как старались Царя в народе дискредитировать и как стараются до сегодняшнего дня. Эта книга как пощечина клеветникам. Клеветники должны замолкнуть раз и навсегда. Правда торжествует.

Поразительно, как свидетельства-воспоминания согласуются со свидетельствами чудес, явленных Богом людям, которые никогда не видели и не могли видеть Царя и его семью. И это, может быть, самое большое чудо, потому что «события говорят за себя». И никакие чудеса не в состоянии лучше передать истину в сравнении с потрясающим значением фактов.

В воспоминаниях, напечатанных в этой книге — в этом, можно сказать, материале для канонизации, — почти нет никаких чудес в обычном понимании слова, но в них есть нечто иное. Они сообщают нам очень важную истину о том, что внешность Царя была необманчива. Облик Царя и всех Царственных мучеников вырисовывается здесь таким, каким мы его знали по фотографиям и портретам. Я помню, какое впечатление произвели на меня фотографии Царя, когда я впервые его увидел. Я понял, что это человек высшего порядка. В нем есть что-то такое хорошее, как бы природное, как воздух, как вода, благодатно-спокойное именно оттого, что он — Царь, что он дан, что он как стихия. Он как бы независим от нас данным ему от Бога даром, и в то же время близкий, родной, как будто я всегда его знал. Позже я понял, что так мы воспринимаем Самого Христа и всех Его святых. Он — человек, Богом отмеченный, и в нем удивительная естественность. Таким и должен быть Царь. Царь как будто приближен к Богу, он между своими подданными и Богом. У него лицо человека, который знает самое главное, и потому исполнен покоя. Такой покой в нем, что на него можно положиться, и мы пред ним как дети. Многие наши интуитивные мысли находят подтверждение, начиная от описания бытовых мелочей и кончая крупными событиями.

Святость обретает плоть. Святые — это не значит безгрешные, без недостатков. Перед нами люди со всеми особенностями их характеров, со всеми искушениями. Но откуда это сокровенное признание: «Знакомство с этими людьми составляет величайшее счастье моей жизни…», «Я благодарю Бога, что Он послал мне таких друзей»? Их семья очаровывала тех, кто приближался к ней и понимал, что это за явление. Благоговение перед этой семьей было естественным — как перед существами высшего порядка.

В чем еще удивительный подвиг Царственных мучеников? Это было время, когда в высшем обществе России началось разложение, которое все более захватывало и низшие слои. А они, находясь на самом верху Российской жизни, являли образец, именно образец противоположного — в своем личном христианском и общественном служении. Это были люди необыкновенные, еще до своего мученичества — вот что мы снова и снова должны подчеркнуть. Не так, как сегодня некоторые видят их святость только в мученичестве, говоря, что прежняя их жизнь не дает никаких оснований для прославления. Мы можем проследить, как постепенно вызревает подвиг страстотерпчества и мученичества.

Напряжение сил зла вокруг Государя накануне революции так же, как и сегодня, достигало предела, ибо речь шла о судьбе Православия и России, а значит, и всего человечества. И потому страдания и смерть Царственных мучеников — не поражение, а победа. Худшее, что люди могли сделать Царю, было попущено Богом, но все их самое худшее не могло его победить! Крест — не конец, за ним следует Воскресение. Слава Воскресения изменила все.

Вера в Бога и вера в свой народ оказалась сильнее всего, и эту веру не могло поколебать никакое человеческое предательство. В свидетельствах о чудесном заступничестве Царственных мучеников обращает на себя внимание то, что во многих случаях благодатную помощь получали люди, которые до этого были равнодушны к судьбе Царя и даже участвовали в клевете на него — будь это вчерашняя коммунистическая ложь, или сегодняшний «демократический» обман. Плохие люди, ставшие благодаря заступничеству Царя пред Богом хорошими — новая слава Христова в Церкви. Это свидетельство, что Христос действует через Царственных мучеников, освящая их жертву.

Бог избрал самое лучшее. В жертву за Россию был принесен ее цвет: вначале Государь с семьей, а потом — все верные Богу, Царю и Отечеству. Возможно ли было любить Россию чище, возвышеннее, преданнее, чем они? Они действительно любили ее даже до крови. В этом было глубокое мистическое понимание роли России во всем мире как православной державы и значения единения братских славянских народов. Когда Государь вынужден был подписать приказ о вступлении в войну с Болгарией, связавшей себя с Австро-Венгрией, у него дрожали руки.

Значение этой книги в том, что откровение, богословие о православном Монархе-мученике богопросвещенных умов и сердец совпадают со свидетельством очевидцев. «Император и Императрица, — пишет неподкупный иностранец Жильяр, — думали, что они умирают за Отчизну. Они умерли за все человечество. Их истинное величие не в императорском достоинстве (хотя, как мы видели, это имело и имеет значение), но в достижении высших человеческих добродетелей, до которых они постепенно возвысились. Они стали духовно совершенны; это дало им не земную преходящую силу, но чудесную твердость и ясность души древнехристианских светочей, против которых бессильны людская злоба и которые торжествуют в самой смерти».

Государь прославлен как страстотерпец, за подвиг высшего смирения перед волей Божией. Нам иногда кажется, что воля, характер человека более всего проявляются в активности. Но требуется несравненно большее мужество, чтобы тот, кто «не напрасно носит меч», принял повеление Божие «не противиться злому», когда Бог открывает, что иного пути нет. А политик, которым движет только инстинкт власти и жажда ее сохранить, во что бы то ни стало, по природе очень слабый человек. Заслуга Государя Николая II в том, что он осуществил смысл истории как тайны воли Божией.

Александр Проханов. Я часто задаю себе вопрос: в чем миссия святого Царя Николая II в сегодняшней России? Допустим, он не был бы канонизирован. Но он все равно оставался жертвой страшного убийства, которое волновало бы людские сердца, рождало гнев, возмущение, требовало отмщения. Но поскольку он превратился в святого, то должен воздействовать на сердца каким-то иным способом. Спроецироваться на проблему истории власти, страны, государства. Какова его миссия в этом качестве?

Отец Александр. Значение власти всегда огромно. Апостол Павел во Втором Послании к Фессалоникийцам пишет о причинах, удерживающих до времени приход антихриста: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего».

Церковь понимает под «удерживающим» не только благодать Божию, но и законную государственную власть. Древние отцы Церкви: блаженный Августин, Исидор Пелусиот, Иоанн Златоуст и другие считали таковой любую законную власть, пусть даже и не христианскую. Такая власть не допускает анархии, распада общества. А здесь речь идет, повторим еще раз, о власти, основанной на христианских принципах.

В течение столетий приближалась Россия к Екатеринбургской Голгофе. И здесь древний соблазн раскрылся в полноте. Как диавол искал уловить Христа через саддукеев и фарисеев, ставя Ему неразрываемые никакими человеческими ухищрениями сети, так через социалистов и кадетов диавол ставит Царя Николая перед безысходным выбором: либо отступничество, либо смерть.

Им нужно было показать, что вся власть принадлежит им, вне зависимости от какого-то Бога, а благодать и истина Помазанника Божия нужны только для украшения того, что им принадлежит. Это означало бы, что любое беззаконие, которое совершит эта власть, будет совершаться как бы по прямому благословению Божию. Это был сатанинский замысел — осквернить благодать, смешать истину с ложью, сделать бессмысленным, декоративным помазание Христово. Создалась бы та «внешняя видимость без существа дела», в которой, раскрывается тайна беззакония. Если Бог становится внешним, то и православная монархия, в конце концов, становится только украшением нового мирового порядка, переходящего в царство антихриста. И покуда существует человеческая история, враг никогда не оставит этого замысла.

Но Царь не отступил от чистоты помазания Божия, не продал Божественного первородства за чечевичную похлебку земного могущества. Само отвержение Царя произошло именно за то, что он явился исповедником истины, и это было не что иное, как отвержение Христа в лице Помазанника Христова. Смысл отречения Государя — спасение идеи христианской власти. И потому в нем надежда на спасение России, через отделение тех, кто верен данным Богом принципам жизни, от тех, кто неверен, через очищение, которое наступает в последующих событиях.

Подвигом Царя в отречении, таким образом, развенчиваются все ложные устремления тогдашних и нынешних устроителей земного царства, отвергающих Царство Небесное. Утверждается высшая духовная реальность, определяющая все сферы жизни: первое должно стать на первом месте, и только тогда все остальное займет свое должное место. На первом месте Бог и правда Его, на втором — все остальное, в том числе монархия, даже если она именуется православной.

Александр Проханов. В советское время с приходом Сталина сменились ориентиры. Многие считают, что тогда образовалась квази-монархия в результате чего была одержана победа в войне.

Отец Александр. Это очень дорогая для нас победа. Что касается смены ориентиров, к сожалению, у нас есть немало свидетельств, что гонения на Церковь не прекратились. Поэтому говорить, что Сталин сознательно поменял курс, у нас оснований нет. Но я хотел бы вот на что обратить внимание. Нередко можно слышать, что коммунизм в плане земного устроения тождествен христианству. Действительно, были и коммунисты с благородной верой в человека, которые жизни своей не щадили ради общего блага. И заботы их о социальной справедливости в идеальном смысле вполне понятны. Так же как стремление установить единый «моральный кодекс строителей коммунизма». Но ничего не смыслит в истории тот, кто не знает глубин зла. Маркс и Ленин, и Сталин говорили, что если освободить человека от экономического рабства, мир будет счастливым. Они не понимали, что при этом не исчезает рабство духовное. Человечество, освобожденное от всех социальных бед, остается по-прежнему во всеохватной беде греха и смерти. Разумеется, мы должны бороться против социальных бед, но они — только проявление других, более глубоких и сокрытых: греха, смерти, диавола. И освободить нас от этого подлинного рабства может реально только Христос Бог, только Он один. Если у нас, христиан, есть долг в плане социальном и экономическом, — это не может быть последним словом. Перестановка местами главного и второстепенного, порой с полным упразднением главного, никогда не может быть безобидной. Наверное, совсем не случайно удалось бесам «воинствующего атеизма» использовать в своих целях эффективно именно эту политическую систему. Однако несомненная заслуга Сталина в том, что он не пошел по пути радикальной оппозиции, разгромив ее, и отверг идею «перманентной революции» — предтечу нынешней «глобализации». Интересно, что с той, с германской стороны, шла другая богоборческая сила — причем вроде бы с крестами на танках и самолетах, с девизом: «Gott mit uns». Почему же Промыслом Божиим столкнулся в той войне сталинский Советский Союз с гитлеровской Германией? Бог показал, что ожидает человечество на пути подмен и отказа от того, что должно быть главным в жизни человека. Тем не менее, Бог всегда силен зло обратить в добро, если есть люди, готовые принять это Его добро.

Даже смерть Бог превращает в высшее благо. В победу жизни над смертью, в пасху. И в исторических событиях Бог действует так же. Мы снова увидели, что всякое зло таит в себе саморазрушение. И, несомненно, еще не раз увидим.

Александр Проханов. Победу в войне аналитики связывают с мощной организацией, с созданием оборонных заводов, с появлением когорты блестящих полководцев, с руководящей ролью Сталина, с возвращением в русскую жизнь культуры, фундаментальных представлений. И есть такая точка зрения, что и православные святые способствовали победе. Может быть, появление такого количества святых мучеников во время красного террора как раз и создало ореол святости над войсками. Хотя, если размышлять о мучениках лагерей по-человечески, то они бы должны проклясть власть, виновную в их муках. Но казненные, став святыми, я думаю — молились за победу.

Отец Александр. Эта победа далеко превосходит все геополитические границы. Победа - после такого поражения: небывалого унижения России и почти полного разгрома Церкви! Промыслом Божиим пришли в столкновение две самых мощных и самых опасных для рода человеческого идеологии, каждая из которых небезуспешно старалась показать миру гибельность другой. Нацисты призывали «к освобождению от ига иудео-большевизма», угрожающего всем. «Посмотрите, что они сделали с Россией, - говорил Гитлер, - я даю человечеству последний шанс». Большинство солдат вермахта были убеждены, что идут за правое дело. Разумеется, к этому примешивались безумные амбиции «Deuschland uber alles» («Германия превыше всего»).

Кто же был на самом деле врагом рода человеческого? Прежде всего, - как всегда, «враг рода человеческого» - диавол. Не случайно нацисты, вдохновляемые сатанинским оккультизмом, употребляли в качестве своих символов главные христианские святыни - крест и свастику, и ключевые слова главных христианских богослужений: «Gott mit uns» («С нами Бог»). Изображая дело вражие как дело Божие. Цель диавола была окончательно победить Церковь Христову, полностью дискредитировав все ее святыни.

Никогда не перестанешь удивляться премудрому Совету Божию - тому, что Бог силен, как говорит апостол Павел, зло обратить в добро. Может быть, имел значение накануне войны и знаменитый 37 год, когда совершалась чистка троцкистов - «врагов народа». Неизвестно еще, как бы они себя повели. Не стали бы иные из них предателями, вроде генерала Власова? Ведь Тухачевский и другие, подобные ему, которых представляют нам «невинно пострадавшими», участвовали во время революции в самых страшных расстрельных зверствах.

Объективно для нашего народа это была война за Родину, но также - за Истину, за Правду. Промыслом Божиим она была попущена ради спасения России. Без всякого преувеличения - победа была одержана молитвами святого Царя-мученика и всех новых мучеников и исповедников Российских, и всех святых в земле нашей просиявших. Война началась в воскресенье, когда Церковь совершала память всех русских святых, - праздника, установленного в 1918 году, когда открылось гонение на верующих. Подвиг мученичества и подвиг православных воинов - всегда рядом. «Нет больше той любви, чем кто душу свою положит за друзей своих», - говорит Христос. Размышляя об особом участии Царя-мученика в этой победе, мы не можем не вспомнить его Последний Приказ по войскам после насильственного отрешения его от власти: «Во имя горячо любимой родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга. Да поможет Бог и Вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага. Кто думает о мире, кто желает его - тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит. Исполняйте же ваш долг, защищайте доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь Ваших начальников. Твердо верю, что не угасла в Ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине». Это же святое благословение на русских людей, несомненно, призывал он и в Великую Отечественную войну, предстоя в мученической славе пред Престолом Божиим. Несмотря на то, что в 1917 и в 1941 у власти были его враги и узурпаторы России.

Интересно, что Сталин в своем первом выступлении по радио обратился к народу со словами: «Братья и сестры» (и дело здесь вовсе не в его семинарском прошлом). И сказал: «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!» А в речи на параде Красной Армии 7 ноября 1941 года провозгласил: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков - Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» По всей стране гремела песня начала первой мировой войны: «Идет война народная, священная война». Советская власть вспомнила о Церкви, которую Сталин обещал окончательно уничтожить к 1 мая 1937 года. В лице патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия Церковь призвала православных и весь народ к жертвенному подвигу «ради защиты священных границ нашей Родины». Церковь осознавала, что с несравненно большей угрозой повторяются времена Батыя, немецких крестоносцев, Карла Шведского и Наполеона, что «жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием, принудив его пожертвовать благом и цельностью Родины, кровным заветом любви к своему Отечеству». На деньги верующих была создана знаменитая танковая колонна «Димитрий Донской». Было восстановлено патриаршество. Множество епископов и священников возвращены из ссылок. Последовало открытие храмов, монастырей, а затем и духовных школ. Война была отмечена необычайным религиозным подъемом народа. Перед лицом смерти для многих реально открывалась вечная жизнь. Есть много свидетельств о чудесной помощи небес (порой и газета «Правда» как бы невольно приводила их). Даже военачальники обращались к вере (маршал Георгий Жуков, маршал Александр Василевский, главный маршал авиации Александр Голованов). Люди увидели, что Бог есть, и что Бог не оставляет Россию. Родилась надежда, что после войны все будет новое - с Богом.

Победа пришла в пасхальные дни, после праздника одного из главных небесных покровителей нашего Отечества - святого великомученика Георгия Победоносца. В день Победы незнакомые люди целовались друг с другом на улице со слезами на глазах. В этом присутствовало пасхальное родство. Казалось, красный цвет обретал первозданное значение - цвет мученичества, цвет жертвенной самоотдачи, цвет пасхальной победы. А диавольское его искажение, когда он стал цветом кровожадности, как будто отступило. Но мы знаем, что не до конца.

Потому мы и говорим о похищении победы. Как в конце первой мировой войны, когда Россия, по словам Черчилля, подобно кораблю, уже входившему в гавань победы, была внезапно потоплена предателями интернационалистами-большевиками, так и эта победа в Великой Отечественной войне была похищена унижающими ложью наш народ идеологами коммунизма. Стоит ли упоминать здесь о сегодняшних попытках приписать нашу победу всегда блюдущим свое западным союзникам и Америке. Но мы слишком хорошо знаем, что точно также была похищена у нас в начале 90-х годов победа над коммунизмом. Тем же самым врагом. Кому еще неясно: то, что не удалось Гитлеру сделать с нашей страной в 1941 году (и ненавистникам православной России - в 1917 году), они делают теперь.

Но Бог сильнее. Все заключается в том, чтобы мы обрели способность не одними устами сказать: «С нами Бог». Научились духу жертвенности, который наш народ воспринял от христианства. Бог вернет нам нашу победу, если мы будем с Ним.

Что касается молитвы за врагов, Церковь руководствуется словами святителя Филарета Московского: «Люби врагов твоих, поражай врагов отечества, гнушайся врагов Божиих». Но здесь следует иметь в виду один непреложный закон. Без благодатной помощи Божией никто не может обрести силу молиться за убивающих его. А дается она только тем, кто исполнен решимости хранить верность Христу и правде Его даже до смерти. Преподобномученица великая княгиня Елизавета Федоровна, когда озверевшие палачи сбросили ее в Алапаевскую шахту, молилась крестной молитвой Спасителя: «Прости им, ибо не знают что творят». И точно так же Царь-мученик пишет через княжну Ольгу: «Передай всем, на кого я могу иметь влияние, чтобы они не мстили за меня. Зло, которое сейчас в мире (революция 1917 года), будет сильнее (то, что происходит сейчас). Но не зло победит, а любовь».

Христос уже все победил. Смысл истории — вхождение в победу Христову. И Царь-мученик занимает здесь особое место. Как и в нашей будущей истории, в новых испытаниях.

Александр Проханов. Я вижу у вас изображение царевича Алексея. И рядом — Евгения Родионова. Прославление в нашей Церкви Государя императора совпало с неканоническим еще прославлением Евгения Родионова. Эти две личности каким-то образом сочетаются. Их одновременное появление в сегодняшнем актуальном русском сознании говорит о том, что они близки.

Отец Александр. Они близки верностью Кресту Христову — до конца, до смерти. В нашем мире полуправды, полураспада есть один незыблемый принцип: что бы мы ни делали, в центре всего — Крест Христов. Любовь Васильевна, мама Евгения Родионова говорит, что никаким особым благочестием он не отличался. Обычный, как все его сверстники. Но вот однажды он сделал себе нательный крестик, и никогда его с шеи не снимал. Даже когда купался. Что с ним произошло, дал ли ему Бог особенным образом узнать благодать прикосновения Креста, мы никогда не узнаем. Но мы знаем, что он отказался снять свой крестик даже перед лицом мучительной смерти. И знаем также, что без помощи Божией подвиг мученичества невозможен. Так же было и с нашим Царем-мучеником.

Александр Проханов. Вы издали несколько книг о чудесах Царственных мучеников. Не могли бы Вы сказать, как Вы их собирали? Какие бы вы могли назвать наиболее яркие чудеса времен красного террора и ныне?

Отец Александр. Мне нередко приходилось слышать: «Все, что Вы пишете о святости Царя–мученика, замечательно. Но вот вопрос, который имеет немаловажное значение для канонизации, и который смущает многих — были ли явлены через него чудеса?» Для нас, православных, высшее чудо — благодать Божия, и, вне всякого сомнения, многим, молящимся Царю-мученику, было дано узнать эту благодать, так что мы не имеем нужды, как говорит апостол Иоанн Богослов, ни в каком большем чуде, ни в каких иных доказательствах. Тем не менее, и внешних чудес немало.

В течение нескольких лет мною было издано шесть книг, посвященных этой теме. Последняя — двухтомник в тысячу страниц — вышел в год канонизации. Письма о чудесах поступали постепенно. Вначале я выпустил небольшой сборник и прочитал свидетельства из него по православному радио «Радонеж». Все остальные книги были уже откликом. И с каждой новой книгой их становилось все больше.

Каждое свидетельство о чуде — золотой кирпичик невидимого храма, созданного в память святых Царственных мучеников. Эта книга дает возможность проследить, как постепенно прославлялись Царственные мученики в сознании русского народа. Как совершилось самое великое чудо — их канонизация — самим народом, прежде чем они были канонизированы на юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году.

Редко какому святому сопутствует еще до официального прославления столь широкое народное почитание и такое множество чудес. Теперь у русского православного человека есть два Николая Чудотворца: рядом с родным для каждого из нас святителем Николаем встал Николай Второй.

Нельзя не заметить также, что данная книга является своего рода энциклопедией современной русской жизни со всеми ее ужасами, скорбями и неистребимой ничем надеждой на Бога. Невыдуманные истории изображают жизнь таинственнее и глубже, чем она может представляться самому изощренному восприятию какого-нибудь писателя-фантаста. Реализм чуда — в правде бытовых подробностей, в ощущении подлинности тайны, явленной Богом через Своего угодника, последнего нашего Царя.

Среди многочисленных свидетельств о помощи есть весьма яркие. Так один полковник пишет, что он потерял зрение, и, приложившись к иконе Царя-мученика, прозрел. Многие получали помощь в нашем храме, где есть немало святынь, связанных с Царственными мучениками. Мироточивая икона, которая в течение многих лет, странствуя по разным городам и странам, буквально заполнила своим благоуханием всю нашу Церковь. Икона с молочным зубиком одного из царских детей, очевидно Алексея, сохраненного Пьером Жильяром, воспитателем царских детей, которая попала к нам из Франции через знакомого православного священника. Икона художника Володченко, написанная в 1930 году в Харбине, когда ему было трижды видение некоего старца, держащего икону, где изображено распятие, с одной стороны которого — Царь-мученик, с другой — патриарх Тихон и далее до самого горизонта — сонм мучеников.

Буквально вчера к нам в храм зашел батюшка из Тобольска и рассказал, что его отец перед самой смертью крестился, покаялся перед крещением, причастился и умер. Это произошло 17 июля, в день убиения Царской семьи. Явившись после смерти своему сыну, он сказал: «У меня было много грехов. Но молитвами Царя-мученика Николая Бог простил меня». Еще один пример. Отец Игорь из Кабардино-Балкарии только год как стал священником. После литургии пошел причащать, затем вернулся в храм, и у алтаря его зарезал сатанист. Сумка, в которой у него были кассеты с моими проповедями о Царе-мученике, была вся залита кровью.

Александр Проханов. А как на вас влияет духовная близость к Царю-мученику? Как получилось, что Вы обратились к этой теме?

Отец Александр. У каждого человека есть свои любимые святые. Но даже чисто внешне у меня с Царем-мучеником давняя связь. Ведь я в том городе «Цареубийске» учился в суворовском училище, затем там же поступил в Университет на факультет журналистики, откуда меня в 1960 году исключили за «политическую незрелость». Конечно же, я не раз проходил мимо дома Ипатьева, останавливался около него. Хотя, разумеется, ничего толком тогда не мог осмыслить. Так что даже географически есть некая близость. А как образуется такая связь — непостижимо. Христос говорит Своим ученикам: «Не вы Меня избрали, а Я вас». И, наверное, можно сказать, что не мы избираем святых, а они нас.

В нашем храме висит икона преподобного Онуфрия, великого святого четвертого века, и рядом с ней — икона преподобномученицы Елизаветы, родной сестры Царицы. И вот событие, духовная подлинность которого засвидетельствована духовником великой княгини преподобноисповедником Сергием (Сребрянским). В 1913 году Евфросинии, благочестивой девушке, которая искала монашества, во время ее летаргического сна явился преподобный Онуфрий, показал ей всю ее жизнь, все грехи, в которых она не раскаялась, провел ее по местам ада и рая. В раю она увидела великую княгиню Елизавету, вокруг головы ее было сияние и надпись из светозарных букв: «святая многострадальная великая княгиня Елисавета». И рядом с ней стоял в такой же славе ее духовник. «У них, в Марфо-Мариинской обители в Москве, ты найдешь спасение», — сказал ей преподобный Онуфрий. Она никогда не слыхала об этой обители. Не слыхала ни о Елизавете, ни о ее духовнике. Какая может быть связь между Фиваидской, египетской пустыней IV века, и провинциальным городком Харьковской губернии 1913 года? Как могут они пересекаться в тихой обители на Большой Ордынке в Москве, где подвизалась родная сестра последней русской Царицы? Еще ничто как будто не предвещает страшной революционной бури, но у Господа великая княгиня Елизавета и ее духовник отец Митрофан уже отмечены сиянием страдания за истину. Воистину, тысяча лет грядущих у Господа — как день вчерашний, и святые Его участвуют в Божием совете, предваряя на помощь ищущих спасения. Вот связь. Как это объяснить? И потом в течение многих лет преподобный Онуфрий действенно участвовал в жизни Евфросинии, получившей в монашестве имя Любовь, и других сестер этой обители, даже после ее закрытия, когда они оказались в ссылке.

Александр Проханов. Сейчас времена в России очень тревожные, опять порубежные. Я думаю, что в истории России не было не порубежных времен. Каждый день — рубеж. Моя интуиция говорит мне, что грядут очень грозные, может быть, даже ужасные события и в них Царь очень явственно проявится — неизвестно в какой форме. Мое подсознание готово к приближению новых царских времен.

Отец Александр. Новые царские времена — это новые наши духовные, и не только духовные, испытания. Не избежать нам новых гонений на Церковь, потому что где грех становится нормой, там война против Церкви. Причина гонений на Церковь всегда одна и та же: одним своим присутствием Церковь мешает людям жить свободно. То есть свободно грешить. Таков духовный закон: праведность всегда вызывает вражду у тех, чьи дела злы. «Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас», — говорит апостол любви Иоанн Богослов. Причина заключается в том, что добрый человек — обличение злому. Даже если он ни слова не говорит, его жизнь является молчаливым выявлением тьмы беззаконных. В книге Премудрости Соломона ярко выражено это отношение злых людей к доброму человеку. Как будто здесь подробное описание того, что будет с Царем-мучеником, и, конечно же, не только с ним: «Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, он пред нами — обличение помыслов наших. Тяжело нам смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его. Он удаляется от путей наших как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога. Увидим, истинны ли слова его и испытаем, какой будет исход его. Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его, осудим его на беззаконную смерть, ибо по словам его о нем попечение будет». Где бы ни находился христианин, даже если он не говорит ни слова, он действует как совесть общества, и по этой причине мир будет ненавидеть его. Ненависть мира к христианину — один из главных феноменов судьбы Царя, и он объясняется тем, что люди от мира видят в христианине осуждение себя. Они видят в христианине то, чем они сами не являются, и чем (в глубине сердца они знают это) они должны быть. И оттого что они не хотят покаяться, не желают меняться, они стараются уничтожить человека, который напоминает им об их потерянном добре и мешает им жить спокойно и свободно.

О том, что ждет нас, все сказано в Писании. Прежде всего в Апокалипсисе. Есть также множество пророчеств святых отцов. Сроки мы не исчисляем, но как говорил в 1938 году преподобный Силуан Афонский: «Судя по Писаниям и по характеру нынешнего народа, конец близ, при дверех». В нравственном обвале, который настиг мир с шестидесятых годов прошлого века, сугубым образом обозначился последний поворот истории. Зло возрастает и, увы, будет возрастать. Согласно Писанию, прежде чем наступит кончина мира, «последняя жатва», должны созреть плевелы, не только пшеница. Никогда еще человечество не знало таких ужасов по глубине и масштабу зла, как это было в XX столетии. Но организованные лагеря смерти ГУЛАГа и Освенцима были только прелюдией к сегодняшнему и завтрашнему.

Никогда еще зло не было столь ярким, и никогда еще реакция на него не была столь слабой. Мы много раз говорили о том, что зло сегодня, во-первых, все чаще выступает открыто, не прикрываясь уже ничем, как оно обычно это делает. Потому что сознает свою силу и безнаказанность. И, во-вторых, что более страшно — это отсутствие сопротивления злу — своего рода СПИД, синдром приобретенного иммунодефицита, когда организм (в данном случае — общественный) не имеет силы противостоять малейшей инфекции. В-третьих, зло становится как никогда организованным, и организованным в мировом масштабе. В этом смысле фашизм и коммунизм были только репетицией. Новейшие технические достижения позволяют в одно мгновение войти во все дома с любой ложью и непотребством, поразить ими сразу все человечество. При этом организованное зло имеет в своих руках такие мощные средства, чтобы смести даже целые страны, если они оказываются препятствием на его пути, как это было, например, недавно с Сербией.

Сейчас, особенно после демонстрации по CNN расстрела российского Парламента в 1993 году, войны в Персидском заливе, бомбардировки Сербии и неизвестно кем организованной террористической атаки на Америку, современная электронная техника подвела нас к тому, что мы уже не различаем массовое уничтожение людей огнем ракет от компьютерной видеоигры. И только когда какая-нибудь новая страшная жестокость шокирует зрителя, масса обывателей вздрагивает, и кто-то переключает программу. Кто сомневается в том, что организованность зла — явное свидетельство близкого присутствия организующего это зло — «человека беззакония»!

Когда начиналась «перестройка», мы говорили, что при Сталине уничтожалась часть народа, а теперь уничтожается целый народ. Но самое страшное не в этом. Новое заключается в том, что зло направлено, главным образом, на уничтожение человека. Приближается век толпы: все, что было в этом роде ранее, — только прообразы. И он выдвигает своих вождей, которые все сокрушат. В массовое сознание уже введено то, что должно определять личность человека — быть как все.

Быть как все, со всем человечеством, это величайшее достоинство — там, где речь идет о добре и правде. Человек настолько человек, насколько он живет по добру и правде. И, в конце концов, по благодати Христовой. Быть как все по-христиански значит — быть с Церковью, со Христом. А здесь совершается диавольская подмена. После коммунистической стадности наступила другая эпоха стадности — всеобщего греха, участвовать в грехе как все. Всякий грех стирает черты единственности и неповторимости человека. И там, где массовым сознанием жизнь без Бога, без стыда и без совести принимается как норма, совершается уничтожение личности. В этом свете мы должны увидеть значение жизни и смерти нашего святого Царя как хранителя законной государственной власти, основанной на христианских началах.

Воистину, растлители страшнее разрушителей. Как преодолеть это растворение в серной кислоте? Для этого надо быть личностью. «Среднему человеку» в этой атмосфере не выжить. Личность — только тот, кто со Христом, кто причастен Его крепости, Его любви, Его благодати. Об этом свидетельствуют святые Царственные мученики и весь бесчисленный сонм новых мучеников и исповедников российских. Наступает время новых скорбей, новой верности Богу.

Самое страшное, когда уничтожается человек. Его и убивать не нужно, потому что исчезают главные его признаки. Но если человек перестает быть человеком, то для чего, как говорится, и солнцу светить.

Александр Проханов. Спасибо, отче, за беседу. Не на слишком ли мрачной ноте мы завершаем ее?

Отец Александр. Отнюдь. Церковь напоминает нам, что Бог Авраама, Исаака и Иакова, Тот, Кто послал Сына Своего Единородного на Голгофу для спасения мира, — Бог, до ревности любящий и «воздающий за нечестие отцов до третьего и четвертого рода». Но также Бог милостивый и сострадательный, медленный на гнев, прощающий заблуждения и грехи, хотя и не оставляющий без наказания. И «творящий милость до тысячи родов любящих Его и соблюдающих заповеди Его». Эти священные слова Исхода, основанные на недвижимом камени Закона, исполняются во все времена до скончания века. Из этого можно сделать только один вывод. Мы слишком хорошо знаем, что произошло с нашим народом после убийства Помазанника Божия. И сегодня по-прежнему очень многое зависит от каждого из нас, от нашего покаяния. Историческая судьба русского народа, да и всего мира, решается прежде всего здесь.

"Завтра", № 30 (766), 23 июля 2008 г.



СОБЫТИЯ

Слово в Неделю жен-мироносиц Христос воскресе! В Неделю святых жен-мироносиц и праведных Иосифа Аримафейского и Никодима мы слышим песнопения Великой Субботы и...
Священник Сергий Чечаничев об обвинении Дмитрием Медведевым православных в агрессии …...
Овёс - самый обыкновенный, казалось бы, злак. Но это только на первый взгляд. На самом же деле это самый настоящий...
      Целью троцкистской идеологии является создание общества зомбированных людей, лишенных прав выбора и совести, морали и нравственности Тема жизни и...
Блудный сын умножил имение с блудными женщинами – маниями и страстями, стал голодать и пас свиней – грехи и хотел...
«Национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017-2022 годы» - для России угроза национальной безопасности или нечто более страшное?
Была в Римской империи религия митраизм – культ Солнца – Митры, подготовленная для государства, но пришла религия, во главе которой...
Диктатура пролетариата есть (по мысли Ленина и большевиков) власть, осуществляемая партией, опирающейся на насилие, и не связанная никакими законами (т.е.
Со времен древнейшей апостольской Церкви хлебу предавали огромное символическое духовное и богослужебное значение. Он символизировал собою Тело Христово. Это установление...
Слово на Антипасху   Христос воскресе! В течение всей Страстной седмицы мы следовали за Христом, чтобы соединиться с Ним в тайне Его непостижимой...
В пустыне Сатана предлагает Христу искушения: хлеба, власть и славу вместо Креста.
18 апреля — день убиения оптинских иноков...
Слово на литургии вторника Светлой седмицы   Как быстро возвращаются из Эммауса в Иерусалим ученики Христовы после встречи с воскресшим Господом, Которого...
Уважаемые заявители В связи с большим количеством поступивших ко мне обращений граждан (всего около 30 тысяч, список адресатов можно посмотреть по...
В Египте, Ираке, Сирии экстремисты убивают христиан за то, что они – христиане. Почему либеральный Запад старается не видеть такие...
В этот день, который наступает ночью   Христос воскресе! Радость Воскресения Христова пришла к нам, и радости этой никто не может отнять у...
Враг у нас один – бесплотный дьявол и слуги его – злые духи. В этом реальность, а другие враги в...
Утреня Совершилось! Бог сказал Свое последнее слово в этом мире и в истории мира. Это слово — Крест Сына Божия. В течение двух...
  Открытое письмо профессора Саратовского государственного университета министру образования РФ Ольге Васильевой...
Когда состоялось прославление мучеников св. царя Николая II и его семьи, власть менее всего канонизировала Николая II – она канонизировала...

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика