События

Обратный эффект рок-миссии: из личного опыта

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Молодой человек, в свое время совращённый рок-миссией, написал свою историю для сайта Anti-Rock-Cult. Этот пример в определённом смысле уникален и очень ценен.

Когда мы говорим об обратном эффекте «рок-миссии» (то есть об опасности вовлечения в рок-движение людей православных вплоть до их ухода «на страну далече»), то получаем вопрос: «А где эти люди, эти, как вы говорите, „жертвы“ рок-проповеди?» Приведя же такие примеры, получаем отговорку: «Ну это же единичный случай!»

Однако в среде православной молодёжи это явление лишь немного выходит за грань обыденного. Обыденность же заключается в почти всеобщей поражённости православной молодёжи рок- и поп-музыкой и в невозможности среднестатистического православного студента помыслить своего сверстника без увлечения тем или иным направлением этой «культуры». Критиковать рок — такой же моветон, как и ругать Гарри Поттера; и то, и другое по причине вращения в потоке соответствующей информации. Информационная ситуация сегодня катастрофическая: православные мысли чудовищно перемешаны с модернистскими, но для многих и православные, и модернистские утверждения — равноправные «теологумены», из которых можно выбирать то, что лично тебя устраивает, то есть чаще всего модернизм. Мало кто действительно научен различать православное от неправославного, и поэтому многие приходят к страшной обмирщённости, частным случаем которой является увлечение роком.

…В школьном возрасте в руки ко мне попала книга о. Андрея Кураева «Ответы молодым», из которой я узнал, что рок — это очень даже нормально. Новость была удивительна, поскольку к року я относился на подсознательном уровне отрицательно. Правда, я эту новость проглотил и забыл, в отличие от моего брата, у которого однажды в руках оказался альбом «Алисы» «Изгой». Пока он его слушал, я находился в другой комнате и пытался ничего не слышать, но грохот стоял такой, что это было невозможно. Поневоле слыша и вслушиваясь, я заинтересовался, и к концу альбома переместился в комнату брата. А тут ещё такой неожиданный сюрприз — лирическая песня («Крещение»).

Правда, и этот случай в корне не переменил моего отношения к такой музыке. Уж слишком были памятны выкрики «жизнь, смерть, жизнь, сме-э-э-рть!» под непрекращающийся грохот «Моей войны». Но тут подошла очередь следующего альбома, и в квартире (а также в плеере) появилась «Стать Севера». Пожалуй, вот тут я и заинтересовался серьёзнее. Некоторые песни откровенно понравились. «Но рок же — это плохо!» — думал я, продолжая слушать «Стать Севера». Наблюдая за моими мучениями, брат предложил «просто считать рок хорошим», чтобы было легче.

Из буклета альбома «Стать Севера»


Действительно, стало легче. Теперь можно было слушать «Алису» (и не только её), сколько угодно. И новые альбомы. И старые. И «ДДТ»! В общем, «рок-то хороший», особенно «православный рок»!

Что касается «старых» альбомов «Алисы». Тексты меня не смущали, поскольку я читал интервью с Кинчевым, а он, как известно, перетолковывает свои старые песни на «православный» лад, а для школьника «добро» от автора — это всё. Это взрослому человеку понятно, что «православное» прочтение старых песен «Алисы» белыми нитками шито.

Понемногу я проникался настроениями рок-культуры, и меня стал интересовать не только православный, но и вообще русский рок. Я слушал и известные, и малоизвестные группы; приёмник был постоянно настроен на волну «Нашего радио». Мой авторитет в классе повысился: ведь я слушал «музыку думающих людей». Пример Кинчева оказался заразителен: я быстро приобрёл навык истолкования практически любой песни в «православном» духе. Иногда мне удавалось это сделать даже для откровенно антихристианских текстов.

Поведение моё сильно поменялось: я стал нервным и раздражительным. Разговаривал и переписывался в социальных сетях примерно так:

«Главное, что я не вижу одного мелкого типа, который меня бесит, остальные без него вполне нормальные люди. Это всё он их всех заводит… Да не могу забить, бесят меня такие люди!!! Есть на этом сайте ещё такой тип, гадости всякие в комментариях к моим фоткам пишет, из той же области. Сам — ничто, а здорово меня достаёт. Тем более, что пишет полный бред… Просто меня (грубое слово) бесят по-любому. Раньше было хуже. Может, с возрастом пройдет».


«Меня бы тоже перекосило. Главное, чтобы у меня кровь к кулакам не прилила, а то бывает такое, когда меня что-то сильно бесит, я становлюсь неуправляемым. (Перечитываю мое сообщение — такой бред, ничего не соображаю. Ну да ладно)».

«Так прикольно прикалываться!»


«Да и вообще только в роке сейчас поют о чем-либо серьезном».

Рано или поздно захотелось и самому что-нибудь сочинить. Но это оказалось нелегко: так как я вырос на классической культуре, то в голову приходило нечто «не рокерское» — более сложная музыка и менее банальные стихи. Так я толком ничего и не сочинил, кроме нескольких высосанных из пальца песенок, состоящих почти целиком из более или менее переделанных цитат именитых рокеров. Удивительно, но знакомых рокеров моё эпигонство повергло в восторг.

Постепенно я стал слушать песни не только сомнительные и неприемлемые для христианского сознания, но и просто бессмысленные и аморальные. Естественно, уже не ради смысла, а ради чего-то другого — ради необычных ощущений, ради того, что изначально и привлекло меня к року вопреки моему желанию. Опять-таки, процитирую сам себя тогдашнего:
«Когда я слушаю музыку, я улетаю на крыльях кайфа очень далеко. Крышу сносит, мозги поворачиваются на сто восемьдесят градусов… И никого, никого нет. Только я. И музыка».

Чтобы лучше ориентироваться в мире русского рока (хотя бы русского), я начал читать книгу А. Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока». И вот тут меня поджидало множество «открытий чудных» про рокеров, их образ жизни и мышления — и про то, как часто всё заканчивалось очень печально. Но автора, это, кажется, не волновало. С холодной беспристрастностью и циничной поэтичностью он писал, например, так:

«Свои произведения „Апрельский марш“ создавал в условиях раскованной атмосферы рокерского общежития, где репетиции плавно перетекали в пьянку, а таблетки запивались водкой под аккомпанемент Van Der Graaf Generator.


Депрессию сменяло вдохновение, а на стенах домов внезапно возникали неизведанные материки, заселенные белыми кроликами, грибами-мутантами и пылающей флорой
».

Нет бы сказать: «Ну, хорошую музыку ребята писали, но вот, к сожалению, наркотиками баловались», то есть хоть как-то, косо, коряво — но выразить своё сожаление по поводу такого разрушительного образа жизни… Но нет. Ничего страшного, и, кажется, почти норма жизни. По крайней мере, для рокера. И подобных историй в книге (описанных всё так же без тени неприятия) было немало. Немало их было и в других открытых источниках, в том числе в воспоминаниях самих музыкантов: то разврат и вереницы «пузырей» водки в обыденной жизни, то курение травы во время записи альбома… В общем, «ночь, улица, фонарь, аптека» на новый лад, только ещё безысходнее: секс, наркотики, рок-н-ролл (та самая триада, на полной надуманности которой так настаивал в своё время Кинчев). Восторги среди алисоманов после того, как Кинчев выпил на юбилее Алисы («опять начал бухать — здорово!») тоже заставили призадуматься, равно как и обилие атеистов среди алисоманов, которых нимало не смущала песня «Атеист» в репертуаре группы (эта песня по сути своей — выстрел заранее мимо цели, но об этом как-нибудь в другой раз), равно как и многое другое…

Особенно поразила меня несомненная связь с наркотиками психоделического направления в роке (бывшим одним из моих любимых наряду с хард-роком) и отсутствие серьёзной разницы в характере творчества музыкантов-наркоманов и музыкантов-ненаркоманов. Некоторые из моих любимых песен оказались написаны «под кайфом».
Но до поры до времени всё заканчивалось исключительно раздумьями, а музыку я слушать не переставал. У меня к тому времени сложилась некая полушуточная философия, сводимая к возможности получения кайфа «от здоровой жизни, как она есть» без наркотиков, который и есть истинный кайф, недоступный наркоманам. Поэтому даже очевидная «кайфанутость» рока меня недостаточно сильно смущала.

Охлаждение к року было связано, во-первых, с возвращением к более сознательной религиозности, к покаянию, во-вторых, с началом изучения классической музыки, положенной студентам моего направления на первом курсе, в-третьих, с жизненными испытаниями, не оставившими камня на камне от моей «философии кайфа», в которую я и до этого толком не верил. В тяжёлой ситуации, когда совсем не хотелось жить, мне повезло услышать «Реквием» Моцарта, который нужно было слушать по программе. Я испытал страдание и затем облегчение — настоящий катарсис от искусства, так не похожий на псевдокатарсис рока. После этого довольно долго не хотелось слушать рок, но любопытство однажды пересилило, и я на некоторое время увлёкся одной малоизвестной группой из той же книжки Кушнира, которую всё-таки продолжал почитывать. Пресыщение наступило быстро, и вместе с летними каникулами наступило время «музыкального поста». Всё лето я не слушал музыку и даже старался не слышать её, когда она звучала как фон.

Осенью я включил Шевчука (альбом «Компромисс»), но неожиданно для себя ничего не почувствовал из того драйва (или кайфа), что чувствовал от этой же музыки до того. С тех пор много воды утекло. Поумирали иные из бывших моих кумиров. Были искушения, и иногда я всё-таки слушал рок, и даже снова чувствовал драйв (но потом, как правило, в тот же день об этом жалел). Были и искушения классикой: среди романтической музыки тоже оказалось немало способной вызвать зависимость…

Но я никогда в последствии не жалел, что не остался рокером.


Сергей

источник


СОБЫТИЯ

Древние люди, какими они были? Загадки нашего прошлого.
Слово в день памяти святых Царственных страстотерпцев Год назад наша Православная Церковь торжественно вспоминала столетие со дня убиения Царя Николая II и...
Ко времени реформации римский престол собрал множество сверх должных «заслуг» - молитв, месс перед Богом,...
С тех пор как были открыты законы физики человечество уверовало, что возможно всё, учёные были объявлены жрецами и новой аристократией.
И сказал безумец в сердце своём – нет Бога, а он был безумен и не стал открывать своё открытие –...
Этой награды они удостоены за обеспечение безопасности России и многолетнюю общественную патриотическую деятельность...
Слово на Рождество Иоанна Предтечи В рождестве Предтечи мы можем увидеть три совершенно разных отношения к этому событию тех, кто окружал...
Как-то на празднике жизни подсел к тов. Сталину, изрядно выпивший руководитель Румынской компартии тов.
Мир, отступивший от Бога не хочет жить, есть только желание рабства – пусть приходит тунеядец и бездельник, без сомнения отдамся...
Бог в душе (а не в церкви) – самое крупное изобретение дьявола, которое исключает всякое покаяние – ведь это значит...
В 1797 г. Бонапарт при ведении войны с Австрией написал от чувств письмо: «Если моё предложение спасёт хотя бы одну...
Ньютон дал место новой элите – физиократии («физика» - природа), на учёных стали молиться – предполагалось они откроют и дадут...
В 1233  Юлиан, монах-доминиканец (что держали св. инквизицию и … торговлю индульгенциями отправился на поиски Великой Венгрии на Востоке и...
Экономика — это серьёзно и у неё есть свои солдаты, те что получают деньги – сольдо, отсюда разные сальдо.
Молния, что ударила в суперджет 100 озарила истину – оказалось лётчики были актёрами, сами они не могли садиться и взлетать,...
Радостно и торжественно празднует Церковь праздник Пятидесятницы, потому что это праздник ее Бога, Пресвятой Троицы — Отца и Сына и Святого...
Гуманизм – великая религия неведения, невидения и неверия основана на вере, что в свой стакан мы можем влить мировой океан...
За 2 тыс. лет о святости власти написано столько, сколько никогда не прочитать.
Япония поражает своим патриотизмом – крайней верой в японцев.

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика