События

Демократия – это число

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Политические мировые события нечасто слагались в столь понятную и убедительную картину как летом и осенью 2005 года. Взошли ростки демократии, которые США принудительно насаждают последние несколько лет, и немедленно стало ясно, что мировая политическая система находится в глубоком кризисе.

Выборы в Германии, Афганистане, Египте, Польше, отложенные выборы в Палестине. Паралич государства в самих США, который стал очевиден во время урагана "Катрина". Саморазоблачение "оранжевой революции" в Малороссии, моральное банкротство английских новых лейбористов... Наконец, грядущие слепые выборы в Москве и, через год, в России. Повсеместно происходит разложение всеобщего волеизъявления, причем и в странах с традиционной либеральной демократией, и в странах только что обращенных в "новую веру".

Но начнем по порядку. Выборы в Германии не выявили лидера, и на момент написания этой статьи правительство так и не создано. Победа осталась за ХДС, но с преимуществом менее чем на один процент. Две главные партии набрали так мало голосов, что не могут получить большинство в бундестаге даже при самой широкой коалиции со своими не то что союзниками, но хотя бы не прямыми врагами. Вполне реальная альтернатива: так называемая большая коалиция ХДС и социал-демократов. Но поскольку эти партии прямые антиподы, то какой смысл в таком союзе? Если противники объединятся, то как расценить такой результат выборов? Есть ли результат, и есть ли выбор?

В Афганистане усиленно произрастает демократия, и вот афганцы голосовали на выборах в парламент. Такое происходило в последний раз примерно полвека тому назад, и тогда выборы были откровенным фарсом. Казалось бы, первые демократические выборы должны вызвать энтузиазм. Но нет, голосовали афганцы неохотно и из-под палки, поскольку местные князьки все выбирались и гнали народ к урнам. Добавим к этому массовые, как водится, вбросы фальсифицированных бюллетеней, и получим убедительную картину.

Та же ситуация на первых в истории Египта демократических выборах президента: вроде бы и независимые кандидаты, и вообще интересно – египтяне более раскрепощенные люди, чем афганцы, например, - а голосовать пришли процентов 20. Похоже, что мусульман демократические забавы не очень увлекают.

Зато палестинцы по традиции политически активны, и в массе своей голосуют за неприемлемый для США и Израиля Хамас. И что же? Выборы отложены до января, но это еще не факт, что они состоятся. Надо полагать, что эта лукавая политика также не пробуждает у арабов любви к "народному волеизъявлению".

Как нет этой любви у суннитов Ирака, которые не голосовали на выборах, не принимали участия в выработке "конституции". Теперь они должны будут голосовать за эту конституцию на референдуме, где их голос заведомо не будет принят во внимание, поскольку шииты и курды составляют в стране большинство и определяют правила игры.

Выборы в Польше также прошли при низкой явке избирателей, хотя выдвигались харизматические братья-близнецы Качиньские, которые и победили. Обратим внимание на забавную чехарду: в Польше в последние 15 лет социалисты сменяют у власти консерваторов, а консерваторы – социалистов. Ни одной партии не удалось править два срока подряд. Вот и на этот раз правившая до сего партия Квасьневского в новый парламент даже не попала!

Наконец, обратимся к мировому палладиуму свобод. Как известно, после урагана "Катрина" в США не нашлось войск, чтобы навести порядок в Новом Орлеане. Их пришлось перебрасывать из Ирака, где, впрочем, они также с этой работой не справляются. Когда военные грузовики въехали в город, весь мир уже на протяжении нескольких суток наблюдал за хаосом американской политической и социальной системы. Новый Орлеан показал, что иногда государство все-таки для чего-то нужно, и личный героизм и щедрость отдельных американцев положения не меняет. А вот государства в США "слишком мало", как заявил один аналитик. И это еще мягко сказано. По сути дела, в США правительство может принимать решения только по вопросам внешней политики, что оно и делает с разрушительностью той же "Катрины".

В США нет государства, но есть четкая сегрегация по расовому и классовому принципу. Об этом все очень сокрушаются: дескать, надо же! вернулась сегрегация полувековой давности! Ураган обнажил социальные и классовые разломы! Радоваться надо, потому что только за счет этого расслоения американское общество и держится. Белые, негры и латиноамериканцы могут сосуществовать, только если не будут сталкиваться друг с другом. Ураган лишь на время перетряхнул социальные страты, и все увидели многочисленный слой люмпенов. Но пыль осядет, и они вернутся в свое подполье, и США будет опять выглядеть "землей обетованной".

У нас в России никакие перетряски не заставят обнаружиться наверх громадный слой обездоленных. Поэтому в Москве отменяют графу "против всех" в избирательных бюллетенях. Агитация же против выборов у нас давно запрещена. В самом деле, зачем демонстрировать всему миру, что большинство жителей России не принимает не только партии и политиков, а всю демократическую систему как таковую!

Повсюду мы видим то, что можно назвать кризисом демократии. Но давайте разберемся с одним вопросом. Вероятно, нам возразят, что демократия имеет не только числовое измерение, и низкая явка сама по себе не дискредитирует демократию. Немножко подрегулировать систему, отобрать более симпатичные физиономии – и народ повалит к избирательным участкам...

Согласимся, что обсуждать только цифры – все равно, что обсуждать рост или вес императора, и на этом основании судить о монархическом строе. Монархия, действительно, не в этом состоит и не на этом основана. Но дело в том, что в демократии кроме числа и веса – ничего нет. Мы просто вынуждены обсуждать число проголосовавших и неизменно убеждаться, что правительства и президенты избраны ничтожным меньшинством народа. Демократия не предлагает ничего кроме власти большинства, и этой власти неизменно не обеспечивает.

Нам предлагают молчать о демократии, потому что говорить о ней и в самом деле неприлично. Хорошо, на цивилизованном Западе мы имеем власть большинства. Давайте "порадуемся" за голландцев с их эвтаназией и канадцев с гомосексуальными браками: как точно эти преступления отражают волю или безволие большинства населения! А если не большинства, а меньшинства, как в случае с выборами президента США в 2000 году? Нам просто нечего обсуждать, кроме числа бюллетеней, демократия и здесь не оставляет никакого выбора.

И все-таки демократия существует и действует, правда, не имея на это никакого права и без всякого на то основания. Это своего рода "чудо", что демократии держаться не на чем, но она висит, висит в безвоздушном пространстве без всякой точки опоры.

Разумеется, есть несколько претендентов на это замечательное место, где можно висеть без опоры. Либертарианцы, с одной стороны, и диктаторы, с другой, готовы в любой момент занять пустое место. Но странное дело: абсолютный вакуум – это, оказывается еще не простор, и если место пусто, то не значит, что оно свободно.

Внутри революции зреет революция, болезнь - внутри болезни. Однако демократия сама есть болезнь внутри болезни человечества. Если человечество больно грехом и безумием, то демократия предлагает свой выход. На вопрос о здравом смысле вам ответят, что надо всем одновременно сойти с ума или, по крайней мере, признать такое право за меньшинством или большинством. От болезни лечат не тем, что изолируют от общества больных либерализмом, а тем, что всем прививают саму болезнь. Всем одновременно заболеть – вот это будет здорово.

Поэтому нас не должен обманывать широкомасштабный кризис демократии. Либеральная демократия – это уже кризис. Так что это еще большой вопрос: а может ли демократия впасть в кризис. И это, разумеется, вопрос о том, можно ли победить демократию.

Во всяком случае, нужно признать: ложь демократии оказывается более лживой, чем можно было думать. Она управляет массами, но каким-то совершенно удивительным образом. Зрячий человек не может управлять слепыми. Эта неудачная попытка прекрасно изображена Уэллсом в одном рассказе. У слепых могут быть только слепые вожди, потому что современные слепые прозревают еще не видимое – эпоху антихриста.

Мы знаем примеры освобождения от демократии, которые остаются лишь уникальными примерами. Скажем, победа исламистов в Алжире в 1989 году. Да и совершенно светский Александр Лукашенко пришел к власти изнутри демократии, и ее изжил. Индивидуальных действий отдельных лидеров и народов мало для того, чтобы сказать: демократия побеждена как строй.

Но, опять же, демократия именно не строй, а отсутствие строя – то есть стихия. Демократия в своей стихийной основе противоположна личности и всему личному – вере, долгу. И поэтому индивидуальное противостояние – ударяет в самую сердцевину демократии.

Так стихии греха христианин противопоставляет свое личное покаяние, и Господь очищает человека от греха Своей сверхъестественной благодатью.

Демократия непобедима, потому что она есть стихия. И уничтожить ее можно только через исполнение долга – народом, страной, правителем. Этот личный акт не меняет стихию и не отменяет. Но такой ли пессимистический вывод мы сделали? Исполнить свой долг перед Богом, страной и своей душой – этого ли нам мало?

В том и состоит опасность демократии, что она превращает в стихию все, к чему прикасается: и монархизм, и национализм, и права личности, и исполнение личного долга человеком, народом или страной. И будучи осознанным, как стихия, монархизм уже не опасен для демократии, как не опасен большевизм или нацизм.

Разочарование в демократической процедуре или очарование этим процессом - разные стадии воспитания нового народа, который учится видеть невидимое, и повиноваться неслышимым приказам. В этом смысле демократия – число и одновременно имя (Откр. 13:18).

Христианство, происходящие от него христианский монархизм и христианский консерватизм – это не стихия, и прямая противоположность стихии. В этом и состоит тот оптимистический вывод, к которому мы пришли, наблюдая за "демократией в действии".

Роман Вершилло
www.moral.ru


СОБЫТИЯ

Слово в Неделю 7-ю по Пятидесятнице Евангелие об исцелении двух слепых и немого бесноватого — о тайне чуда и веры. Прежде чем...
   За признание Временного правительства в далёком 1917 году о. Дмитрий Ненароков (правильнее его назвать папа Дима (или Архипапа) предал...
«Тайна беззакония» раскрывается не в одних только наших личных грехах, нашем личном отвержении Бога. Существует организованное, государственное противление Богу, которое...
О. Александр призывает православных христиан действовать всеми законными способами против фильма "Матильда".
Резолюция совместного заседания Общественного Координационного совета по защите семьи, детства и духовно-нравственных ценностей, Общественного Координационного совета по защите базовых культурных...
   Обращение участников Общественного Координационного совета в защиту базовых культурных ценностей Президенту РФ В.В. Путину...
Новое символическое, ритуальное цареубийство приведет к тому, что Господь накажет страну еще сильнее, чем за цареубийство первое. Накажет концом ее...
Один из соавторов и бывших продюсеров фильма «Матильда» Владислав Москалёв дал интервью изданию The Insider. По его словам, деньги на...
   На Кресте разбойник благоразумный был освобождён от всего имения, дома, семьи, чемоданов, страстей и самой жизни и узрел Христа...
Сальдо торгового баланса. Иностранные инвесторы уходят из России. Чистый отток капитала. Платежный баланс - это еще не все отражено. Чего...
Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла В день памяти двух величайших избранников Божиих — святых первоверховных апостолов Петра...
   Журнал «Новораша, Звезда и … наша» (что переводится на инглиш как «Баблз»)» привёл список наиболее известных меценатов (по инглиш...
   Сатана любил Русь, а она его гнала – это обидно.
   Алишер Усманов заявил: - «Всё что творится в России, это не коррупция, а особая форма особо честного бизнеса».
Евангелие от Матфея 24:37:«Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого».
22 февраля 1917 года Император Николай II выехал из Царского Села в Могилев, где находилась Ставка Верховного Главнокомандующего. Почти два...
   Кто самый известный православный святой? – это баба Ванга, она всё знала и предвидела. Это такая старая иудейская традиция...
   Царь зовёт на пир, а они не идут, сразу находят дела поважнее -  работа на себя.
   Авель пастух, у него нет вещей, их было бы невозможно тащить через пустыню. Есть палатка, которую кладут под седло...
Люди продолжают выбирать между Христом и свиньями Начало и конец сегодняшнего краткого, буквально из десяти строчек, Евангелия — об одном о том же: мы...

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика