События

Крымская война в культурной памяти народов России и мира

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Доклад профессора Виталия Шеремета на конференции "Крымская война в культурной памяти народов России и мира"

Согласно принадлежащему мне определению, вошедшему в энциклопедию "Отечественная история" (том I, 1994 год), Восточный вопрос как группа противоречий и проблем в истории международных отношений сложился в последней трети XVIII века.

В эпоху екатерининских войн 1768-1774 и 1787-1791 годов Восточный вопрос был связан с активизацией черноморского и средиземноморского направлений внешней политики России и силовым тому противодействием Османской империи и великих морских держав - Англии и Франции. Он быстро приобрел три выраженные части, или направления.

Во-первых, это были отношения России с Османской империей (Турцией) и великими державами по одному кругу проблем. Это сохранение и модификация (либо упразднение, как вариант) господства Стамбула на балканских (так называемая Европейская Турция) и левантийских (Сиро-Палестинский регион и Египет) территориях, входивших в состав Османской империи. Сюда же можно отнести также разногласия относительно судьбы (точнее - статуса) Черноморских проливов - Босфора и Дарданелл.

Во-вторых, еще одной составной частью Восточного вопроса являлось поддержание в регионе баланса интересов России и совершивших первую, а в 1840-х - 1850-х годах и вторую промышленную революцию западных держав. Это затрагивало прежде всего контактные зоны Османской Турции, где владения султана соприкасались с территориями или колониями Англии, Франции, Австрии. Речь шла о Балканах, о Восточном Средиземноморье, о Северной и отчасти Восточной Африке (с 1830-х годов), о зоне Месопотамии и Аравийского полуострова (с 1840-х годов).

Третью, вероятно, самую острую и потенциально "взрывную" группу проблем составляли движения за национальное освобождение и возрождение десятков покоренных турками-османами народов Балкан, Леванта и ряда других территорий. По этой группе проблем особую конфликтность представляло сочетание мультирелигиозного и многонационального состава Османской империи при абсолютной доминанте исламского правосознания во всех сферах социальной жизни и политической системы огромной державы. Такая ситуация существовала до периода реформ Танзимата 1839-1876 годов.

Практически любое обострение Восточного вопроса на отдельных фазах его развития не раз ставило тогдашний мир на грань полномасштабного вооруженного конфликта. Однако именно события 1853-1856 годов повергли Европу и Восток в первую войну евразийского размаха. Необходимо кратко оценить динамические процессы, которые привели Европу и Восток середины XIX века на уровень мировой войны. Для этого прежде всего кратко очертим этапы и содержание Восточного вопроса.

Первый этап охватывал период с 60-х годов XVIII века до 1814-1815 годов, то есть до установления Венской системы мирных договоров, завершивших наполеоновские войны и перестройку системы международных отношений.

Россия, а именно ее интересы в Восточном вопросе мы здесь и далее преимущественно рассматриваем, на этом этапе обеспечила своему торговому флоту выход через Черное море (до 1774 года - закрытое, "внутреннее османское море") и далее, через Средиземное - в Атлантику и Индийский океан, на мировые морские пути. Были ограждены экономические и военно-политические интересы России на всем Северном Причерноморье, включая Крым и значительную часть Северного Кавказа. Де факто вхождение Крыма, большей части Грузии, Армении и Азербайджана в состав России было признано всеми державами, документально закреплено в двусторонних русско-турецких и русско-персидских договорах. Она начала оказывать реальное покровительство административным османским единицам - Дунайским княжествам и Сербии, выступая в защиту дарованных им султаном привилегий и против произвола местных властей. Кроме того, Россия после Кючук-Кайнарджийского мира 1774 года начала оказывать систематическое покровительство и культурно-религиозную поддержку православным подданным султана.

Беспрецедентная успешность русской политики на Ближнем Востоке, и особенно включение православных на Балканах и Леванте в симфонию российского государства и церкви с полным соблюдением суверенных прав султана-монарха, породило жесткое противодействие католической Франции, протестантской Великобритании, других держав Западной Европы.

Любое воплощение в жизнь русско-турецких договоренностей о покровительстве православным в Турции вызывало бурную реакцию со стороны Запада. На этом этапе Восточного вопроса отношения России и Турции обеспечили благоприятный внешнеполитический фон для начала реформаторского движения в Османской империи, которое отвечало интересам и христиан, и мусульман. В самой России, однако, эти реформы далеко не всегда встречали поддержку. Это нередко искажало сам образ России-заступницы в глазах наиболее бесправного - православного населения Османской империи.

На втором этапе Восточного вопроса Россия, верная своим обязательствам покровительствовать православным Востока и Балкан, спасла от угрозы геноцида греков и обеспечила в итоге русско-турецкой войны 1828-1829 годов восстановление греческой государственности (1830 год). Черноморские проливы были открыты для общего, то есть мирового коммерческого судоходства, подтверждены особые статусные условия ля Дунайских княжеств и Сербии (1829 год). Турция договорным актом - Адрианопольским трактатом подтвердила вхождение Грузии, Армении и Азербайджана, как ранее Крыма, в состав Российской империи. Однако правового урегулирования защиты православных в трактате по-прежнему не значилось.

На этом этапе Восточного вопроса Россия обеспечила устойчивость султанского режима в борьбе с египетским сепаратизмом (договор 1833 года). Реформы продолжались и углублялись. Приоритет получила идея уравнивания в имущественных и политических правах христиан и мусульман.

В эти годы Россия по мере возможности стремилась к выработке совместной с державами формулы решения конфликтных ситуаций в отношениях между османским исламским центром власти - инициатором реформ и христианскими подданными, чьи ожидания превосходили предложения властного центра.

На этом этапе развития Восточного вопроса влияния России было в апогее, который пришелся на 1829-1833 годы. Отношения с Турцией строились на сугубо двусторонней основе. Уровень реакции Петербурга и Стамбула на давление держав Запада, минимизировавших русское влияние, был предельно низким.

В 1838-1839 годах в политику жестко вмешалась экономика. У Турции появились международные, а не двусторонние гарантии. Три объективных внешних обстоятельства, помимо внутренних подвижек в России, тому способствовали.

Турция вошла в систему фритредерских договоров с Англией, затем с другими европейскими державами (1838 год). России среди них не было. Мятежный и агрессивный Египет был еще раз остановлен почти у ворот в Стамбул, но уже не русским десантом на Босфор, а резким окриком с Запада. Лондонские соглашения о Проливах 1840 и 1841 годов продемонстрировали Высокой Порте уступчивость и колебания Петербурга.

Гюльханейский хатт-и шериф - указ - 1839 года об уравнивании в гражданских правах мусульман и христиан не вызвал соответствующей смены форм и методов защиты Россией православного населения Османской империи.

Тем временем отравленный мед прозелитизма заливал все трещины нестроения русской духовной политики на Балканах. На Востоке - на Леванте, в Святых местах только и оставалась еще возможность деятельно защищать русское влияние на православных. На арабов, на армян, выходцев из греческих земель, из Египта.

Лондонские конвенции о Черноморских проливах 1840 и 1841 годов стали точкой невозврата русского влияния на Востоке. Это был наиболее заметно в вопросах о Проливах и о месте восточно-христианских подданных в общем рисунке османской модернизации. Теперь Россия была вынуждена взять курс на строго согласованную с державами линию поведения в Восточном вопросе. В результате последовал стремительный спад русского влияния.

Итак, переход к главному для нашей темы - третьему этапу в Восточном вопросе совершался не одномоментно, не в грозовом 1853 году, а был предопределен развитием событий на протяжении двух предшествовавших этапов.

Решающих факторов, определивших содержательную и внешнюю, ситуационную стороны Восточного вопроса в 1850-х годах, было несколько. Главным было отсутствие четкой формулировки в договорных актах мирных конгрессов в Кючук-Кайнарджи (1774 год) и в Яссах (1791 год) права России на защиту единоверцев в отношениях османского суверена и его христианских подданных. Внимательное прочтение документов строго международно-правового характера, коими и были трактаты 1774 и 1791 годов, не должно корректироваться воистину бесчисленными комментариями и благопожеланиями, звучавшими и на Западе, и на Востоке.

В отечественной историографии советских времен был абсолютизирован, как и любая карандашная пометка классика на полях рукописи, тезис Карла Маркса о том, что в 1774 году Россия приобрела капитуляционные права по примеру Франции (1535, 1740 годы) и Англии (1635 год). Среди тех западных документов действительно текстуально содержатся покровительствующие капитуляционные права.

Далее. Все известные сейчас протоколы Особых совещаний по Восточному вопросу при августейших российских монархах содержали обращение к царям о важности легитимизации реального, полнокровного и жизненно важного для православных на Балканах и на Леванте договорного акта. Однако они оставались без реализации. Тенденция обретала воплощение в договорах о статусе отдельных территорий (Сербия, Греция, Молдавия-Валахия и т.д.), но не в отношении православных подданных. Иначе быть не могло.

Во-вторых, двусторонность в обсуждении и решении самых острых фаз Восточного вопроса, то есть между Стамбулом и Петербургом не означала отказа ни царя, ни султана от консультаций с Западом, учета мнения держав по Восточному вопросу. Окончательные решения до 1853 года принимались, однако, напрямую, без учета интересов великих держав, проявлявшихся нередко вдали от региона.

Прямые договоренности России и Турции, удерживавшие Восточный вопрос в под-острой фазе, не устраивали больше турецкую сторону и начали нарушаться ею под давлением фактора, не учтенного Российским МИДом. Таковым был промышленный переворот на Западе, в корне изменивший всю обстановку в мире. Противопоставить индустриальной мощи капитализма Россия смогла только духовное влияние. Так и не сложилось правовoе обеспечение защиты православного населения, угнетаемого дважды, - капитализмом колониального формата и давлением приспосабливающейся к западным вызовам во имя выживания системы султаната-халифата.

В этом была трагедия и для ожидавших и не получавших в полной мере помощи от России православных сербов, болгар, арабов и других, и для самой России. Это воплотилось в потребности России взяться за оружие в 1853 году во имя защиты прав православных христиан, не сложившихся в строгую систему договорного уровня.

Однако то, что было реальностью и фактом в 1820-х - 1830-х годах, - защита православных ценой войны или угрозы ея, - в середине века не сработало. Век российского величия в Восточном вопросе истек к концу 1830-х годов. Он не совпадал с веком глубочайших социально-политических перемен в Европе и установления контактных зон между Востоком и Западом. Россия продолжала жить в ценностях первой трети XIX столетия, тогда как Запад и, как оказалось, вовлеченный с ним в обмен военно-финансового характера Ближний Восток уже жили, строили свою политику и ее военное обеспечение по законам индустриального общества.

Восточный вопрос в середине XIX века трансформировался в темпах, соизмеримых с темпами второй промышленной революции. Поэтому запаздывание России в выдвижении, а тем более обеспечении своих интересов в рамках Восточного вопроса носило системный характер. Оно не зависело от субъективных свойств личностей русских государственных и церковных деятелей, руководивших общей, тем более военной и внешней политикой, культурно-религиозной поддержкой единоверцев.


* * *

Итак, сформулируем и оценим принципиальные сдвиги в содержании и методах разрешения Восточного вопроса в эпоху Восточной войны, то есть с конца 1840-х годов до 1856 года.

1. Многократно выросла финансово-экономическая составляющая Восточного вопроса. Речь шла о кардинальных проблемах превращения Балкан и Ближнего Востока в резервную зону индустриального общества, приспособленную к нуждам мирового рынка, но делалось это Западом под флером именно Восточного вопроса.

2. Соответственно изменились требования к обеспеченности транспортно-коммуникационных возможностей в зоне/зонах обострения Восточного вопроса. Не только Босфор и Дарданеллы были в фокусе борьбы держав. Там оказался и Суэц в совокупности морского и железнодорожного обеспечения (в первом приближении Суэц - Багдад - Басра) транспортной системы "Западная Европа - Индийский океан" с веткой на Центральную Азию, а также бассейн Дуная и всё Черное море, выходы через Восточную Анатолию и Иран к Персидскому заливу.

Отечественная историография, включая труды докладчика, еще в 1970-х годах жестко отрезала Кавказ и Средний Восток от "ареала" развития Восточного вопроса. Прошли годы, и работы последних четырех-пяти лет у нас и за рубежом (включая бывшие республики СССР), посвященные войне 1853-1856 годов во всей ее полноте, требуют нового подхода к географии Восточного вопроса.

3. Изменились расстановка сил и сами подходы держав в фазах обострения Восточного вопроса. Давний российский тезис 1793-1795 годов о предпочтительности сохранения империи Османов, а не ее распада и столкновения великих держав при дележе османского наследия оказался перехвачен англо-французской политической риторикой и с конца 1830-х годов стал преподноситься Европе как идея, ради которой стoит "повоевать с Россией".

Действительно, к середине 1850-х годов идея османского интегритета, целостности всех земель Высокой Порты стала дипломатическим оружием Европы. Реформированная Западом османская армия приобрела высокую значимость в антирусской и общеазиатской стратегии Англии и Франции.

Не раздел османских земель, а дробление российских территорий стало составной частью военно-дипломатических усилий Запада в рамках Восточного вопроса 1850-х годов.

Произошла смена парадигмы. Россию попытались силовым воздействием превратить из субъекта Восточного вопроса в его объект. Более того - за счет собственно Российских территорий решить сам Восточный вопрос, по крайней мере в его транспортно-коммуникационных составляющих и в части реконструкции национально-территориальных образований. Имеется в виду известный план создания цепи мелких исламских государств на Юге России и на Северном Кавказе. Таковы отгородили бы Россию от Центральной Азии, от Турции, Ирана, Британской Индии.

После 1856 года в Восточном вопросе Россия не защищает, а защищается. Пример тому - русско-турецкая война 1877-1878 годов, итог которой был пересмотрен под давлением и под контролем держав.

Проблема раздела либо турецких, либо российских территорий, а возможно, и тех, и других всплывала в политике держав Запада вплоть до 1920-х годов. "Балканизация" - не как термин современной геополитики, а как целеполагание индустриально-колониальной Европы - сложилась в рамках Восточного вопроса в применении к причерноморским и кавказским регионам в конце 1840-х - начале 1850-х годов, при планировании в Лондоне и Париже большой войны на Востоке.

"Балканизация" собственно Балкан - это скорее фактор внутреннего развития региона более позднего времени, то есть начала ХХ века, возможно, и наших дней. Последние обстоятельства делают Восточный вопрос в его крымской и пост-крымской фазе как проблему для фундаментального изучения предельно актуальным для наших дней.

4. Восточная война 1853-1856 годов выявила принципиально иное тактическое соотношение заинтересованных сторон в Восточном вопросе. Идея теперь была не в разрешении Восточного вопроса, ибо тогда терялся бы сам предмет и объект интриг держав, а в создании подвижной системы временных союзов, отвечавших интересам держав на каждом из этапов восточного кризиса 1850-х годов.

Тройственный англо-турецко-французский союз был продублирован дополнительными соглашениями союзников без турецкого участия. Договоры Австрии и Пруссии периода войны вообще выходили за рамки проблем, составлявших декларированное содержание Восточной войны. До начала войны европейские участники переговорного процесса по Восточному вопросу искали и находили (при всех оговорках термина "находили") решение проблем во взаимодействии с Россией. В 1853-1856 годах объектом агрессии, или силового решения Восточного вопроса, оказалась сама Россия.

С учетом того, что объект изначальных противоречий, а именно - Турция переместилась в ряд акторов, а Россия перешла в объекты, следует изучить вопрос: а сохранялся ли вообще сам Восточный вопрос в контексте смены парадигмы? Или он обрел новые очертания после того, как было насильственно ослаблено влияние России на урегулирование проблем, составляющих Восточный вопрос? Учтем, конечно, что это ослабление носило временный и частичный характер. Спад влияния России оказался меньшим, чем ожидал Запад, когда пошел на войну 1853-1856 годов.

5. Принципиально изменилась и главная составляющая Восточного вопроса - положение христиан, защита их духовного и физического существования. К эпохе Восточной войны 1853-1856 годов многие немусульманские подданные Османской империи в Сиро-Палестинском и Балканском регионах наиболее форсированно встали на путь освобождения через внутренние реформы. Религиозный фактор нередко использовался как знамя национального Возрождения, а экономические (транспорт, финансы, посреднический обмен с Западом и/или с Россией) и духовно-культурные связи применялись как оружие в борьбе с османами.

Духовные рубежи православной России на Балканах и в Святой Земле были незримы, но сокрушить их Западу было исключительно важно, чтобы нравственные начала русского православного влияния не могли скомпенсировать запаздывание ее экономического развития. Это получилось у России в великую эру екатерининского прорыва в Средиземноморье и Сиро-Палестинский регион в 1770-х - 1790-х годах, когда Англия еще только разгоняла машины промышленного переворота, но было нереально в индустриальную эпоху середины XIX века.

К 1850-м годам Россия практически утратила положение главной защитницы христианства в Османской империи. На эти позиции выдвинулась Франция. И державы, и Стамбул сыграли на неприятии Петербургом реформаторства в Турции - Россию выставили главным врагом реформ, которые должны привести к общему улучшению положения всех христиан в империи.

6. В контексте религиозной составляющей Восточного вопроса в эпоху Крымской (Восточной) войны следует рассматривать и впервые столь явно инициированные французской прессой (см., например, Le Journal des Debats, 10 июля 1850 года) устремления османского султана к джихаду. Против бунтующих подданных-христиан, чтобы усмирить их раньше, чем Россия поднимет всех христиан Османской империи против султана-повелителя. Статьи во французской прессе были не курьезом, а практикой пропаганды невозможного для ислама избирательного джихада против православной России и ее единоверцев на Востоке. Джихад в военном союзе с христианскими державами Запада хотели распространить и на Кавказе, где он не имел успеха.

7. В заключение - о новых силах, которые были вовлечены в военную составляющую Восточного вопроса.

Обращение великих держав к местным силам национально-освободительного сопротивления было отмечено на всех стадиях и этапах Восточного вопроса. В 1850-х годах западные державы предпочли осуществлять силовые акции для решения своих задач в рамках Восточного вопроса через иностранные наемные легионы. Опробованы были африканские стрелки-зуавы. Готовился отдельный экспедиционный национальный корпус для похода на Юг России, на Украину и в Польшу, готовились к переброске в Крым сипайские части из Британской Индии. Наиболее удачным для держав оказался опыт боевого применения ренегатов-европейцев, выходцев из Российской империи и Австрии. Размывалась турецкая национальная армия, а задачи, стоявшие перед инонационалами в военной форме, были столь же далеки от интересов Османской империи, как проблемы коммерсантов-компрадоров в экономике от истинных интересов приютившей их страны.

Итак, история Восточного вопроса к 1856 году насчитывала почти столетие. Россия шла долгим и трудным путем к одному из главных элементов Восточного вопроса - договорному, международно-признанному праву защиты православных. Она добилась своего, несмотря на военные трудности, в 1856 году по Парижскому мирному договору, который уже в силу этого заслуживает Чести и Славы в памяти потомков.

Главное изменение в Восточном вопросе свершилось. Во всей полноте теперь зазвучала симфония православной церкви и российского государства.

Оригинал материала здесь


СОБЫТИЯ

«Тайна беззакония» раскрывается не в одних только наших личных грехах, нашем личном отвержении Бога. Существует организованное, государственное противление Богу, которое...
О. Александр призывает православных христиан действовать всеми законными способами против фильма "Матильда".
Резолюция совместного заседания Общественного Координационного совета по защите семьи, детства и духовно-нравственных ценностей, Общественного Координационного совета по защите базовых культурных...
   Обращение участников Общественного Координационного совета в защиту базовых культурных ценностей Президенту РФ В.В. Путину...
Новое символическое, ритуальное цареубийство приведет к тому, что Господь накажет страну еще сильнее, чем за цареубийство первое. Накажет концом ее...
Один из соавторов и бывших продюсеров фильма «Матильда» Владислав Москалёв дал интервью изданию The Insider. По его словам, деньги на...
   На Кресте разбойник благоразумный был освобождён от всего имения, дома, семьи, чемоданов, страстей и самой жизни и узрел Христа...
Сальдо торгового баланса. Иностранные инвесторы уходят из России. Чистый отток капитала. Платежный баланс - это еще не все отражено. Чего...
Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла В день памяти двух величайших избранников Божиих — святых первоверховных апостолов Петра...
   Журнал «Новораша, Звезда и … наша» (что переводится на инглиш как «Баблз»)» привёл список наиболее известных меценатов (по инглиш...
   Сатана любил Русь, а она его гнала – это обидно.
   Алишер Усманов заявил: - «Всё что творится в России, это не коррупция, а особая форма особо честного бизнеса».
Евангелие от Матфея 24:37:«Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого».
22 февраля 1917 года Император Николай II выехал из Царского Села в Могилев, где находилась Ставка Верховного Главнокомандующего. Почти два...
   Кто самый известный православный святой? – это баба Ванга, она всё знала и предвидела. Это такая старая иудейская традиция...
   Царь зовёт на пир, а они не идут, сразу находят дела поважнее -  работа на себя.
   Авель пастух, у него нет вещей, их было бы невозможно тащить через пустыню. Есть палатка, которую кладут под седло...
Люди продолжают выбирать между Христом и свиньями Начало и конец сегодняшнего краткого, буквально из десяти строчек, Евангелия — об одном о том же: мы...
   Некий старец сказал: не было бы Ленина, не было бы революции, не было бы Гитлера и войны – святые...
   Атлантизм исключает всякую веру в Бога – атланты считают, что мир держится на их плечах – потому и небо...

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика