Оборона

Спецназ ГРУ сгорел перед боем

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Во время спецоперации, проведенной вчера в Шатойском районе Чечни, федеральные войска понесли самые тяжелые в этом году потери. 5 офицеров и 12 бойцов элитного спецназа ГРУ, а также 3 пилота заживо сгорели в вертолете Ми-8, который упал на горный склон во время высадки десанта.

Президент Чечни Рамзан Кадыров утверждает, что катастрофа произошла из-за неисправности машины. Военная прокуратура проверяет версию о том, что Ми-8 могли подбить.

Вчера утром разведгруппа 22-й бригады спецназа ГРУ (штаб бригады расположен в Ростовской области, но ее боевые группы постоянно работают по всему Северному Кавказу) обследовала очередной "квадрат" в горах южной Чечни, расположенный у истоков реки Шаро-Аргун неподалеку от села Халкилой. Около 9.00 спецназовцы столкнулись с довольно большим – до 20 человек – отрядом боевиков под руководством бригадного генерала, командира так называемого юго-западного фронта Тархана Газиева. Ваххабитского амира разведчики "опознали" по радиопозывному Тархан, под которым он вскоре после начала боя вышел в эфир, пытаясь связаться с другими отрядами.

Разведчики, вынудив огнем бандитов отступать вдоль берега Шаро-Аргуна, вызвали по рации подмогу. Уже через несколько минут к "квадрату" Халкилой из расположенного в 7 км к северу райцентра Шатой на БТР выдвинулись бойцы внутренних войск батальона "Юг" и оперативники райотдела милиции, а с вертолетной базы в Моздоке, где также расположены подразделения 22-й бригады, вылетели три Ми-8. Каждый из вертолетов доставлял к месту боя по два отделения спецназовцев и был готов поддержать их с воздуха неуправляемыми ракетными снарядами, которые, как утверждают военные, весьма эффективны в горах против "живой силы противника".

Подготовка и перелет заняли чуть более часа, однако найти безопасную площадку для посадки вертолетов разведчикам к этому времени не удалось. В итоге в 11.30 головному Ми-8 пришлось зависать в нескольких метрах от поросшего густым кустарником горного склона и десантировать бойцов. Эвакуация из первой машины прошла нормально, а второй борт, едва успев занять исходную позицию, вдруг рухнул вниз. Машина падала с высоты нескольких метров, и все находившиеся в ней люди, скорее всего, отделались бы легкими травмами, но через мгновение после удара раздался первый взрыв и над фюзеляжем взметнулись языки пламени.

"Наша группа выехала с базы через несколько минут после получения радиограммы о боестолкновении возле Халкилоя,– рассказал Ъ один из шатойских оперативников.– От райцентра до места, о котором идет речь, по карте всего 7 км, но дорога получилась довольно долгой. Техника смогла пройти только половину этого пути: дальше начинались горные тропы, по которым и пробраться трудно".

По словам офицера, его группа добралась к месту происшествия около 17.00 и все это время вертолет горел. "Живых в машине к этому времени уже не было,– говорит офицер.– Но даже если бы они и были, мы все равно ничем не могли им помочь. В баках вертолета на момент падения оставалось несколько тонн керосина, поэтому жар от пламени был такой, что даже у тех, кто стоял в 40-50 метрах, горели волосы. В горящем корпусе вертолета постоянно взрывались боеприпасы. Пожарных и спасателей, как говорили нам разведчики, они даже не стали вызывать – от них все равно не было бы никакого толку. Самим спецназовцам оставалось лишь наблюдать за тем, как в огне погибают их товарищи".

Из 20 человек, прилетевших к месту боя этим вертолетом, выбраться из огня не удалось никому. Когда часам к пяти вечера наконец выгорело все топливо и сдетонировали все боеприпасы, от Ми-8, по словам очевидцев, остались только двигатели и фрагменты корпуса. Трупы погибших настолько сильно обгорели, что опознать их смогут лишь с помощью генной экспертизы.

О пешем преследовании боевиков, как говорят участники спецоперации, в тот момент не могло быть и речи. Оставшиеся два Ми-8, конечно, обстреляли с воздуха ущелье Шаро-Аргун и прилегающие склоны, по которым должны были отступать бандиты. По предварительным данным, во время ракетной атаки удалось уничтожить троих из них, но остальные, включая амира Тархана, который считается ближайшим соратником ичкерийского президента Доку Умарова, ушли.

Президент Чечни Рамзан Кадыров уже заявил, что, по его данным, причиной катастрофы стала техническая неисправность машины, и даже порекомендовал должностным лицам "воздержаться" от обнародования через СМИ "непроверенной" информации о том, что вертолет мог быть сбит боевиками. Позиция президента понятна: в последнее время он не раз заявлял, что с боевиками в республике практически покончено и крупные теракты в принципе невозможны. Между тем в прокуратуре объединенной группировки войск и сил на Северном Кавказе, возбудившей уголовное дело по статье УК России о "нарушении правил полетов и подготовки к ним", корреспонденту Ъ сообщили, что будут рассматривать все версии ЧП. В том числе техническую неисправность, ошибку пилотов и обстрел с земли. Доминирующим в расследовании пока считается первое из предположений: скорее всего, вертолетчик, выбрасывая десант, не учел топографических особенностей местности, опустился слишком низко, и винт машины зацепился за ближайший склон горы. Однако, как утверждают в прокуратуре, зависший вертолет мог быть сбит и автоматной очередью боевиков, попавшей, например, в топливные баки, редуктор винта или управляющего машиной пилота – подтвердить или опровергнуть это предположение можно будет только после проведения нескольких экспертиз.

Коммерсант


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика