Оборона

Чем Родину защищать будем?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Выступление Владимира Путина в Мюнхене вызвало переполох в мировом сообществе. Всегда мягкий и дипломатичный Путин неожиданно обрушился на США и НАТО с резкой критикой, фактически обвинив их в политике двойных стандартов, наращивании военной угрозы и стремлении к мировому господству:

«Сегодня мы наблюдаем гипертрофированное применение силы в международных делах – военной силы – силы, ввергающей мир в пучину следующих один за одним конфликтов. Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того – отдельные нормы, да, по сути – чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам. Процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот – это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить – против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления Генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: “Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности”. Где эти гарантии?..»

Это выступление комментаторы и аналитики уже нарекли «фултоновской речью» Путина, намекая на известную речь премьер министра Великобритании Уинстона Черчилля, а некоторые вообще увидели в ней чуть ли не объявление новой «холодной войны». Конечно, такие оценки являются излишне эмоциональными и беспочвенными.

Речь Путина была вполне корректна и никаких угроз, а уж тем более «объявлений войны», в себе не содержала. Это было обычное полемическое выступление в рамках обширной дискуссии по теме, которая предполагала довольно жесткие оценки и суждения.

Но безусловно и то, что эта речь будет самым внимательным образом изучена и в Вашингтоне, и в Брюсселе. И так же безусловно, что США и НАТО сделают из нее свои выводы.

Несложно просчитать эти выводы. Наивно предполагать, что после российской критики паровой каток НАТО остановит свой ход на Восток. Наиболее вероятным представляется обратное – после того как вещи названы своими именами, теряет всякий смыл лукавая щепетильность, с которой НАТО и США все эти годы обставляли каждый свой следующий шаг в восточном направлении. Теперь эти процессы будут только интенсифицированы. И создание санитарного кордона вокруг России начнет идти максимально возможными темпами.

И в этих условиях нам без иллюзий стоит взглянуть на ситуацию сложившуюся сегодня вокруг России.

Особенность сегодняшнего момента состоит в том, что фактическое признание «холодного» противостояния России и США сделано в момент, когда обороноспособность России находится на минимальном уровне. В течение 16 лет либерально-демократического правления правительство не занималось оборонным комплексом страны, не вело перевооружения армии и фактически финансировало лишь ее биологическое существование. В этих условиях признание военной угрозы с Запада ставит перед нами предельно жесткие и недвусмысленные вопросы.

Готовы ли мы к этому противостоянию?

И если не готовы, то что должно сделать руководство страны, что бы гарантировать своим гражданам безопасность и защитить свои национальные интересы?

 

НЕ СТОИТ ВПАДАТЬ В ЭЙФОРИЮ

Всего несколько дней назад министр обороны России Сергей Иванов на встрече с журналистами сделал целый ряд заявлений о грядущем перевооружении нашей армии и раскрыл параметры государственной программы перевооружения.

И теперь мы можем проанализировать эту программу через призму последних заявлений Путина и ответных заявлений его оппонентов.

Казалось бы, объявленные параметры перевооружения должны вызвать оптимизм у самых законченных критиков и пессимистов. Цифры, названные министром обороны, впечатляют. Если верить министру, то уже в 2007 году вооруженные силы получат:

– 17 межконтинентальных баллистических ракет;

– 4 космических аппарата и столько же ракет-носителей.

Программой также предусмотрено оснастить новыми и модернизированными образцами:

– 1 эскадрилью дальней авиации;

– по 6 авиационных и вертолетных эскадрилий;

– 7 танковых и 13 мотострелковых батальонов.

Если переводить это в конкретные цифры, то в 2007 году армия должна получить 210 танков Т-90, больше 450 БМП, 72 новых самолета и столько же вертолетов. Собственно, о таких масштабах перевооружения мы писали еще десять лет назад.

И даже термин «модернизация» вместо претенциозной «военной реформы» был нами озвучен еще в 2002 году. Но дело совсем не в натягивании одеяла первенства, тем более что одеяло это, как тришкин кафтан, очень коротко: куда ни тяни – большая часть оказывается голой…

По словам Сергея Иванова, грядущая девятилетняя программа перевооружения будет масштабной и полностью покроет все нужды армии. «В рамках новой Программы вооружения в армии и на флоте будет заменено около 45% имеющейся боевой техники», – заявляет министр. За девять лет буду перевооружены 40 танковых, 97 мотострелковых и 50 десантных батальонов.

В РВСН на боевое дежурство встанут 34 шахтные пусковые установки и командных пункта, а также 66 грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М» – итого 100 новейших ракетных комплексов.

В составе ВВС будет находиться 50 стратегических ракетоносцев (Ту-160, Ту-95 МС).

Для ВМФ России будет построено 8 подводных лодок стратегического назначения проекта 955/955А. А всего флот за девять лет получит 31 боевой корабль.

В общем – живи и радуйся.

И конечно, эти обещания не могут не радовать тех, кто знает, в каком состоянии находится сегодня российская армия. Вот только слишком впадать в эйфорию не стоит. И при внимательном изучении принятой программы перевооружения первоначальный энтузиазм сменяется озабоченностью.

40 батальонов – 1200 танков новейших танков – это, конечно, здорово, но сегодня, по словам бывшего начальника Главного автобронетанкового управления МО РФ генерал-полковника Сергея Маева, из стоящих на вооружении 15 тысяч танков 9 тысяч небоеготовы и нуждаются в среднем или капитальном ремонте с заменой минимум одного агрегата. А из оставшихся 6 тысяч танков современным требованиям отвечают лишь чуть больше 2 тысяч. Остальным необходима модернизация. На этом фоне 1200 новых танков – это лишь 10-процентное обновление танкового парка, и даже с учетом имеющихся 2 тысяч более-менее современных машин к 2015 году в лучшем случае только 25% бронетанковой техники России будут считаться современным видом вооружения. Замечу, что стандарт «современности» армии исходит из того, что не менее 60% боевой техники должны отвечать самым современным требованиям.

Чтобы бронетанковые войска России вышли на этот уровень, необходимо довести численность новых и модернизированных танков как минимум до 8-9 тысяч единиц.

А это значит, что каждый год до 2015 года армия должна получать не менее 1 тысячи новых и модернизированных танков. В принятой же программе вооружения эта цифра колеблется в лучшем случае в районе 200-300 единиц…

Но может быть, время танков просто ушло, и мы тратим деньги впустую?

Посмотрим на отношение к танкам военного руководства стран НАТО – главной военной силы нынешнего мира. Сегодня бронетанковый «кулак» блока НАТО насчитывает более 30 тысяч танков, из которых 15 тысяч размещены в Европе и нацелены на Восток. При этом почти 70% бронетанковой техники НАТО является современными машинами, отвечающими всем требованиям боя.

 

МНОГО ИЛИ МАЛО?

Конечно, было бы неплохо, чтобы каждый год ВВС России получали по 70 самолетов и вертолетов, как обещано в 2007 году. Министр обороны, к сожалению, не уточнил, сколько в рамках этой программы должны получить новой техники ВВС. Но даже если предположить, что намеченные темпы перевооружения сохранятся в объемах этого года, то за девять лет это составит 540 самолетов и столько же вертолетов.

Много это или мало?

Сегодня износ авиационной техники составил более 60%. В настоящее время в ВВС России находятся чуть более 4500 самолетов и около 1200 вертолетов. Из 1800 боевых самолетов больше 1200 сегодня прикованы к земле и нуждаются в капитальном или регламентном ремонте. Половина этого парка нуждается в замене или капитальном ремонте двигателей, что составляет фактически треть стоимости самолета. Из них 65% эксплуатируются более 15 лет, 30% – от 5 до 10 лет и всего 5% самолетов – менее 5 лет. В этих условиях единственным выходом для командования ВВС является продление сроков эксплуатации, выходивших штатные сроки аппаратов. Если бы не это решение, то в течение двух лет пришлось бы снять с вооружения более чем 1500 боевых самолетов, 400 военно-транспортных самолетов. Таким образом, в настоящее время 87% авиационной техники эксплуатируется за счет продления ресурсов и сроков службы. При этом максимальный срок продления эксплуатации большинства этих самолетов истекает в 2009–2015 годах, после чего последует их неизбежный вывод из боевого состава. По самым оптимистичным подсчетам, до 2015 года из боевого состава ВВС РФ будет исключено 2 тысячи самолетов и более 1300 вертолетов. Взамен же мы, в лучшем случае, получим 540 самолетов и столько же вертолетов. То есть при оптимистичном сценарии к 2015 году ВВС России будут иметь лишь 30% новой авиатехники, и при этом ужмутся почти наполовину от существующих.

Не лучше ситуация и на Военном Флоте.

В боевом составе флота остался лишь один тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР) «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов". Будущее его до сих пор туманно. Содержание его в условиях Крайнего Севера и скудного финансирования из рук вон неудовлетворительное. Корабль гниет буквально на глазах. Все выходы корабля в море буквально можно сосчитать на пальцах одной руки.

Надводных кораблей класса «крейсер» в России осталось только пять: три ракетных крейсера проекта 1164 (по одному на Северном, Тихоокеанском и Черноморском флотах), один проекта 1134 «Керчь» и один тяжелый атомный ракетный крейсер (ТАРКР) проекта 11442 «Петр Великий», базирующийся в Североморске. Два других крейсера этого класса («Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев») уже фактически мертвы и ждут только решения о выводе из состава флота.

Кроме крейсеров, в боевом составе флота осталось 9 эсминцев проекта 956/956А типа «Современный», один большой противолодочный корабль проекта 11551 «Адмирал Чабаненко», девять БПК проекта 1155, два БПК проекта 61А/МП – «Сметливый» и «Сдержанный», до восьми СКР проекта 1135 и его модификации.

Сегодня в ВМФ России осталось всего 35 боевых кораблей океанской зоны!

По флотам «расклад сил» еще более печальный.

Тихоокеанский флот, некогда один из наиболее боеспособных и мощных наших флотов, за 13 лет сократился в три раза. При этом 30% кораблей флот потерял за последние 5 лет. Боевые возможности флота сократились в пять раз. Флот, некогда бывший океанским, фактически превратился в прибрежную флотилию.

Но даже оставшиеся в строю корабли способны выполнять боевые задачи весьма условно. Почти на каждом боевом корабле целый список вышедших из строя систем и механизмов, многие из которых являются определяющими для боевой живучести корабля. Флот не имеет оперативных запасов топлива, запасных частей. И в ближайшие 5-7 лет может потерять еще до 50% своего боевого состава.

Ни одного нового корабля для ТОФа не строится, и в ближайшие 4-5 лет никакого пополнения флота новыми кораблями не предвидится.

На Северном флоте – главном и самом современном флоте России – дела не лучше. За 13 лет он также сократился больше чем в 2,5 раза. Потерял 80% своих крейсеров, 50% подводных лодок. Боевые возможности флота упали более чем в 3 раза!

Дела на Черноморском и Балтийском флотах – вообще печальная тема. Достаточно сказать, что в составе Черноморского флота из 28 подводных лодок (в 1991 году) сегодня остались лишь две, из которых одна уже десятый год в ремонте. На всем Черноморском флоте сегодня из боевых кораблей остались: один ракетный крейсер «Москва» (спуск на воду – 1979 г.), два больших противолодочных корабля (1967-1971 гг.), два сторожевых корабля (1980-1981 гг.), шесть больших десантных кораблей (1968-1987 гг.), две подлодки, шесть малых противолодочных кораблей и одиннадцать ракетных катеров. Все! Больше ничего нет и не строится!

По утверждению специалистов, к 2015 году из находящихся сегодня в строю 35 кораблей океанской зоны останется в лучшем случае половина. А всего за ближайшие 9 лет из боевого состава флота будет выведено больше 80 кораблей разных классов. Взамен, по словам министра обороны, флот получит 31 корабль.

При этом не ясно, какие это будут корабли. Совсем недавно шла речь о строительстве 20 кораблей класса «корвет» – под этим красивым термином маскируется то, что раньше в советском ВМФ называлось «корабль третьего ранга» – малый противолодочный, ракетный катер, тральщик, которым даже имена обычно не присваивались – только номера. Массовое строительство «корветов» никак не решит проблему флота. Тем более что даже в характеристиках этих кораблей прописано, что это корабли «прибрежной зоны».

Недавно состоялась закладка корабля класса «фрегат» – то, что в советском ВМФ именовалось «кораблями второго ранга». Сколько и в какие сроки будет построено таких кораблей – не известно. Но точно известно, что на российских верфях нет и не планируется закладка ни одного «корабля первого ранга» – крейсера, БПК, авианесущего корабля. И это значит, что каждый списанный за эти годы крейсер или БПК, будучи отправлен на металлолом, за собой оставит незакрываемую брешь в боевых возможностях флота.

 

СУДЬБА «РАКЕТНОГО ЩИТА»

Но может быть, существенное укрепление ракетно-ядерного щита России позволит компенсировать достаточно скромную модернизацию сил общего назначения?

Как уже говорилось, за ближайшие 9 лет в рамках программы перевооружения РВСН планируется поставить на боевое дежурство 34 шахтные пусковые установки и командных пункта, а также 66 грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М». Итого – 100 ракет.

Сегодня каждая ракета «Тополь-М» несет один ядерный боезаряд. То есть за 9 лет группировка РВСН пополнится 100 ядерными боезарядами. В перспективе, по словам разработчиков, на «Тополя» могут быть установлены разделяющиеся головные части (РГЧ) и каждый из них сможет нести уже 3 боезаряда. Таким образом число боевых блоков может вырасти до 300.

Стоит напомнить, что еще 10 лет назад, на момент подписания Договора о СНП, у России было 726 наземных ракет, оснащенных 3150 ядерными боеголовками. Сегодня РВСН России имеют в своем составе 542 ракетных комплекса, которые могут нести около 1900 ядерных боезарядов.

В 2007-2008 году будут сняты с боевого дежурства выслужившие все предельные сроки эксплуатации (20 лет) первые «Тополя» (РС-12М) – 207 ракет. Сейчас на вооружении состоит 252 РС-12М. Кроме этого к 2015 году будут полностью сняты с вооружения 80 ракет шахтного базирования РС-36М УТТХ и Р-36М2 "Воевода" с десятью разделяющимися головными частями индивидуального наведения и 130 ракет шахтного базирования УР-100Н УТТХ «Стилет» с шестью РГЧ.

Всего к 2016 году из боевого состава РВСН будет выведено порядка 90% состоящих сегодня на вооружении ракетных комплексов. И при самых оптимистичных прогнозах в 2015 году РВСН России будут иметь в своем составе 150-180 баллистических ракет, которые будут нести 450-800 РГЧ (800 в случае принятия на вооружение наземного шахтного варианта ракеты «Булава» и постановки его на боевое дежурство в 2010-2015 годах).

То есть в реальности к 2015 г. боевые возможности российских РВСН по оптимистичным прогнозам уменьшатся вдвое, а по более трезвым оценкам – втрое!

Напомним, что американские специалисты, работающие над программой ПРО, имеют задачу за следующее десятилетие (к 2016 году) развить боевые возможности национальной системы ПРО до гарантированного перехвата 150-200 баллистических ракет в одном залпе.

Так что ни о каком «наращивании» боевых возможностей российских РВСН речи сегодня не идет.

Не лучше обстоят дела и с морской частью Стратегических Ядерных Сил.

Министр обороны пообещал, что к 2015 году в строю и на стапелях будет находиться не меньше восьми стратегических подводных ракетоносцев, но не уточнил, сколько их будет к этому времени в составе флота.

Сегодня в составе ВМС России находится 16 стратегических атомных ракетоносцев, на вооружении которых 208 баллистических ракет (три РПКСН проекта 941 находятся на модернизации и ракет не имеют) и 2080 РГЧ.

Специалисты считают, что при существующих темпах строительства флота к 2015 году Россия будет иметь не больше десяти атомных подводных ракетоносцев, из которых шесть будут новыми проекта 955 и 955А, а остальные – дослуживающими свой срок лодками 667БДРМ. 154 баллистические ракеты и 1540 РГЧ на них и то только в том случае, если на ракетах РС-56 «Булава» будет установлена боеголовка с десятью РГЧ. Сейчас ТТХ ракеты позволяют нести лишь шесть блоков.

При этом реально в море на боевом дежурстве постоянно будут находиться в лучшем случае три лодки.

Не сложно посчитать, что и боевые возможности морских СЯС России не вырастут, а сократятся к 2015 году почти вдвое.

И, оценивая перспективы российского ракетно-ядерного щита, можно говорить в лучшем случае о возможности сохранения у России в 2015 году силы для «удара возмездия», который, впрочем, вполне к этому времени может оказаться по зубам перспективной американской ПРО.

Так что программу, озвученную министром обороны Сергеем Ивановым, ни с какой стороны не назовешь «избыточной» или даже «масштабной» – ей больше подошло бы определение «минимально достаточная».

С такой программой перевооружения Россия с определенной долей вероятности сохранит за собой статус «регионального лидера» и возможности ведения более-менее независимой политики в «медвежьем углу» Европы, но не о каких претензиях на «влияние в мире» и уж тем более на противостояние с мировыми лидерами – США и Китаем – речи нет.

 

ГОТОВЫ ЛИ МЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ НАТО?

Странно другое. Совершенно непонятно: а против кого же, собственно, мы «конфигурируем» перспективные вооруженные силы?

Если речь идет о «странах-изгоях» на наших границах, которыми так любит пугать мир Вашингтон, то грядущее перевооружение однозначно избыточно и бессмысленно. Ну зачем, спрашивается, против Северной Кореи развивать Северный флот и зачем создавать кораблестроительный центр на Дальнем Востоке против Ирана?

Если наш враг – «международный терроризм», то зачем нам столько самолетов, подводных лодок и стратегических ракет?

Если нам угрожает Китай, то зачем столько денег вкладывать в ПВО европейской части страны?

Ну а если, паче чаяния, мы все же ожидаем врага с Запада – откуда он традиционно появляется последние 400 лет, то совершенно очевидно, что затеянное перевооружение совершенно не достаточно и не достигнет поставленной цели.

Сегодня военные расходы стран НАТО в среднем в 4,5 раза превышают среднемировые, что позволяет тратить в среднем 100 тыс. долл. США на одного солдата в год.

По оценке военных специалистов, блок НАТО в настоящее время имеет в своих вооруженных силах около 2,9 млн человек личного состава, до 29,5 тыс. танков, 25 тыс. орудий разного калибра, более 5 тыс. боевых самолетов.

Сегодня одному нашему солдату в европейской части страны противостоит восемь, а с учетом бывших стран Варшавского договора – десять солдат НАТО, на каждый наш танк приходится два танка НАТО, на каждый наш самолет – три натовских.

А центральный экономический район (пять областей от пограничного Смоленска до Воронежа) защищает воронежская армия численностью в …пятнадцать тысяч человек! Но это еще ничего. Всю Карелию, после сокращения здесь армейского корпуса, защищает аж целая бригада… пограничных катеров.

Десяти российским дивизиям и шестнадцати бригадам противостоит в общей сложности более чем 50 дивизий и 100 бригад стран НАТО.

 

КАПКАН СОКРАЩЕНИЙ

Волчий капкан сокращения Вооруженных Сил страшен тем, что, попав в него, выбраться уже не возможно. У России сегодня нет достаточного экономического потенциала, чтобы проводить над своей армией такие эксперименты. Военные эксперты, связанные с армией не научными изысканиями, а реальной практикой, все это время доказывали, что подобная «реформа» фактически уничтожает армию как таковую.

Государство, раскинувшееся на 11 тысяч километров, имеющее только государственную границу протяженностью 22 тысячи километров, просто физически не способно защитить свои границы десятью стрелковыми дивизиями. При этом Россия, в отличие от СССР, больше не имеет «буферных» союзнических государств, которые бы прикрывали ее территорию и давали время для отмобилизации в случае возникновения военной опасности. Более того, почти по всему периметру Россия граничит с соседями, имеющими серьезные территориальные претензии или являющимися потенциальным противником. На Западе это блок НАТО, на Востоке – мусульманский фундаментализм, на Дальнем Востоке – Китай и Япония. Обеспечить в этих условиях эффективную оборону своей территории десятью дивизиями просто не реально.

Только чеченская война потребовала на определенном этапе стягивания сюда более 80 тысяч человек – то есть каждого четвертого солдата и офицера Сухопутных Войск и почти 30% авиации Сухопутных Войск. С учетом того, что боевые подразделения составляют около 40% от штатной численности частей и соединений, а также то, что не менее 25% личного состава является молодыми солдатами и проходит обучение, в Чечню, фактически, были стянуты почти все боеспособные части.

Сегодня, при численности Сухопутных Войск в 340 тысяч человек, реальное боеспособное ядро составляет порядка 100-120 тысяч солдат и офицеров.

Вероятные региональные угрозы требуют от России иметь как минимум три мощных группировки войск на Западном, Восточном и Дальневосточном направлении численностью в 100-150 тысяч человек каждая. При условии высокой мобильности этих войск российский Генеральный Штаб мог бы успевать эффективно блокировать эти угрозы и концентрировать свои силы в конкретном регионе.

Кроме этого, военные эксперты указывали на то, что не снятая до сих пор угроза глобальной войны с блоком НАТО требует от России готовности в случае возникновения военной угрозы готовности развернуть свои Вооруженные Силы до стратегического уровня в 2-2,5 миллиона военнослужащих.

Все эти выкладки и определили минимальную численность наших Вооруженных Сил в 1 миллион 200 тысяч солдат и офицеров. Ниже этого порога начинался необратимый процесс полной деградации и развала всей системы обороны страны.

Это смог понять даже Ельцин, который фактически отменил уже принятое им под давлением либералов решение о сокращении армии и определил минимальный порог Российских Вооруженных Сил в 1 миллион 200 тысяч.

Именно эта цифра учитывает военно-стратегические прогнозы, расчеты и опирается на тщательный экономический анализ возможностей государства. Даже операция локального масштаба в Чечне потребовала серьезного напряжения всех Вооруженных сил, а ведь это всего лишь внутренний вооруженный конфликт! Что же говорить о потребностях региональной войны, к которой мы должны быть готовы в соответствии с Концепцией национальной безопасности и Военной доктриной Российской Федерации?

С этой целью Центром военно-стратегических исследований Генерального штаба были просчитаны и определены потребности для ведения Россией региональной войны и обеспечения сдерживания агрессии на других стратегических направлениях. Расчеты показали, что для этого в мирное время численность Вооруженных сил должна быть в пределах 1,2-1,3 млн военнослужащих. Эта цифра сегодня является тем критическим порогом, переступать который государство просто не имеет права, если оно, конечно, не хочет покончить жизнь самоубийством.

Но в ближайших планах Министерства Обороны – очередное сокращение. До 2015 года Вооруженные Силы планируется уменьшить почти на четверть – до 1 миллиона.

Комментарии, как говорится, не нужны…

 

ВОЙНА МОЖЕТ НАЧАТЬСЯ УЖЕ ЧЕРЕЗ 10-15 ЛЕТ

При этом в тех же США сухопутные силы насчитывают 495 тысяч человек, три штаба армий, четыре штаба армейских корпусов, десять дивизий (две бронетанковые, четыре механизированные, две легкие пехотные, воздушно-десантная, воздушно-штурмовая). Особняком стоит корпус морской пехоты, насчитывающий более 250 тыс. человек. Кроме этого, существует еще национальная гвардия: 367 тыс. человек, восемь дивизий (бронетанковая, четыре механизированные, две пехотные, легкая пехотная), 18 отдельных бригад (бронетанковых, механизированных, пехотных, легких пехотных, бронекавалерийской). Резерв: 520 тыс. человек, пять учебных дивизий, 13 региональных командований.

Более того, американское военное руководство собирается в ближайшие годы увеличить численность сухопутных войск и морской пехоты еще не менее чем на 60 тысяч человек!

В Германии в сухопутных силах бундесвера – 240 тыс. человек, три армейских корпуса (в том числе германо-голландский), включающие в свой состав четыре танковые, три мотопехотные и одну горно-пехотную дивизии.

В Турции в сухопутной группировке 525 тыс. человек, четыре штаба армий, девять штабов корпусов, механизированная и пехотная дивизии, 44 бригады (14 бронетанковых, 17 механизированных, 9 пехотных и 4 специального назначения).

К противостоянию с таким противником готовиться надо куда более ответственно.

И заявленная программа перевооружения, к огромному сожалению, ни по одному из своих параметров этой цели не отвечает. Повторюсь, она опоздала почти на десятилетие, и сегодня требуется ее немедленная корректировка.

Бессмысленно ставить себе целью иметь армию, способную в одиночку на равных тягаться с блоком НАТО, и не понимать этого – непростительная глупость.

Но целью должно стать создание армии, чьи боевые возможности и мобилизационный потенциал делают бессмысленным любые планы по очередному «блицкигу» против России, а ракетно-ядерный стратегический потенциал в любых условиях гарантирует нанесение удара возмездия в масштабах, неприемлемых для наших вероятных противников.

В это связи задачей минимум является сохранение существующего стратегического потенциала и обновление не на словах, а на деле не менее 45% вооружения и боевой техники за следующие 9 лет.

В рамках этой задачи Сухопутные Войска должны получать не менее 600 новых и модернизированных танков в год и столько же БМП.

ВВС России должны ежегодно пополняться не менее чем 100 боевыми самолетами новыми и прошедшими модернизацию, не менее чем 100 транспортными и боевыми вертолетами, не менее чем 30 военно-транспортными самолетами, не менее чем 5 дивизионами перспективных ЗРК.

Боевые возможности РВСН необходимо удержать на уровне не менее чем 300 ракет и 1500 РГЧ.

Морские СЯС должны сохраниться на уровне не менее 14 атомных подводных ракетоносцев, для чего программа строительства новых подводных лодок должна быть увеличена до 10 единиц и принята долгосрочная программа модернизации существующих проектов ПЛАРБ.

Только такие вооруженные силы России способны в перспективе удержать любого агрессора от соблазна тревожить «русского медведя» и уж тем более от грядущей перспективы «войны за ресурсы», перед которой человечество может оказаться уже через 10-15 лет.

В этом году, в докладе Давосского форума впервые было ясно и безапелляционно сказано о том, что в условиях надвигающего на мировую цивилизацию тотального дефицита углеводородов огромные ресурсы России должны быть «интернационализированы» – поставлены на службу миру. Какие страны в Давосе понимаются под словом «мир» – хорошо известно. Известны и методы этих стран «принуждения к миру» непокорных.

Фактически Россия получила от Запада «черную метку». Она должна безропотно «делиться» или будет образцово-показательно наказана.

Выстраивающаяся вокруг России цепь натовских застав в ближайшие годы станет сначала линией крепостей, а затем и плацдармами для сосредоточения ударных группировок. И только от нашей силы, нашей готовности и решимости будет зависеть, начнут эти группировки очередной «дранг нах остен» или так и останутся «силовыми элементами» «мировой стабильности»…

Владислав Шурыгин


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика