Оборона

Доспехи прошлого века

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

19 ноября страна традиционно отмечает День ракетных войск и артиллерии (РВиА). Сегодня этот праздник вряд ли радовал личный состав РВиА. За последние 10 лет в РВиА осуществлены преобразования, в результате которых они были резко сокращены. При этом оснащенность оставшихся частей новыми образцами вооружения не улучшилась. Несмотря на многолетние обещания руководителей Минобороны. 

ЧТО ПРАВДА, ТО ПРАВДА 

С 2001 года и по настоящее время начальником РВиА является генерал Владимир Зарицкий. Со страниц московских газет он не раз рассказывал о состоянии и перспективах развития Ракетных войск и артиллерии. Анализ этих публикаций представляет немалый интерес, поскольку позволяет судить о реальном состоянии РВиА.

Генерал, например, отмечает, что наблюдается переход от контактных форм боевых действий к бесконтактным формам, при которых «говорить о том, что РВиА готовы успешно выполнять поставленные задачи в перспективных формах военных действий, можно лишь с большой натяжкой». Учитывая бурное развитие за рубежом сверхвысокочастотного (СВЧ), инфразвукового, лазерного оружия, а также изменения в характере боевых действий, нельзя согласиться даже с такой оценкой. Отсутствие отечественного оружия, основанного на новых физических принципах и новой тактике боя, отрицательно повлияет на боеспособность РВиА в будущих военных конфликтах. 

В большинстве материалов Владимир Зарицкий обращает внимание на главный недостаток РВиА: отсутствие современных автоматизированных средств управления войсками и оружием, а также эффективных средств разведки. Что правда, то правда. Имеющиеся в РВиА радиолокационные и звукометрические средства позволяют осуществлять разведку целей противника на глубину 20 км. Созданный беспилотный разведчик «Типчак» определяет координаты целей на расстоянии до 40 км, что недостаточно применительно к комплексам «Точка-У», «Точка», «Искандер», РСЗО «Смерч» и «Ураган». 

Указывая на существующую большую номенклатуру боеприпасов, усложняющую обслуживание войск, Владимир Зарицкий обеспокоен низкой эффективностью некоторых образцов. Однако какие именно боеприпасы обладают низкой эффективностью, не сообщается. Попробуем это сделать за генерал-полковника, напомнив некоторые факты, уже не единожды приводившиеся на страницах «НВО». 

Имеются серьезные претензии к наиболее массовым артиллерийским осколочно-фугасным снарядам (например, 152-мм 3ОФ59, 3ОФ66) по эффективности поражающего действия. Главными причинами этого является большое рассеивание точек падения снарядов по дальности и неудачная специфика разлета осколков. Бронепробивного действия 125-мм бронебойных подкалиберных снарядов 3БМ22 «Заколка», 3БМ32 «Вант», 3БМ42 «Манго», 3БМ48 «Свинец», а также 125-мм кумулятивных снарядов 3БК18М, 3БК29М недостаточно для поражения танков «Абрамс» М1А2 SEP, «Леопард-2А5», «Челенджер-2», «Леклерк-2» при их попадании в наиболее защищенные фронтальные зоны защиты. ПТУР 9М128 «Зенит», 9М119М «Инвар», запускаемые из стволов танковых и противотанковых пушек, плохо преодолевают динамическую защиту и могут поражать зарубежные танки только со стороны борта. 

И, наконец, среди своих достижений в деле переоснащения армии нынешние российские военачальники и высокопоставленные чиновники Минобороны называют в том числе принятие на вооружение противотанковых ракетных комплексов «Корнет» и «Хризантема». Надо заметить, что отработка этих ПТРК началась более 20 лет тому назад, еще в период существования Советского Союза. Вот почему сегодняшние руководители Вооруженных сил РФ мало причастны к созданию этих образцов. При этом ПТРК «Корнет» и «Хризантема» по своей конструкции относятся к прошлому веку и плохо преодолевают динамическую защиту зарубежных танков. 

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ 

Если наши военачальники только мечтают о современных технологиях разведки и управления войсками, то на Западе в этом уже давно преуспели. 

Так, продолжается вывод из эксплуатации устаревшей АСУ глобальной системы оперативного управления вооруженными силами США (World Wide Military Command Control System) и ввод в строй новой АСУ GCCS (Global Command and Control System), позволяющей автоматизировать процессы предупреждения о нападении, контролировать приведение войск в боевую готовность, планировать и руководить боевыми действиями, предоставлять командованию оперативно-тактическую информацию, а также организовывать тыловое обеспечение. 

Глобальная система управления GCCS эксплуатируется с 1996 года и продолжает совершенствоваться для сухопутных войск по программе «Энтерпрайз». По этой программе система позволяет обнаруживать, распознавать и сопровождать несколько тысяч воздушных и наземных целей; автоматически наводить управляемое оружие на сотни целей; обеспечивать командиров всех уровней электронными картами текущей обстановки; управлять подчиненными подразделениями и осуществлять автоматизированную подготовку вариантов возможных действий войск в пределах театра военных действий. 

Система боевого управления вооруженными силами США и их союзников широко использовалась против Ирака, Югославии, Афганистана. При этом особенностью проводимых американцами операций была демонстрация успехов в управлении войсками и оружием применительно к контактным и бесконтактным войнам. До начала боевых действий США в зоне конфликта создавали мощную группировку космических средств различного назначения. Из околоземного пространства велась непрерывная разведка спутниками оптической, радиолокационной разведки, осуществлялись управление, навигация, связь, метеообеспечение. Космическая группировка в сопряжении с АСУ различного уровня образовывали единую систему боевого управления, которая обеспечивала непрерывность и быстроту процессов управления от стратегического звена вплоть до отдельного солдата. 

Следует заметить, что российская спутниковая навигационная система ГЛОНАСС еще не способна обеспечить боевое применение дальнобойного высокоточного оружия в обычном снаряжении, которое, правда, в российских РВиА просто отсутствует. 

В современных военных конфликтах руководство войсками становится неэффективным без использования систем управления, основу которых составляют автоматизированные командные пункты в сочетании с системами космической и воздушной разведки, радионавигации, а также с разветвленной системой связи. Такие технологии управления войсками и оружием позволяют достичь превосходства над противником через упреждение его в выработке решений и в действиях. К сожалению, приходится констатировать, что в наших РВиА такая технология пока не внедрена. 

СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДСТВО 

Оснащенность вооружениями РВиА базируется на образцах, созданных еще в Советском Союзе. Даже их модернизация не позволяет обеспечить высокую точность и оперативность нанесения ударов из-за отсутствия современных средств разведки и АСУ. 

По наследству от Советской армии российским Сухопутным войскам достались тактические комплексы «Точка» (дальность стрельбы – 70 км), «Точка-У» (120 км), оперативно-тактический комплекс «Искандер» (280 км), который недавно доработан и принят на вооружение. Поступающие в войска «Искандеры» имеют систему самонаведения, в которой инерциальное наведение объединено с оптическим. Принцип действия такой системы состоит в том, что инерциальная система управления ракетой выводит ее в точку, в которой оптика начинает видеть цель. Другими словами, оптическая аппаратура формирует изображение местности в районе цели, которое сравнивается в бортовом компьютере с эталонным, после чего выдаются корректирующие сигналы на органы управления ракетой. Для формирования полетного задания необходимо иметь разведывательный (эталонный) снимок. Работе такой головки самонаведения может помешать туман или выставленное противником аэрозольное облако, скрывающее местность, а также низкая облачность. Достоинством оптической системы наведения является независимость от воздействия средств радиоэлектронной борьбы. На фоне существующего мнения, что аналогов оперативно-тактическому комплексу «Искандер-М» в мире нет, следует учитывать его реальные боевые возможности. 

Перспективным направлением повышения огневых возможностей отечественной артиллерии является создание высокоточных боеприпасов, отсутствие которых отрицательно влияет на эффективность боевых действий. В этой ситуации для поражения целей потребуется большой расход артиллерийских снарядов и значительное время для выполнения огневых задач, что резко снижает выживаемость на поле боя артиллерийских подразделений. Имеющиеся на вооружении отечественной артиллерии устаревшие высокоточные снаряды «Краснополь», «Сантиметр», «Китолов» и ствольные мины «Смельчак», «Грань» оснащены лазерной головкой самонаведения и требуют обязательного облучения цели лазерным целеуказателем. Поэтому эти боеприпасы можно использовать только по наблюдаемым целям. Подсветка цели демаскирует расположение командно-наблюдательного пункта и позволяет противнику оказывать противодействие наведению с помощью аэрозольных маскирующих завес. Прохождению луча лазера при подсветке не должны мешать ни пригорки, ни деревья, ни кусты и т.п. 

Еще во времена Советского Союза даже при наличии достаточного финансирования нашим боеприпасникам не удалось создать артснаряды, начиненные самоприцеливающимися боевыми элементами (Skeet, Sadarm, SMArt-155, BONUS), а также самонаводящиеся мины, подобные боеприпасам Merlin, Griffin, Strix, для поражения бронетехники, пусковых установок и других целей. 

К сожалению, сравнение вооружений российских РВиА с зарубежными свидетельствует не в нашу пользу. 

ДОСПЕХИ ПРОШЛОГО ВЕКА 

Впервые за многие годы существования нашей страны был прерван на долгий срок процесс производства боеприпасов. Одновременно произошла деградация арсеналов и баз хранения. К настоящему времени запасы боеприпасов на случай войны уменьшились до 20% от необходимого уровня. Другими словами, их практически нет применительно к ведению длительной военной кампании. При этом кризисное состояние боеприпасной отрасли не позволяет надеяться, что в ближайшее время этот запас будет восстановлен. 

Снабжение армии боеприпасами – дело сложное, включающее в себя их изготовление, хранение, ремонт и своевременную поставку войскам. Уже в мирное время создаются запасы боеприпасов, необходимые для использования в начальный период войны, во время которого разворачиваются мобилизационные мощности для расширенного производства. В Советском Союзе на случай уничтожения заводов по выпуску и снаряжению боеприпасов предусматривалось создание их неприкосновенного запаса, который хранился на арсеналах и складах, расположенных на наиболее опасных стратегических направлениях. 

Но такой ранее отработанный порядок не характерен для российской действительности. Сегодня боеприпасные заводы не могут принять финансируемые заказы Министерства обороны по производству даже штатных образцов из-за неудовлетворительного состояния технологического оборудования и отсутствия высококвалифицированных рабочих. 

Своевременная поставка боеприпасов в войска (особенно в боевых условиях) является важнейшей компонентой, определяющей боеспособность ВС. Современные высокодинамичные условия боевых действий требуют повышения эффективности доставки боеприпасов. К сожалению, у нас данной проблеме не уделяется должного внимания. А как она решалась за рубежом? 

Американская система снабжения войск боеприпасами апробирована в боевых действиях против Ирака, основным звеном которой является АСУ. Она принимала заявки на снабжение войск, размещала заказы на поставку из арсеналов и баз, определяла наивыгоднейший маршрут доставки, заказывала транспортные средства, следила за перевозкой и своевременным поступлением груза в пункт назначения. Система снабжения позволяла осуществлять полный цикл обеспечения: от получения заявки с территории Ирака до поставки боеприпасов со складов в Западной Европе в течение не более семи часов. У нас такие задачи в лучшем случае решаются за несколько суток.

Сегодняшнее состояние РВиА, к сожалению, вызывает сомнение в реальности имеющихся планов российского Генерального штаба по отражению возможной агрессии хорошо подготовленного, оснащенного на уровне современных требований противника.

Независимое военное обозрение




Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика