Оборона

История будущей войны

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Если Турция все же решится на военную авантюру, то это может значить только одно: Анкара заручилась поддержкой Вашингтона.

История будущей войныГлавком вооруженных сил Турции генерал Яшар Бююканыт заявил в преддверии летних парламентских выборов в этой стране о необходимости уничтожения баз курдских боевиков в приграничных с Турцией регионах северного Ирака. Выступая в прямом эфире турецкого телевидения. Бююканыт обвинил "некоторые" иностранные государства в оказании военной и политической помощи курдским боевикам.

Генерал предусмотрительно не назвал эти страны, однако как военные, так и гражданские лица Турции выступали в те дни с резкой критикой в адрес США из-за их неспособности или нежелания одержать победу над РПК в Ираке. Осознающая свое значение для США в регионе Турция знала, что делает. Фактически на кон было поставлено многое. Америке было предложено определиться: кто ей важнее: курды, поддерживающие США в Ираке, или Турция – союзник Пентагона на всем Большом Ближнем Востоке. Это была война нервов, в которой первый шаг к отступлению сделали США.

В конце июля заместитель министра обороны США Эри Эдельман, ранее занимавший пост посла США в Анкаре, представил депутатам двух палат американского парламента, план секретной операции. Идея этого плана, выработанного совместно с турецкими спецслужбами, заключалась в проведении операций по ликвидации укрывающихся в Ираке лидеров Курдской рабочей партии. Речь, правда, шла лишь о похищениях лидеров курдов, но все прекрасно понимали, похищение или убийство курдских шейхов, которых официальная Турция предпочитает называть лидерами боевиков, всегда сопряжены с большими потерями среди мирного населения. Для отвода в плане указывалось, что "секретная операция" в географическом смысле не должна замыкаться на территории курдских провинций Ирака – американские спецслужбы обязывались помочь туркам уничтожать курдских лидеров и на юго-востоке самой Турции. Эри Эдельман, правда, надеялся, что курды обижаться не будут: план секретный, и всегда можно будет сделать вид, что США к похищениям-уничтожению курдских лидеров никакого отношения не имеют.

Добившись первого успеха в дипломатической борьбе, Турция принялась за развитие достигнутого за столом переговоров успеха. Этому несколько способствовал и итог парламентских и президентских выборов в Турции, в которых победили исламисты во главе с Эрдоганом и Гюлем. Как самой Турции, так и США необходимо было добиться расположения или, в крайнем случае, нейтралитета противников исламистов – турецкого генералитета, наиболее последовательных сторонников вооруженной борьбы против курдов в Ираке.

Теперь у Турции стало больше "оснований" требовать от США разрешения на ввод своих войск на север Ирака. Вашингтон оказался в более чем деликатном состоянии. Разрешить туркам решать свои территориальные и военные проблемы в Ираке означало признать отсутствие хотя бы призрачного суверенитета у этой страны. Такой поворот событий способен развенчать миф о демократизации Ирака и подтвердить то, что не принято произносить вслух: Ирак является страной, находящейся под военной окуппацией со стороны США и стран коалиции. Кроме того, назначенный американцами президентом Ирака Талабани является этническим курдом, лидером одной из наиболее влиятельных в Ираке курдских политических образований, который вряд ли одобрит вторжение турецких войск именно в населенные курдами регионы страны.

Однако если проблема Талабани все же представлялась решаемой – американская валюта цвета знамени ислама плюс атрибуты призрачной власти давно уже являются мощнейшим стимулом для предательства любого масштаба – то торговать своим имиджем рассадника демократии Америка явно не собиралась. Почти наверняка можно сказать, что именно аргументами в виде банальных денег и обещаниями сохранить власть за Талабани и добился Вашингтон согласия "президента" Ирака на ведение переговоров с Турцией. 7 августа состоялись переговоры между премьер-министром Ирака Нури Малики и турецким премьер-министром Реджепом Эрдоганом. Центральным вопросом на этой встрече стала проблема курдских сепаратистов. Незадолго до этого в Анкаре рассматривалась возможность проведения военной операции на турецко-иракской границе. Предполагалось, что турецкая армия войдет в Северный Ирак для того, чтобы уничтожить базы и опорные пункты боевиков Курдской рабочей партии. Генштаб вооруженных сил Турции проработал детали этой операции и практически был готов к ее реализации.

Реджеп Эрдоган вел переговоры весьма агрессивно и заявил, что, если иракское правительство не сможет нейтрализовать курдских боевиков, скрывающихся в горах Кандиль, Турции самой придется применить военную силу. Кроме того, Анкара обвинила власти иракского Курдистана в поддержке сепаратистов. Спустя буквально неделю, при до сих пор невыясненных обстоятельствах, на севере Ирака были убиты свыше тысячи езидов.

Давление со стороны Турции и США привели к тому, что переговоры между руководителями МВД Турции и Ирака на днях завершились договоренностью о разрешении турецким военным пресекать границу с Ираком для уничтожения боевиков Курдской рабочей партии. Глава МВД Ирака Джавад аль-Булани после трехдневных переговоров в Анкаре подписал с турецкими властями соглашение о преследовании курдских боевиков, проникающих на территорию Турции из Северного Ирака, где, якобы, находятся их военные базы. "Мы должны нейтрализовать угрозу, исходящую от Курдской рабочей партии",- заявил аль-Булани.

В свою очередь, глава МВД Турции Бешир Аталай заявил: "Более трех тысяч курдских боевиков нелегально базируются в сопредельном Северном Ираке, откуда совершают вооруженные вылазки на турецкую территорию для террористических акций". Комментируя переговоры с иракским коллегой, Б. Аталай договорился до фактического абсурда: "Договор о борьбе с курдскими террористами учитывает суверенитет обеих стран и не нарушает наших законов и конституции".

Объективно: ни Америка, ни, тем более, Ирак не заинтересованы в переносе военных действий Турции на территорию Ирака. Но… Во всей этой грязной истории есть малозаметные, однако довольно значительные нюансы.

1. Курды являются наиболее преданной проамериканской частью населения Ирака, и Вашингтону вовсе не улыбается перспектива потерять верного союзника во враждебном, будем называть вещи своими именами, регионе. С другой стороны, Турция – пусть гораздо менее чем курды, преданная США – является крупной страной, расположенной на стратегической и, в геополитическом плане, выгодной территории. Союзнические отношения с Турцией давно уже приносит Америке крупнейшие политические, а с недавних пор еще и экономические дивиденды, отказываться от которых Вашингтон вовсе не намерен. Ради этих дивидендов, считают, видимо, в Америке, можно и пожертвовать преданным, но пока еще слабосильным союзником.

2. Сегодня власть в Ираке принадлежит главным образом шиитской части его населения. И дело тут даже не в религиозных распрях между шиитами и суннитами – курды, кстати, в массе своей принадлежат к суннитской ветви ислама. Проблема в том, что шииты Ирака совершенно не намерены делиться властью с кем бы то ни было. Долгие десятилетия жестоко притесняемые суннитским меньшинством Ирака, они теперь явно намерены сполна возместить своим бывшим обидчикам. А заодно и курдам, стремящимся отсечь от Ирака довольно лакомый нефтеносный регион. Шиитов, видимо, убедили в том, что, расправившись с курдами, Турция любезно преподнесет им очищенную от нежелательного элемента территорию. Правду говорят: этническая память – категория недолговечная.

Думаем, что приведенные выше обстоятельства и стали основой для уже упомянутой договоренности между Ираком и Турцией. Однако, договоренность эта, как представляется, слабо учитывает немаловажное обстоятельство: решимость руководства Курдистана противостоять турецкой агрессии.

Предконфликтные переговоры происходят на фоне усиления военных формирований Курдистана — пешмерга. Ранее это было порядка 70-80 тысяч бойцов, закаленных в сражениях с саддамовской армией и турецкими рейдами на территорию Ирака в период правления Хусейна. Сейчас же курды, и без того владеющие сотнями единиц тяжелой бронетехники, стремительно наращивают свое вооружение. Нет сомнений, если Турция и Курдистан пойдут на противостояние, то реальная и, добавим, вовсе не обязательно региональная, широкомасштабная война станет неизбежной. Добавим к этому и десятки тысяч бойцов Курдской рабочей партии внутри самой Турции, а также неизбежные теракты внутри страны. Не секрет, что большая часть территории Западной Армении поныне находится вне контроля Анкары. То есть, можно утверждать, что вторжение турецких войск на север Ирака и широкомасштабное военное противостояние с курдами Ирака вовсе не обязательно закончится победой турок. Более того, шансов на победу у турок ничуть не больше, чем у курдов.

Наивно было бы считать, что в Анкаре не просчитали всех вариантов последствий военной авантюры против Иракского Курдистана. И если после всех этих расчетов Турция все же решится на военную авантюру, то это может значить только одно: Анкара заручилась поддержкой Вашингтона. Без поддержки США вторжение в Ирак выглядит для Турции шагом самоубийственным. С другой стороны, эта поддержка может быть обещана и гарантирована Турции лишь в том случае, если она, не ограничившись Иракским Курдистаном, вторгнется еще и в пределы иранского Курдистана. Иначе политические потери США от этой войны останутся невосполнимыми. Учтем, что сплошной массив курдских поселений охватывает пограничные территории не только Ирака, но и Ирана и Сирии. Думаем, что проблема концентрации турецких войск на границе с Ираком, а туда уже переброшено значительное количество турецких аскеров, должна волновать Тегеран не в меньшей степени, чем собственно Багдад.

Безусловно, Турции выгодны военно-союзнические отношения с Америкой. Особенно на фоне военного и идеологического противостояния с курдами и иранцами, соответственно. Турция не может спокойно взирать на заслуженно растущий авторитет Ирана в исламском мире. На фоне быстро растущего уважения к Ирану в мире ислама, позиционирующая себя в качестве светского государства Турция утрачивает остатки доверия среди мусульман мира. И даже победа "странных исламистов" Эрдогана и Гюля на выборах в Турции не способна восстановить утраченных этой страной позиций в мире ислама. Однако главной целью Турции все же остается подавление курдского национального движения и овладение нефтяными богатствами населенного курдами Киркука. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: как в Турции, так и в Азербайджане все чаще и громче слышатся утверждения о том, что север Ирака – это историческая родина туркоманов.
 

Левон Мелик-Шахназарян
Российский миротворец


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика