Оборона

Военный блок Азербайджана и Турции уже создан

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

По мнению экспертов, «Когда военный блок НАТО разместиться в Грузии и в Азербайджане, то это будет начало распада нашего государства – России. В тот самый момент, когда это произойдет, о России в нынешних ее границах надо будет забыть… Дальнейшие события будут происходить очень быстро, по уже готовым сценариям…»

Из стенограммы «круглого стола» «Расширение НАТО в государствах Закавказья и ситуация в Армении». Москва, 23 апреля 2007 года.
    Докладчик: заместитель директора Центра Кавказских исследований МГИМО В. А. ЗАХАРОВ Ведущие: С. К. ВЕРМИШЕВА, писатель, публицист, аналитик; Х. Э. МАРИНОСЯН, шеф –редактор журнала «Философские науки»
   
   
Примечание. Стенограмма публикуется с несущественными сокращениями и, несмотря на солидный объем, заслуживает внимательного прочтения от начала до конца. Выделения в тексте сделаны редакцией сайта СНД.
   
В. А. ЗАХАРОВ
   
Уважаемые дамы и господа!
   Тема сегодняшнего обсуждения, очень важна и злободневна. Дело в том, что многие и в нашей стране, и в Армении считают, что ничего особенного нет в том, что НАТО приходит в государства Закавказья, что НАТО расширяется и находится уже у границ России. Многие убеждены, что это закономерный процесс, от которого невозможно отойти, что так и должно быть.
   Распад СССР и всей социалистической системы привел к геополитической катастрофе и реанимации Восточного и Кавказского вопросов в качестве важнейших внешнеполитических проблем современности в условиях наметившейся тенденции построения многополярного мира.
   В позитивном ключе относительно расширения НАТО, если помните, о высказался в своем интервью Владимир Путин еще в начале 2000 года. Тогда он еще не был Президентом России и на вопрос о расширении НАТО на Восток ответил: «Ничего страшного я в этом не вижу». Но это было семь лет назад, когда, вполне вероятно, полной, закрытой информации у кандидата в Президенты не было.
   На самом деле, если мы обратимся к истории появления этого военного блока, то вспомним, что НАТО был создан для противодействия Советскому Союзу и странам Восточной Европы, объединившимся позже в Организацию Варшавского Договора. Реальностью стало существование и противостояние двух лагерей: стран-участниц ОВД, с одной стороны, и государств, входящих в состав НАТО, с другой стороны. Не секрет, что НАТО всегда действовало и продолжает действовать, не афишируя своих стратегических намерений и тактических целей..
   Так вот, когда, повторюсь, произошел организованный развал Советского Союза, то России было не до НАТО и его расширения , тут все делили власть. В Америке же сразу сформировали политику сотрудничества с появившимися на постсоветском пространстве государствами и определили приоритеты, имеющие целью расширение НАТО. Для США уже тогда было ясно, что для нужно предпринять, как себя вести с этими новыми государственными образованьями. А в России об этом никто не думал, в России даже не работали над созданием концепции взаимоотношений с бывшими союзными республиками. И это довольно быстро ударило по внешнеполитическим отношениям России с республиками Закавказья, с государствами Средней Азии и т.д.
   Главная особенность упомянутой политики США – это активное влияние на самоопределившиеся государства, которые стали создаваться на территории бывшего СССР. Особенно стали интересовать Америку государства Южного Кавказа, которые главный идеолог Америки Збигнев Бжезинский означил весьма четко. Америка проявила прямой интерес к странам Южного Кавказа и ясно обозначила свое намерение сыграть здесь главенствующую роль.
   Прогнозируя будущую мировую политику Америки, Збигнев Бжезинский предельно ясно выразил суть американской геополитической стратегии во всем Кавказском регионе в ближайшие годы: «В непостоянной Евразии первостепенная задача состоит в том, чтобы создать такие условия, чтобы ни одно государство или какая-либо комбинация государств не смогли вытеснить США или даже уменьшить их решающую роль».
   Объявив Каспийский и Кавказский регионы «зоной жизненно важных американских интересов», Вашингтон сформулировал для них следующую программу:
   укрепление независимости, суверенитета и благосостояния стран означенных регионов;
   снижение вероятности региональных конфликтов через включение этих стран в международное экономическое сотрудничество;
   усиление при их помощи энергетической безопасности США и ее союзников,
   расширение возможностей для деятельности там американских компаний.
   Если трактовать первый пункт по его сути, то Америка имеет в виду независимость государств СНГ от российского влияния. Этот отчетливо проявляемый интерес США к государствам Кавказского региона способствовал изменению ориентиров правящих элит новых независимых государств Южного Кавказа – Азербайджана и особенно Грузии, следствием чего стало углубление антироссийской направленности их внешней политики. Она стала более резкой, безапелляционной, а порой и агрессивной и не только на словах, но и на деле. Вопреки фактам, в своей услужливой запальчивости, новые политики этих стран начинают говорить о некоем ограничении возможностей развития Азербайджана и Грузии во времена Советского Союза.
   Почему мы наблюдаем столь пристальный интерес США к государствам Закавказского региона? Дело в том, что эта территория всегда была и остается лакомым куском для Запада, никогда не имевшего с этим регионом общих границ. В настоящее время важность и значимость геополитического положения Южного Кавказа не только для окружающих его государств, но и для тех стран, которые взяли на себя право мирового судьи, право разделять и властвовать, еще более очевидна и ясна до уровня прописной истины.
   Конечно, мы понимаем, что вопрос стоит о новом переделе мира по энергетической составляющей. Многие аналитики совершенно справедливо считают, что Южный Кавказ привлекает Соединенные Штаты как обширный энергетический коридор. Именно эту точку зрения высказал А. Г. Рар, директор программ России и стран СНГ Центра Кербера (Германия), на Международной конференции «НАТО и безопасность в Евразии» 24 ноября 2006 г.
   С этим нельзя не согласиться. Если мы проанализируем внешнеполитическую активность США, то увидим, что она удивительным образом совпадает с маршрутами прохождения действующих либо планируемых к строительству магистралей транспортировки углеводородов.
   
Так был запланирован, спроектирован и построен трубопровод «Баку – Джейхан», предназначенный для прокачки нефти в обход России.
    Азербайджан при этом играл роль государства, которое обещало Западу очень много и утверждало, что у него огромные запасы нефти. Азербайджанские ученые доказывали всем, что у них есть огромные, небывалые запасы нефти, хотя ученые еще во времена СССР доказали, что на самом деле в Азербайджане уже отработаны 80 процентов скважин на суше и свыше 50 процентов скважин в море. Сегодня уже ясно, что фактические запасы Азербайджана не смогут заполнить нефтью трубопровод полностью. Естественно, заинтересованные страны стали думать о необходимости дополнить нефтепровод сырьем из Средней Азии, но договоренностей здесь пока нет.
   Как вы знаете, все республики Закавказья – и Азербайджан, и Грузия, и Армения – во времена Советского Союза были дотационными. После распада СССР финансовые потоки прервались и лидеры независимых стран Южного Кавказа, как, впрочем, и всех остальных новообразованных государств, стали искать того, кто сможет им эти финансы поставлять.
    Естественно, первой, кто стал это делать, была Америка, которая стала действовать довольно активно в постсоветских странах и осуществлять, особенно в государствах Южного Кавказа, масштабное и программное финансирование через Фонд Сороса и другие неправительственные организации. И как бы не прикрывались при этом фразами, что это личные средства крупных бизнесменов, на деле использовались государственные финансовые средства. В результате влияние России стало уменьшаться практически во всех постсоветских государствах, а в некоторых, как, например, в Грузии, Россия была вытеснена окончательно.
   С распадом СССР напряженная ситуация в Закавказье еще более осложнилась: начался карабахский конфликт. Россия повела себя в карабахском конфликте не совсем правильно, я бы даже сказал, отрицательно. До конца не были решены многие вопросы, больше того, из Москвы поступали указания прекратить дальнейшие военные операции. Азербайджан, оставшись без территории Карабаха, которую они считали своей, исконной, чего никогда не было, стал требовать ее возвращения. Вы знаете, какую заняла позицию Америка. Переговорный процесс стал затягиваться искусственно. Стали создаваться многочисленные проблемы, одной из которых стала проблема беженцев. Я считаю, что наиболее важной составляющей проблемы беженцев при урегулировании любого конфликта является ее гуманитарный аспект. Осуществляя те или иные шаги, нацеленные на восстановление прав и свобод беженцев, необходимо полностью исключить избирательный подход и тенденциозность.
   В то же время, в предложениях Минской группы ОБСЕ шаги, направленные на восстановление прав беженцев в зоне карабахского конфликта, странным образом касаются лишь азербайджанской части населения, действительно изгнанного из Нагорного Карабаха и некоторых районов Армении. Посредники из Минской группы ни словом не обмолвились о правах и свободах армян, сотни тысяч которых также покинули свои дома в Баку и во многих других городах Азербайджана.
   Как я уже говорил в интервью информационному агентству «Регнум», не кажется ли странным мировому сообществу и такой факт, что во всех переговорах по карабахской проблеме представители Нагорного Карабаха - как официальные лица, так и представители неправительственных и общественных организаций – отсутствуют. Их не просто не приглашают на эти встречи, а попросту игнорируют. Получается «игра в одни ворота». Минская группа ОБСЕ, европейские политики слушают только одну сторону конфликта – азербайджанскую. Но как можно договариваться о мирных инициативах с двумя членами конфликта, не только не слушая второго собеседника конфликта, но и игнорируя факт его существования. В Карабахе проживает большое количество населения, и все оно занято мирным трудом. Строятся современные дороги, ремонтируются здания школ и больниц, на средства Арцахской епархии Армянской Апостольской Церкви в Шуши иранскими специалистами реставрируется мечеть. Да, не все еще восстановлено, многое предстоит восстановить, но народ Карабаха не опускает рук. Я недавно возвратился из Степанакерта, где вместе со своими московскими, ереванскими, итальянскими и немецкими коллегами-историками принимал участие в большой международной конференции, посвященной истории Карабаха. Нам удалось побывать во многих населенных пунктах Нагорного Карабаха, и мы воочию убедились в мирном настрое населения, увидеть, как они живут и трудятся, занятые мирным, я подчеркиваю, мирным, созидательным процессом.
   С другой стороны я понимаю, почему посредникам легче инициировать возврат азербайджанцев в Карабах, чем армян в Баку. Известно, что поездка любого армянина в Азербайджан независимо от того, гражданином какой страны он является, сопряжена с серьезным риском для его жизни. Между тем сами азербайджанцы весьма спокойно посещают Ереван – речь идет и о политиках, и о спортсменах, и о журналистах. Такое ощущение, что в азербайджанском обществе искусственно насадили стойкую ненависть к армянам, чтобы в корне исключить возможность их возврата в родные некогда края. Однако, данный нелицеприятный факт не снимает ответственности мирового сообщества перед изгнанными из родных домов людьми, опять таки вне зависимости от их национальной принадлежности. И если армянская сторона проявит добрую волю и допустит азербайджанских беженцев в Нагорный Карабах, то и Азербайджан должен полностью покрыть материальные и моральные убытки изгнанного армянского населения.
   Если мы хронологически рассмотрим события, происшедшие в государствах Южного Кавказа, то увидим особую специфику смены власти.
    В Азербайджане умирает Гейдар Алиев, на смену приходит его сын Ильхам. В Грузии в это же время проводят, при помощи Америки, «революцию» и убирают Шеварнадзе, хотя он был очень послушным, даже слишком послушным для Америки политиком. Немедленно в этих двух государствах начинается активнейшая проамериканская политика. При этом Азербайджан, в отличие от Грузии, себя ведет очень тонко. Он как бы «сидит на двух стульях», обещает «и вашим, и нашим» – и Америке, и России. Вместе с тем ситуация для Азербайджана складывается довольно неприятная, сложная, потому что рядом - Иран, имеющий серьезные проблемы с мировым сообществом.
   Есть некоторые сведения, за точность которых я не могу ручаться, что между Америкой и Азербайджаном существует договоренность о том, что в случае нападения на Иран и военных действий против него север Ирана, где живут иранские азербайджанцы, отходит Азербайджану. Насколько правильна эта информация, мы не можем сказать, документов, что это именно так, нет, но существование такой договоренности вполне возможно, по этому поводу идут определенные разговоры. Азербайджан понимает сложность этой ситуации и сейчас вовсю заигрывает с США. У этой республики, как и у Армении, и у Грузии, существует план индивидуального партнерства с НАТО. В то же время совместные действия и учения представителей Азербайджана и Армении, в рамках этого плана, происходят только на территории третьих стран. Вам известно, что в Венгрии, во время подобных учений азербайджанский офицер убил армянского офицера. Значит, получается, что НАТО на Южном Кавказе не может быть однородным военным объединением. Эта ситуация осложняет создание альянса в Закавказье, такой военный блок никак не сможет стать дружественным для всех вовлеченных сторон, потому что в ближайшие десятилетия Армения с Азербайджаном не договорятся, не сроднятся даже ради военного блока, они никогда не смогут воевать на одной стороне. Это одна сторона закавказской проблемы.
   Грузия в этой ситуации стремится в НАТО самым активным образом, она хотела бы быть там уже вчера, ну на худой конец завтра. Но в НАТО существует правило, что государство, которое претендует войти в НАТО, не должно иметь конфликтов и территориальных споров. А у Грузии территориальные конфликты с Абхазией и с Южной Осетией. В то же время, на осенней сессии НАТО в Вильнюсе Председатель национального собрания Грузии Нино Бурджанадзе заявила, что Грузия хочет сначала вступить в НАТО, а потом решать свои территориальные проблемы. Тогда на деле получится, что войска НАТО будут решать проблемы Грузии с Абхазией и с Южной Осетией. Этого и хочет Грузия, потому что она понимает, что вернуть Абхазию и Южную Осетию своими силами ей не удастся.
   В НАТО обходят эту тему, более того, в США были приняты решения о вступлении Грузии в НАТО в самое ближайшее время. А не кажется ли Вам, дорогое друзья, что исподволь готовится военный конфликт между вооруженными силами НАТО (читай Америки) и России? Как тогда будет развиваться ситуация на всем Кавказе? Получается, что кто-то исподволь готовиться к новому переделу мира!
   Ситуация в Армении по вопросу вступления в НАТО также сложна. Часть армянских политиков уверена, что ничего плохого в том, что Армению вступит в НАТО, нет. Следствием вступления будет явная материальная и финансовая помощь, явная поддержка в вопросе снятия блокады, в чем Армения очень нуждается. Может быть, Армении действительно удастся решить многие вопросы, пусть не территориальные, но связанные с путями сообщения с миром. Но какой ценой? Вот в чем вопрос. Как вы знаете, что Армения отрезана от мира, закрыты границы с Турцией и Азербайджаном, перекрыты дороги, связывающие с Россией через Грузию. Паромная переправа через Черное море – единственное, что сейчас связывает Армению с Россией. Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но ситуация в Армении относительно ее транспортных связей действительно далека от совершенства. Поэтому вопрос связи Армении с внешним миром оказывается напрямую связанным с ее вступлением в НАТО.
   В декабре прошлого года в Ереване проходила большая конференция «Развитие НАТО и новые тенденции в Армении», организованная на средства НАТО. В ней участвовали представители зарубежных посольств - исполняющий обязанности посла Америки в Армении, представители посольств Ирана, России и т. д. Всех их очень интересовало, как армянские политики относятся к проблеме вступления Армении в НАТО. На конференции выступили министр иностранных дел Армении и другие официальные лица. Говорили они по-разному: многие не выражали своего неудовольствия от вступления Армении в НАТО, были выступления и о том, что ничего хорошего во вступлении Армении в НАТО нет.
   Прошу понять меня правильно. Армения устала от того, что Россия до сих пор не определила до конца свою политику относительно Армении, не решила для себя вопрос, что ей делать в Армении. Это чувствуют и в Армении, от этого в армянском общественном мнении сохраняется неприятный осадок, который, к сожалению, никак не проходит. Так что же делать России в этой связи? Мы все время говорим, что Армения - наш стратегический союзник форпост и т.д., а на деле помогаем Армении мало. Помощь может быть любая, не только финансовая, но на деле в Армении никакой помощи от России не видят, как не видят и заинтересованности России в их стране. Что будет в ближайшие годы, не известно. Вот потому-то, в конце концов, можно понять Армению – ей это вся эта неопределенность надоела. И многие жители Армении откровенно говорят: «ну вы когда-нибудь определите, когда-нибудь решите, какую поддержку будете оказывать Армении? И здесь дело не в постоянном выделении нам каких-то финансовых средств». Давайте реально думать о том, какие должны быть взаимоотношения между Арменией и Россией. У нашей страны осталась только одна военная база в Закавказье, и находится она на территории Армении, только одна! Нигде уже не осталось – ни в Азербайджане, ни в Грузии. Это база в Гюмри. Это единственное, что остается. Но и она может быть ликвидирована, как российские базы в Грузии. Тогда Россия навсегда покинет Южный Кавказ.
   Хорошо это будет или плохо? Я думаю, что плохо, ничего хорошего от такого поворота событий ждать не придется. Это конечно, очень грустно. Никак не могу понять, почему до сих пор не решается вопрос о том, какова должна быть наша политика вообще в государствах Южного Кавказа и в Армении в частности. Вот вопрос, который никак не могут окончательно определить. Вот какими мыслями я хотел поделиться с вами, уважаемое собрание.
   С. К. ВЕРМИШЕВА
   
Я бы хотела обратить внимание на то, что в войска НАТО входит турецкий контингент, который наиболее многочисленный в натовской армии. Поэтому следует отдавать себе отчет, что турецкие войска, войдя в Закавказье, никогда оттуда не уйдут. Более того, они составят единое целое с азербайджанской армией. А Турция – с Азербайджаном. И не только с Азербайджаном. У нас мусульманский Северный Кавказ, большинство проживающих здесь народов (как, впрочем, и многие народы Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири, Средней Азии) относится к тюркскому этносу. Кроме народов тюркской группы на Северном Кавказе проживают народы кавказской группы, которые являются коренными народами (в отличие от народов тюркской группы). Здесь наблюдается противостояние этих групп населения, и абсолютно ясно, к какому лагерю примкнут народы тюркской группы. Ситуация может развиваться по трудно предсказуемым, но, совершенно очевидно, весьма опасным сценариям.
   Присутствующий здесь Александр Дмитриевич Орлов писал о большой вероятности вторичного роста ядра Османской Империи, Турции. Вхождение сил НАТО в государства Южного Кавказа создает для этого все предпосылки. Однако такое развитие событий объективно не должно устраивать не только и Армению, и Россию, и ту же Грузию, но и Европу. Для Китая подобное развитие событий также было бы весьма опасным. Оно способно повлечь за собою необратимые и неконтролируемые изменения геополитического расклада сил в мировом масштабе.
   Хотелось бы отметить и тот факт, что если в нынешней ситуации политическими элитами заинтересованных государств Турция рассматривается в значительной мере как транзитная территория для прохождения коммуникаций экспортных энергоносителей, то в случае этого «вторичного роста» положение кардинально меняется. В этом случае она может оказаться не только транзитной территорией, но и обладательницей и распорядительницей немалых запасов нефти и газа нынешней России. Если к этому добавить энергоресурсы Средней Азии и Казахстана, то можно говорить о том, что мировые запасы углеводородного сырья окажутся в руках мусульманского мира: арабского и тюркского. Мир окажется перед лицом исламской монополии на энергоносители.
   Из этих реалий складывается геополитическое значение Армении на международной арене. Однако насколько это осознается главными игроками мировой политики, в том числе в России, вопрос остается открытым. В ситуации латентного течения событий, никакого особого значения в их глазах Армения не имеет. Однако если хрупкая перегородка в лице Армении между Турцией и Азербайджаном исчезнет, на карте мира возникнут новые силовые поля, влияние которых на международную обстановку будет чрезвычайно велико. Не исключено, что и драматично.
   Второе, о чем я хотела бы напомнить. Дело в том, что Россия имела, мягко говоря, неосторожность подписать в Стамбуле в 1999 году Стамбульскую декларацию, касающуюся вывода ее военных баз из Грузии и Приднестровья, а также по ДОВСЕ. Эта Декларация ратифицирована уже нынешней Думой практически единогласно.
   На недавно проходившем у А. В. Никонова «круглом столе» К. Затулин возразил мне, сказав, что он был не только против этой ратификации, но и написал жалобу Генеральному прокурору России. (Реплика М. Александрова: «Он написал протест и министру обороны России»). Он также считает, что Стамбульские соглашения наносят ущерб интересам России и несут угрозу ее безопасности. Однако от властей отклика не было. Не исключено, что может возникнуть такая ситуация, когда и военная база в Гюмри будет ликвидирована. (Реплика М. Александрова: «Это только грузинских баз касается»).
   Третий момент. Общеизвестно, сегодня главной ударной силой является авиация. Но если возникает между Арменией и Турцией конфликт, авиация не сможет быть эффективно использована, поднимаясь в воздух с армянских аэродромов. А это тоже является фактором, угрожающим безопасности Кавказа. Может быть, я ошибаюсь, во всяком случае, эти вопросы требуют уточнения.
   В. А. ЗАХАРОВ
   
Дорогие друзья! Я бы хотел добавить вот еще что. По некоторым сведениям, в Закавказье создан новый военный блок, объединяющий Турцию, Грузию и Азербайджан. Этот блок создан как бы несколько в противовес Америке.
    Дело в том, что Турция очень обижена на Америку за то, что Америка не поддержала Турцию с вхождением в ЕС, обижена на Европу. И она (Турция) решила, что у нее достаточно своих военных сил, не натовских, а своих сил, чтобы создать новый военный блок и показать, на что они способны.
    Этот блок создан 7 февраля этого года. на встрече в Тбилиси. Формальной причиной встречи было открытие аэропорта, то есть ленточку перерезать. Состоялась встреча и переговоры трех глав государств. Была официальноя информация о чем они договорились. Но это официально, а многое осталось за кадром. За кадром, видимо, остались какие-то договоренности, которые пока не стали достоянием гласности. Так что, поживем – увидим, что будет дальше, какие будут сообщения. Но об этом уже сейчас говорят в Армении, на эту тему недавно выступали члены парламента Армении. О том, что такой блок создан, можно прочесть на сайте информационного агентства «Пан Армения». Надо понимать важность проблемы и отдавать полный отчет в том, что в Закавказье создан такой военный блок. Как блок будет развиваться, как он будет действовать, пока никто не знает, будут ли с его стороны предприняты какие-то конкретные шаги, будет ли еще что-то...
   С другой стороны, Америка, по моим представлениям, будет все-таки пытаться совершить военные действия против Республики Иран. Трудно сказать, когда, возможно, это может произойти летом или осенью. Не зря же Америка наращивает военную силу и движет свои авианосцы к Персидскому заливу.
    В Азербайджане, который находится в большой зависимости и под влиянием Америки, понимают, что вылет любого самолета с их территории для удара по Ирану приведет к ответному удару. Они это понимают, но в то же время мы знаем, что в течение последних лет аэродромы Азербайджана были самым тщательным образом восстановлены американскими военными специалистами. При этом, как рассказывали люди, которые живут в Азербайджане и все это видели, американские военные носят гражданскую форму, а территории вокруг восстанавливаемых аэродромов оцеплены. Местному населению не разрешают там появляться. Как бы не отрицали азербайджанские политики, американское военное присутствие – это реальность, в которой живет Азербайджан.
   В. В. ИГРУНОВ
   
Я могу сказать, что проблема расширения НАТО сейчас активно обсуждается, в том числе и в Армении. Заметная часть политической элиты Армении устала, прежде всего, от позиции России и от бесконечной изоляции. Торговые пути в Европу для Армении открываются через Турцию. В этом смысле вступление в НАТО создаст, хотя бы, режим наибольшего благоприятствования для транзита армянских товаров. Конечно, нельзя сказать, что эта позиция устраивает всех армянских политиков или даже основных армянских политиков. Но сам факт появления подобных настроений в Армении говорит уже о многом. В значительной степени можно понять этих людей, потому что Россия не только не определилась с тем, чего она хочет от Армении. Она, во-первых, не определилась, собирается ли она оттуда уходить или нет, готова ли она отдать эти территории, поскольку они для нее непосильны.
   После «оранжевой революции» на Украине в Москве созрела такая концепция, что мы – национальное государство, и у нас нет работы на более широком пространстве, в том числе на постсоветском.
    Если вы заметили, политика России на постсоветском пространстве резко изменилась – от соседних стран стали требовать практически той же оплаты и ожидать таких же доходов, которые можно получить от развитых западных государств. Это и цены на энергоносители, это и условия торговли, и прочее, прочее.
   Самый тесный союзник России – Казахстан, во главе с Назарбаевым, единственным лидером, который сожалел о распаде Советского Союза, сегодня поставлен в такое положение, которое может его вынудить что отказываться от союза с Россией.
    Совсем недавно мы узнали о том, что Таможенного Союза уже не будет, и вообще все процессы интеграции на постсоветском пространстве сворачиваются.
    И они упираются в позицию России, которая хотела бы монополизировать свою территорию, закрывающую от Европы другие страны, и использовать свои транзитные возможности для выкачивания максимального дохода от бывших союзных республик. Посмотрите, то же самое с Арменией – как растут цены на энергоносители. Понятно, возникает вопрос, как же продавать Грузии по одной цене, а Армении, которая дальше, по более низкой цене. Там могут быть вопросы. Да, действительно, давайте сделаем единую цену, но давайте, как американцы, оказывать помощь своим союзникам.
   Создайте фонд ровно в размере той разницы, которая возникает между желательным и вынужденным уровнями цен за энергоносители. Взимайте эту разницу с Армении и возвращайте ее в качестве помощи как союзному государству, на территории которого находится российская военная база и т.д. Ничего такого нет. Вместо этого, от Армении требуют ее собственность, т.е. тот максимум, который требуют от других стран. Простите, как в этой ситуации не быть разочарованию? Как людям не искать хотя бы какую-то надежду, какую-то соломинку, за которую можно ухватиться и выйти из этой ситуации? Вот поэтому и идут разговоры о том, что границы с Турцией откроются, если Армения вступит в НАТО. Тут еще надо вспомнить аргумент, который уже был высказан: Иран – последняя страна, которая открывала Армении какие-то пути для торговли, транзита энергоносителей. Если начнутся военные действия против Ирана и последние «ворота в мир» для Армении закроются, то что с ней будет? Тем более, что отношения России с Грузией все обостряются. Сегодня мы говорим о пути через Поти, но кто знает, не будет ли блокировано паромное сообщение с Грузией, как было блокировано воздушное сообщение? Никто не знает. В итоге Армения окажется зажатой в тиски.
   Идея вторичного развития Османской империи действительно существует. Она проявляется не только по той дипломатической активности, которую проявляет Турция в Закавказье, по той активности, которая есть на Северном Кавказе и в некоторых национальных республиках в России – Турция очень активно работает и в Крыму.
    Я должен сказать, что крымское татарское население очень сильно ориентировано на Турцию. Лидер крымских татар Мустафа Джамилев в свое время сказал, что конечная цель крымских татар – это Крымское татарское государство под протекторатом Турции. И Турция действительно вкладывает в эти проекты достаточно большие ресурсы. Здесь есть определенная опасность.
   Я думаю, что вступление Армении в НАТО – не совсем реальный путь по нескольким причинам. Прежде всего, потому что первым кандидатом на вступление в НАТО является Грузия, для которой НАТО готово применить двойные стандарты. Вот Соединенные Штаты уже проголосовали за то, чтобы включить Грузию в НАТО, хотя это противоречит всем натовским установкам, всем нормам и традициям. Грузию могут принять в НАТО, лишь бы противостоять России.
   Грузия и Азербайджан связаны между собой теснейшим образом. Тому несколько причин. У Азербайджана связь с Европой, альтернативная территории России, проходит через Грузию. Процветание Грузии зависит от нефтепровода, который проходит через ее территорию, начинаясь в Азербайджане. Развитие Грузии началось ровно в тот момент, когда нефтепровод был фактически запущен, и поэтому Грузия никогда не пойдет против интересов Азербайджана. Она сильно зависит от Азербайджана, также как и Азербайджан от Грузии. Они будут действовать в общих интересах. Азербайджан никогда не забудет Карабах и никогда его не оставит, точно так же, как грузины хотят решить проблему Южной Осетии. Отсюда общность интересов Грузии и Азербайджана. В этом смысле требование к Армении при вступлении в НАТО будет совершенно определенное – это уступки в вопросе оккупированных территорий и Карабаха. При отсутствии всяких гарантий для Армении, а здесь гарантии действительно отсутствуют, вряд ли она согласится на этот шаг. Поэтому здесь может быть достаточно серьезный конфликт.
    Сейчас ситуация в Ираке развивается таким образом, что не исключено, что эта страна может развалиться на части. При этом возникнет независимое курдское государство, это стимулирует курдскую активность как в Иране, так и, прежде всего в Турции, где она до сих пор не заглохла и где идет достаточно напряженная борьба. На территориях к югу от Армении образуется огромное и неспокойное поле, через которое прорваться нельзя. Азербайджан запирает Армению с другой стороны, Грузия - с третьей. На воздушно-самолетном сообщении Армения много не выдержит.
   На самом деле здесь проблема упирается в активность России. Если она заинтересована в сохранении своего Северного Кавказа, что в последнее время вызывает у меня очень серьезные сомнения, то она, безусловно, должна быть заинтересована в сохранении дружественного Южного Кавказа. И, как следствие, Россия должна быть заинтересована в недопущении НАТО на территорию Южного Кавказа. У России есть много козырей, чтобы суметь это сделать. Но, во-первых, судя по тому, что происходит в России сейчас, у нее нет решимости на такие шаги, нет желания идти на конфликт с США по этому поводу, поскольку для противостояния есть много других поводов.
    Во-вторых, у меня складывается впечатление, что Россия уже морально готова уйти с Кавказа – как Южного, так и Северного. Посмотрите на режим Кадырова. Чечня – это фактически независимое государство. Максимум чем она связана с Россией – это соблюдение определенного этикета и выкачивание денег под этот этикет. Ничего более. Россия согласна даже на это, лишь бы не демонстрировать конфликт, лишь бы не подталкивать дальнейшее развитие событий на Северном Кавказе.
   Местные элиты на Северном Кавказе взяли практически полностью все рычаги правления в свои руки. Москва там руководит чисто номинально, соглашаясь с их теми или иными решениями. Какие-то шаги и где-то она может сделать, но не более того. Но самое главное, Россия никак не влияет на массовый исход русскоязычного населения с Северного Кавказа. Представьте себе, если эти республики утратят русскоязычное население, кем будут русские – только армией, которая удерживает Северный Кавказ в составе России. Вы знаете, как это называется и как долго такая ситуация может длиться. Россия может полагать, что широкая полоса «Северный Кавказ – Грузия – Азербайджан» непреодолима, Россия ничего не выиграет от попыток это сделать, единственная база неизвестно где, и вполне возможно, что Россия готова уйти,сдать, территорию Южного Кавказа. На мой взгляд, эта проблема, прежде всего, российская. Ее надо поднимать и обсуждать здесь, в России, и здесь искать выходы из положения. Но, повторяю, надо понять, как настроено российское население, российская элита, потому что власть не настроена на сохранение России как империи. А ведь как бы мы ни говорили, влияние России в Центральной Азии, в Средней Азии, в Закавказье – это нормальная имперская политика, которая обеспечивала мир и благоприятные условия для развития на огромном пространстве. Сегодня есть идея сворачивания в национальное государство. Отсюда и эти идеи «Россия для русских», отсюда идеи создания националистических партий и прочее, и прочее. Так что здесь есть пока проблема, которую я могу обозначить, но из которой выхода я пока, к сожалению, не вижу.
   С. К. ВЕРМИШЕВА
   
Спасибо за содержательное выступление. Слово предоставляется представителю Ирана.
   АХМАД МОНТАЗЕРАН, советник Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики в России ГОЛОМРЕЗЫ АНСАРИ (переводчик ХУСЕЙН ДЖАГАХИРИ)
   
Благодарим за организацию этого круглого стола и за приглашение принять участие в его работе. Мы считаем, что события одиннадцатого сентября явились ударом по амбициям США.
   После распада Советского Союза США разработали обширную стратегию в отношении стран Центрально-Азиатского региона. По словам В. А. Захарова с этим и связано присутствие американцев в регионе Южного Кавказа и в Центральной Азии. По нашему мнению, распад Советского Союза явился крупной геостратегической катастрофой для России. Учитывая тот факт, что американская экономика находится на подъеме, США стараются закрепить свое присутствие в странах Центральной Азии. Получение доступа к нефтяным запасам Кавказского региона, Центральной Азии и Ирака является одной из приоритетных задач для США.
   Мы наблюдаем, что под предлогом поиска оружия массового уничтожения, не имея санкций ООН, Америка осуществляет нападение на Ирак с целью овладения огромным энергетическим потенциалом. Во многих случаях господство американцев в Центральной Азии начинается с инвестиций в экономику государств этого региона. Под предлогом недовольства народа политикой правительства, в таких государствах, как Грузия, Украина и Киргизия были проведены революции. Мы наблюдаем, что в настоящее время Россия приходит в себя после шока, пережитого в результате этих революций.
   Мы считаем, что если американское присутствие в странах Центральной Азии будет укрепляться и если НАТО устремится на Восток, то очередь дойдет и до России, и тогда под пристальным вниманием окажутся некоторые южные республики Российской Федерации. Уже сейчас США, под предлогом установления демократии и соблюдения прав человека, заняты разработкой определенных программ в отношении этих республик.
   В этой связи исключительно важным моментом для США представляется позиция стойкости и противодействия, которую демонстрирует Иран. ИРИ решительно противостоит американской политике в регионе. Однако мы не можем понять, отчего, вместо того, чтобы развивать свое сотрудничество с Ираном в деле противостояния американской политике в регионе, некоторые государства при содействии некоторых лиц, находящихся под влиянием США, стараются затянуть свою страну в орбиту американских интересов.
    Российскими учеными в средствах массовой информации муссируется вопрос об американском нападении на Иран. Не зная наверняка, мы можем предположить, что таким образом пытаются развязать некую психологическую войну против нашей страны. Во всяком случае, насколько нам известно, подобные замыслы существуют. Однако Иран достаточно крепок для того, чтобы не бояться таких замыслов.
   Мы считаем, что установление безопасности в регионе возможно только при условии сотрудничества между государствами региона. Установления обстановки стабильности и безопасности на Кавказе также возможно только при условии сотрудничества между Ираном и Россией, а также Каспийских государств. Мы не должны допустить, чтобы другие игроки вошли в наш регион и учили нас правилам игры. Этому необходимо противостоять совместными усилиями.
   Выражаем надежду на то, что когда-нибудь будет правильно оценена та роль, которую Иран играет в установлении обстановки безопасности и стабильности в этом регионе. Благодарю за внимание.
   В. А. ЗАХАРОВ
   
Спасибо. Господин Монтазеран, я хочу вам сказать, что я ни в коем случае не нагнетаю обстановку, но я обеспокоен тем, что, если произойдут какие-то военные действия, это будет кошмаром не только для Ирана и близлежащих территорий и государств Южного Кавказа. Это будет кошмар для всего мира. (Реплика: «это мировая война»). С другой стороны, Америка, да и весь Запад не представляют, куда они идут. Они действительно не представляют себе, что их ждет в Иране. Америка считает, что она непобедима, что она может себе позволить всё, что угодно. Но этот мировой диктатор не понимает, что нападение на Иран может обернуться для них настолько плохо, насколько они даже не догадываются. Я об этом написал В газете «Россiя» была опубликована моя статья по поводу ситуации с английскими моряками, плененными в территориальных водах Ирана. Я утверждаю, что это была проба сил, это была проверка Ирана на то, имеет ли он достаточно мощное локационное и другое оборудование, чтобы обнаружить иностранные военные суда в своих территориальных водах. Оказалось, что все это у Ирана есть. Кстати, английские моряки оказались людьми непорядочными. Будучи военнопленными, они говорили одно, вернувшись в Англии, стали рассказывать другое, но мы-то понимаем, что правда, а что вымысел.
   М. В. АЛЕКСАНДРОВ, заведующий отделом института стран СНГ
   
Я хотел бы вернуться к реплике о Стамбульском саммите, чтобы не было превратного впечатления, что было дано обещание вывести базу из Армении. Никто не давал обещаний выводить базу из Армении. Обещание было вывести базы из Грузии, причем, только две базы. Формулировка относительно двух других баз была безосновательно интерпретирована таким образом, что мы и здесь давали обещания их вывести.
   
…..
   В.А. ЗАХАРОВ
   
Уважаемые коллеги, раз мы говорим о реальности сегодняшней и перспективно возможной в России, то, безусловно, мы не можем не предоставить слово представителям, которые, как мы изначально сказали, присутствуют на этом круглом столе. Это представитель МИДа, начальник Отдела региональной безопасности и урегулирования конфликтов, господин Двинянин Алексей Аркадьевич. Пожалуйста.
   А. А. ДВИНЯНИН, начальник отдела урегулирования региональных конфликтов Четвертого департамента стран СНГ МИД РФ
   
Уважаемый коллеги, спасибо за приглашение представителя МИД на эту встречу. С интересом выслушал выступление профессора В. А. Захарова как основного докладчика, а также последующие комментарии. С одной стороны, каждый имеет право на собственную точку зрения, поэтому в серьезную полемику вступать не хочу. С другой стороны, не хотелось бы, как говорили раньше, ограничиваться исключительно официозом. Поэтому основной смысл своего кратного выступления я бы посветил нашей главной теме - перспективы расширения НАТО на Кавказе, особенно с точки зрения эвентуального вступления или невступления  в Альянс Республики Армения.
   Как известно, Армения подписала и выполняет  индивидуальный план партнерских действий с НАТО, оценивать что мне как представителю МИД вовсе не хотелось бы. Считаю, что степень сотрудничества того или иного государства с любой международной организацией - это ее суверенное право. Для МИД России, также как и, думаю, для всего российского общества, основополагающим моментом  в этом положении должны быть существующие между нашими странами  союзнические отношения, базирующиеся на юридически обязывающих документах в виде различных соглашений и договоров, которых, насколько мне известно, на сегодня с Арменией подписано более 160. Причем основным из которых является серьезный военно-политический Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи от 1997 г. На этом фоне, полагаю, оснований считать, что в обозримом будущем вектор армянской внешней политики  качнется в сторону НАТО, у нас нет.  К тому же и заявления руководства Республики Армения на самом высоком уровне свидетельствуют об отсутствии в Ереване планов вступления в НАТО.
   В данной проблеме имеется и еще один важный аспект. Имею в виду совместное участие России и Армении в Организации Договора о коллективной безопасности, создающее надежный военно-политический щит  нашим обоим государствам на Южном Кавказе. Понятно, что ОДКБ не является, да и не могла являться серьезной заменой Организации Варшавского договора. Однако вряд ли стоит винить в этом лишь страны-участницы ОДКБ. Хорошо известно, что в отличие от Варшавского договора, НАТО не сдержало своего обещания о роспуске, а наоборот запустила процесс своего расширения на Восток. Это серьезный дестабилизирующий фактор в Закавказье, усугубляющийся в последнее время нежеланием  стран НАТО  ратифицировать адаптированный ДОВСЕ.
   С учетом высказывавшихся на этот счет мнений, хотел бы внести полную ясность в те вопросы, в невыполнении которых нас порой по-прежнему обвиняют западные партнеры. На самом деле все просто. Положения ДОВСЕ 1999 года применительно к Грузии и Молдавии Россия выполнила в полной мере. Когда нас  упрекают в наличие  якобы вооруженных сил и вооружений в Абхазии и Приднестровье, это не соответствует действительности. И международные инспекции ясно  подтвердили это.
   Конечно, не все участницы Альянса заинтересованы в том, чтобы процесс расширения  становился раздражителем  между Востоком и Западом. Тем не менее, сам факт расширения  Организации Североатлантического договора налицо.
   С. К. ВЕРМИШЕВА
   
Там еще были фланговые ограничения.
   А. А. ДВИНЯНИН
   
Я не большой специалист в чисто военных вопросах ДОВСЕ, но, насколько мне известно, старый договор, который формально действует до сих пор (кстати, недавнее послание Президента В. В. Путина Федеральному Собранию наметило некоторые коррективы в этом отношении),  создавался во времена противопоставления двух блоков - Варшавского договора и НАТО. Тем не менее, как я уже говорил, ОВД  «почил в бозе» уже пятнадцать лет назад, а НАТО не только существует, но и имеет наглость расширяться. А отвечающий нынешним реалиям адаптированный ДОВСЕ, как упоминалось выше, никто из натовцев ратифицировать до сих пор не собирается. В отличие, кстати, от России, Белоруссии, Казахстана и Украины.
   В заключение позвольте сделать маленькую ремарку относительно  выступления уважаемого господина Захарова. Возможно, мне не совсем был понятен контекст его выступления в отношении роли России в нагорно-карабахском урегулировании, но с ее отрицательной  оценкой  я согласиться никак не могу. Приведу только один аргумент. В 1994 году именно благодаря посреднической роли России в Карабахе было остановлено страшное кровопролитие. Защита и спасение жизней людей являются, наверное, наиболее благородной на свете задачей. Уже это одно заслуживает позитивной оценки роли России в урегулировании в Нагорном Карабахе.
   Большое спасибо за внимание.
   РЕПЛИКА
   
Карабахская армия шла вперед, а ее остановили.
   В. А. ЗАХАРОВ
   
Спасибо, Алексей Аркадьевич. Да, конечно, тема нашего круглого стола обозначена конкретно – ситуация в Армении. Но, безусловно, эта проблема не может не затронуть и Кавказ в целом, и Северный Кавказ в частности. Поэтому позвольте предоставить слово Чрезвычайному и Полномочному Послу, Полномочному представителю Республики Южная Осетия в Российской Федерации господину Дмитрию Николаевичу Медоеву.
   Д. Н. МЕДОЕВ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, полномочный представитель Республики Южная Осетия
   Я имею честь приветствовать участников круглого стола, благодарю организаторов за приглашение. Тема продвижения НАТО через южные рубежи не может не касаться Южной Осетии. Мы вплотную каждый день ощущаем приближение НАТО к нашим границам. Хочу напомнить, что первая агрессия со стороны Грузии в отношении Южной Осетии в 1989 - 1992 годах была при режимах Гамсахурдия и Шеварнадзе. Вторая агрессия была предпринята в 2004 году уже при действующем режиме Саакашвили. Так вот, в 2004 году против Южной Осетии воевали четыре батальона, которые были подготовлены специалистами НАТО, инструкторами Соединенных Штатов Америки. Мы их увидели воочию, то есть в контактном бою. Мы каждый день отражаем всякого рода провокации, которые в последнее время особенно участились с грузинской стороны. Мы знаем, что эти провокации происходят по сценарию, который пишется в Вашингтоне или в Посольстве Соединенных Штатов в Грузии. Цель здесь одна – всеми силами вытеснить из Южной Осетии Россию. Это касается в первую очередь миротворческих сил, которые там стоят с 1992 года. Идет целенаправленная атака на деятельность Смешанной контрольной комиссии, ее работа саботируется уже третий год. Как известно, она была создана в результате межгосударственных соглашений и ей приданы трехсторонние миротворческие силы. Атакой на Смешанную контрольную комиссию пытаются выбить юридическую базу присутствия миротворческих сил.
   Здесь говорилось о роли России. Я хочу еще раз подчеркнуть, что роль России в урегулировании конфликта очень высока. В 1992 году было остановлено кровопролитие. В продвижении переговорного процесса в настоящее время присутствие здесь России играет очень важную роль, так как она является главным посредником при переговорах. Российская дипломатия и российское военное присутствие в этом регионе сдерживают новую войну. Нам ясно, что новое руководство Грузии взяло курс на разжигание новой войны. Напомню, что Смешанная контрольная комиссия имеет четырехсторонний формат, она состоит из России, Северной Осетии (Алания), Грузии и Южной Осетии. Разрушение этого формата как раз и развяжет руки для новой агрессии. Мы очень опасаемся таких действий и противодействуем им. Естественно, это угроза не только для Южной Осетии. Это есть угроза и для Юга России, так как Южная Осетия связана, во-первых, дружественными отношениями с народами Северного Кавказа, во-вторых, связана договорами, которые подписаны между Абхазией и Южной Осетией, Абхазией и Приднестровской республикой, с некоторыми субъектами Российской Федерации. В частности в больших договорах между Абхазией и Приднестровьем есть отдельный пункт о военной взаимопомощи. Это очень реально. Этот договор, кстати говоря, работал во время Гилаева, известного в Абхазии, когда отдельные отряды и люди осетинской армии также принимали участие в отражении этой вылазки в 2004 году, когда к нам на помощь прибыли официальные вооруженные силы Республики Абхазия и дружественных стран.
   Второй вопрос, второй момент, который я хотел бы особенно отметить, так как здесь присутствует представитель Республики Иран. Ситуация на Южном Кавказе обостряется еще в связи с тем, что Соединенные Штаты Америки открыто заявляют о том, что они намерены развязать войну против Ирана. Казалось бы, при чем здесь Южная Осетия? Мы прекрасно понимаем, что Иран, как суверенное государство, имеет полное право на отражение агрессии, в том числе на применение каких-то действий в отношении союзников Соединенных Штатов Америки. Грузия является прямым и, наверное, самым главным союзником Соединенных Штатов на Южном Кавказе. Народ Южной Осетии в этой связи становится как бы заложником всей этой ситуации, когда мировое сообщество и Соединенные Штаты считают Южную Осетию частью Грузии. То есть, в случае такого развития может оказаться, что народ Южной Осетии может в какой-то мере стать неким объектом или мишенью, если говорить по-военному. Поэтому я вполне официально хочу сегодня заявить, и на этот счет будет скоро сделано официальное заявление, что Южная Осетия не является частью Грузии. Мы это заявление сделаем и адресуем его в определенной степени руководству Исламской Республики Иран, что Южная Осетия не является частью Грузии уже шестнадцать лет. Более того, мы против любых военных действий в отношении любой страны. Мы противники агрессии и политики терроризма. Поэтому руководство Южной Осетии предпримет все шаги, все действия, чтобы не допустить проникновения или прохождения чьих бы ни было вооруженных сил через воздушное или наземное пространство Южной Осетии. Мы предпримем все меры для того, чтобы обезопасить собственный народ и собственное государство против возможных последствий такой авантюры, которая назревает у нас в регионе, на подступах к нашим границам. Поэтому тема, которую мы сегодня обсуждаем, имеет очень большое значение и для Южной Осетии. Мы будем принимать участие и в других таких дискуссиях, международных конференциях и будем везде показывать свою позицию. Позиция состоит в том, что мы против войны, мы будем бороться против проникновения НАТО, мы не допустим на своей территории возобновления боевых действий. А в случае возможной вооруженной агрессии Грузии с помощью, как она рассчитывает, НАТО, мы будем защищать суверенитет и независимость нашей страны. Спасибо за внимание.
   А. Д. ОРЛОВ, эксперт
   
Во-первых, мне приятно, что кто-то помнит мое публикации десятилетней давности, в которых я говорил о вторичном росте Османской империи на Кавказе и Черноморском регионе. Сегодня он очевиден.
   В обсуждаемом сегодня материале наши армянские коллеги сетовали, что Кавказ незаслуженно оказался на периферии российской политики. Спешу их утешить: сегодня на периферии кремлевской политики оказался не только Кавказ и Армения, но и сама Россия с ее проблемами.
   Поясню эту мысль. Анализируя внешнюю политику России на основе классических подходов – государственные интересы, экономические интересы и прочая геополитика, мы забываем об основе основ любой политики – частных интересах физических лиц, правящих государством. Эти частные интересы правящей сегодня группировки могут не совпадать с долговременными интересами государства.
   Итак, интересует ли сегодня Кремль кавказская политика? Сегодня в диалоге с тем же Западом решаются гораздо более насущные для правящей группировки вопросы, а именно условия раздела собственных активов РФ между российской и международной олигархией. На каких условиях может быть легализована собственность определенной группы лиц.
   О каком серьезном противостоянии продвижению НАТО может идти речь, если главный вопрос нашего президента – условия конверсии временной власти в РФ на вечное место в составе мировой олигархии «трехсот семейств»?
   Именно отсюда, из идеи купить у Запада легализацию частных активов государственным ресурсом - военно-политическими уступками и сдачей союзников – растет вся риторика и российских гарантий энергетической безопасности ЕС, и «газовых войн», разрушающих остатки интеграции ради несущественных выгод Газпрома, контролируемых людьми из Кремля.
   Чем ближе к выборам - тем интенсивнее переговоры по международно-правовой легализации собственности, контролируемой сегодняшней правящей группировкой, и тем больше желание разменять геополитику на активы. Обратите внимание на знаковые разговоры Владимира Владимировича с Романо Проди относительно продажи итальянцам самой стремной части российских активов – бывшей собственности ЮКОСА.
   Пора признать, что в условиях зависимости судьбы и прочих стратегических активов правящей элиты от стран Запада сдача позиций России на Кавказе неизбежна, поскольку позиции России являются разменной монетой в переговорах.
   
Отсюда – «странная война» с НАТО, когда президент в Мюнхене угрожает выйти из договора по РСМД, критикует Вашингтон, и при этом с опережением графика выводит базы из Закавказья.
   Единственное, что мы можем сделать – влиять на скорость сдачи российских позиций, в меру сил набивая этим позициям цену, замедляя процесс отступления. Однако недооценивать имеющиеся возможности не стоит: политика – искусство возможного.
   В. А. ЗАХАРОВ
   
Знаете, уважаемые господа, я бы хотел обратить ваше внимание на выходящий в Минске чрезвычайно интересный армянский журнал «АНИВ». Я бы даже назвал его интеллектуальным журналом, в котором армянская проблема рассматривается не только армянскими авторами. Посмотрите, пожалуйста, последний номер прошлого года и первый номер этого года. Там есть большой круглый стол, который называется «Глобализация» - «Глобализация-1», «Глобализация-2», «Глобализация-3». Посмотрите, там высказано много самых разных точек зрения. Но то, что в действительности происходит сейчас в мире, и в особенности на нашем постсоветском пространстве, можно с уверенность утверждать, что ничего подобного невозможно было бы лет пятнадцать – двадцать назад даже предположить.
   Очень многое в мире происходит тайным образом на уровне личных договоренностей политиков, бизнесменов, я даже смею утверждать, что многие из тех, кто управляет миром, их имена никому не известны, а если вдруг кто-то назовет чье-то имя, оно ни о чем никому не скажет. Но дела, которые устраиваются, делаются этими лицами, те события, которые порой развиваются по непонятным и неизвестным для нас сценариям, делают свое дело по созданию Нового Мирового Порядка.
   Об этих тайных делах мы не всё знаем и не всё понимаем. А многие жители мира даже не хотят понимать, а если начнешь с кем-то разговаривать, объяснять, что происходит на самом деле, то можешь услышать в ответ, что это какие-то сказки. К сожалению, это не сказки, а реальность, в которой мы все живем. Если я вам скажу, например, что в то время, когда военный блок НАТО разместиться в Грузии и в Азербайджане, то это будет начало распада нашего государства – России, вы, возможно, не согласитесь с этой моей точкой зрения. Но в тот самый момент, когда это произойдет, о России в нынешних ее границах надо будет забыть.
   Поверьте, дальнейшие события будут происходить очень быстро, по уже готовым сценариям, причем настолько быстро, что мы даже себе представить не сможем эту скорость распада нашей державы.
   
Вы обратили внимание на мюнхенскую речь Путина, какая была реакция в мире? Она была разная. Она появилась мгновенно, она появилась как бы неожиданно, но, на что надо обратить внимание – она появилась мгновенно. Обычно средства массовой информации должны переварить появившуюся информацию, ответная реакция должна появиться через сутки. Но нет, через час, через два уже появились первые отклики. О чем это говорит? Получается, что главным зарубежным СМИ была заранее известна тема этой речи и они заранее сделали черновые заготовки ответов. Это первое. Понимаете, кому-то была заранее известна тема речи. Да, президент мог допустить свои вольности, но, главное это то, что тема была известна. И там, на Западе уже подготовились к ней.
    Это параллель, я об этом уже писал – это то, что получилось и с выступлением папы Римского, когда Бенедикт XVI выступил в Мюнхене и когда он привел цитату византийского историка о пророке Мохамеде, реакция по всему миру пошла мгновенная. Я повторяю, мгновенная. Такого не бывает, должны пройти хотя бы сутки, хотя бы световой день. Нет, мгновенно, через час уже вся отрицательная реакция появилась в СМИ. То, что это всё было подстроено, нет сомнения. Эта цитата была кем-то вложена в речь папы, потому что сейчас идет большая борьба с христианством, борьба любыми руками. Сейчас натравливают на христиан мусульман. Но мусульмане не могут понять того, что потом с ними также расправятся. Нам нечего делить между мусульманами и христианами. Мы верим в Единого Бога. Да, у нас свое представление о Боге, у мусульман свое представление о Всевышнем. Ничего плохого я в этом не вижу. Слава Богу, что мусульмане - верующие люди. Это великое счастье.
   Но сейчас те мировые силы, которые существуют и тайно действуют, именно они пытаются чужими руками расправиться с одними, потом с другими, а в результате надеются, что сами будут царствовать. Вы понимаете, что существует то, что находится вне поля зрения и вне знаний основной массы населения. Это те тайные рычаги, тайные механизмы которыми, к большому сожалению, управляют всеми нами. Неважно, как вы их назовете, Мировое правительство, например. Неважно, как они называют себя сами, или будут называться. Но эти некто управляют очень умело и СМИ и политиками и экономистами. И результат их действий не заставит себя ждать. Я не хочу ставить никаких акцентов, но мы должны понимать, что нами очень умело управляют, и нас христиан постоянно друг с другом сталкивают.
   С. К. ВЕРМИШЕВА
   
У меня тоже реплика по этому поводу. Во-первых, когда я прочла речь Путина, у меня была совершенно другая реакция. Мне показалось, что это просто отмашка на то, чтобы военный бюджет США был увеличен. Исходя из интересов собственной страны, политик должен был бы усыпить бдительность оппонента, тем более, если он в разы слабее его.
   Кроме того, естественно, должна происходить смена господствующих элит. Нельзя долго не учитывать корпоративных интересов военных – это может плохо кончится для тех, кто позволяет себе такую неосмотрительность. Приходит время, когда нужно направить финансовые потоки на нужды военных, на ВПК. Кроме того, захватив нефтяные месторождения, надо их еще и удержать. А это прямая задача Пентагона. И с этой точки зрения речь Путина была для того же Пентагона весьма кстати. Настоящий подарок.
   ….
   
   Послесловие редакции:
   Sapienti sat. («посвященному достаточно» – лат.)

СНД- Союз Народных Движений


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика