Оборона

Россия не должна быть военным пугалом перед всем миром, а ее министр обороны - посмешищем

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Вице-премьер – министр обороны Российской Федерации, кандидат в преемники-2008 Сергей Иванов в среду 7 февраля выступил в Государственной думе, затронув, среди прочего, вопросы развития отечественных Стратегических ядерных сил (СЯС).

В частности, заявил министр, министерство обороны продолжит испытания нового морского ракетного комплекса (БРПЛ) «Булава». Отвечая на вопросы депутатов об испытаниях «Булавы», которые с пугающей закономерностью заканчиваются неудачами, Иванов поделился откровением: «Да, были неуспешные пуски, но это в пределах нормы. Если бы мы приняли на вооружение эту ракету, и были бы сбои, вот это был кошмар, но мы ее еще не приняли».

По словам вице-премьера, в СССР межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и БРПЛ испытывались по три-четыре года. «В советское время проводилось как минимум 20-25 испытательных пусков», - напомнил Иванов, отметив, что не было случая, чтобы все испытания одной ракеты проводились нормально. «Поэтому они и называются испытаниями», - сказал министр обороны, добавив, что «невозможно без испытаний отработать новый современный ракетный комплекс». По его словам, испытания «Булавы» были начаты в 2006 году и в 2007 году будут продолжены. «Я бы категорические выводы пока не делал», - заключил он.

В то же время Иванов  отметил, что Российская Федерация в будущем намерена делать ставку именно на ракетные комплексы «Тополь-М» и «Булава». Тогда как боевой железнодорожный ракетный комплекс РС-22 (по классификации HАТО SS-24), который был построен в середине 1980-х годов в СССР, полностью снят с боевого дежурства в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) в 2005 году и воссоздаваться не будет.

До 2015 года Российская Федерация поставит на боевое дежурство несколько десятков шахтных пусковых установок и свыше 50 грунтовых подвижных ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь-М», сообщил Сергей Иванов. Любопытно, что полтора месяца назад Иванов говорил, что «Тополя-М» станут основой вооружения РВСН и до 2015 года министерство обороны планирует закупить их в количестве 69 единиц, что, правда, вполне укладывается в его нынешнюю формулировку «свыше 50».

Помимо этого, как объявил еще 15 декабря 2006 года главнокомандующий РВСН Николай Соловцов, «в ближайшие несколько лет Ракетные войска стратегического назначения начнут перевооружать мобильные комплексы «Тополь-М» на ракеты с разделяющимися головными частями» (РГЧ).

Теоретически, к этому можно будет приступить с 2009 года, когда прекратит свое действие советско-американский договор СНВ-1 от 1991 года. На МБР «Тополь-М» можно будет установить до 5-6 боеголовок малого класса мощности, но реально, видимо, меньше, так как потребуется еще установка комплекса средств преодоления (КСП) перспективной системы противоракетной обороны (ПРО) США.

Кстати, еще один вариант боевого оснащения «Тополей-М», который, согласно представлениям Владимира Путина и Сергея Иванова, обладает «чудодейственными» качествами, - это установка на ракете планирующей головной части (ПГЧ), совершающий маневренный суборбитальный полет на межконтинентальную дальность.

Выступая в Думе Сергей Иванов также сообщил, что в рамках государственной программы вооружения на 2007-2015 годы, на реализацию которой выделяется пять триллионов рублей, планируется иметь в боевом составе ВВС 50 стратегических ракетоносцев Ту-160 и Ту-95 МС, а в составе ВМФ появятся атомные подводные лодки стратегического назначения (ПЛАРБ) проекта 955-955 А. Напомним, что три таких ПЛАРБ в настоящее время находятся в стадии постройки. Причем первая из них была заложена в Северодвинске еще осенью 1996 года.

Кроме того, по словам министра обороны, планируется создать космические системы разведки, связи, ретрансляции, топографии, геодезии, обнаружения стартов иностранных баллистических ракет нового поколения, завершить строительство стартовых космических комплексов «Ангара» и «Союз-2», полностью восстановить замкнутое периферийное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), которое, как особо подчеркнул министр, расположено на российской территории. Другими словами, Российская Федерация перестанет зависеть от радиолокационных станций (РЛС) СПРН, находящихся в Белоруссии, Украине, Азербайджане и Казахстане.

Помимо темы СЯС Иванов затронул в ходе выступления в Думе многие другие вопросы. Вслед за Владимиром Путиным он указал на то, что Российской Федерации для обеспечения обороноспособности необходимо «слезать с нефтяной и газовой иглы». «Я бы уделял больше внимания состоянию отечественной промышленности и развитию наукоемких технологий. В противном случае продукция российской промышленности будет неконкурентоспособной и обороноспособность страны мы не обеспечим», - подчеркнул министр обороны.

Пока же, считает Сергей Иванов, следует повысить качество управления военной промышленностью.  «Самое главное сейчас - управление и военно-промышленным комплексом, и промышленностью в целом. В ВПК вопросов очень много: способна ли она (промышленность) переварить тот огромный объем денег».

В то же время, по мнению министра, «Россия не должна быть военным пугалом перед всем миром. Россия должна удерживать военный бюджет в пределах 3% от ВВП, чтобы не повторить судьбу Советского Союза».

В этой связи Иванов напомнил, что в Советском Союзе якобы военный бюджет составлял 30% ВВП. «Чем это закончилось, вы все хорошо знаете - развалом страны. Не только из-за этого, но экономика не функционировала нормально, конкурентоспособно», - отметил он.

В настоящее время Российской Федерации не нужно иметь «десятки тысяч ракет, танков». «Мы не должны быть военным пугалом перед всем миром», - подчеркнул Сергей Иванов.


 

От редакции: Представления министра обороны Сергея Иванова, филолога по образованию, чекиста по профессии и призванию, о ВПК СССР и «десятках тысяч ракет» следует признать весьма экзотическими. Что плохо. Но еще хуже, что за шесть лет руководства министерством обороны он так и удосужился разобраться, в каком реальном состоянии находятся СЯС в нынешней Российской Федерации.

Иванов правильно сказал, что в СССР в ходе летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) новых ракет производилось 20-25 (на самом деле больше) пусков. Сегодня, при министре Иванове, на этапе ЛКИ проводится в несколько раз меньше пусков, после чего система объявляется принятой на вооружение. На практике это не что иное, как технический авантюризм.

Но закроем на это глаза. Допустим, что БРПЛ «Булаву» все-таки примут на вооружение. Допустим также, что достроят и спустят на воду хотя бы три заложенные ПЛАРБ проекта 955. В этом случае к 2015 году, на который ориентируется министр, придется произвести не менее 36 БРПЛ. Но помимо их Иванов говорил то ли о 69, то ли о «свыше 50» МБР «Тополь-М» в варианте ПГРК.

То есть в ближайшие 8 лет ВПК Российской Федерации должен произвести порядка 110 твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет. Или по 14 изделий в год. И это при том, что в последние годы на вооружение реально сдавалось в среднем по 4 твердотопливных МБР в год, а предприятия ВПК, из которых сейчас уходят на пенсию  последние еще остававшиеся квалифицированные советские кадры и на которых все более устаревает и изнашивается советское оборудование, по признанию Иванова, не уже способны «переварить тот огромный объем денег», который, мол, им выделяют из бюджета.

Другими словами, помимо технического авантюризма, налицо «громадье планов», явная маниловщина. Но не только. Взять «чудо-оружие 21-го века» - планирующую головную часть, которая за счет маневров по углам тангажа и рысканья, дескать, «способна преодолеть любую ПРО». Действительно, на ПГЧ, летящую на среднем участке на высоте менее 100 километров (практически в верхних слоях атмосферы), весьма непросто навести неядерный перехватчик ПРО, оснащенный инфракрасной головкой самонаведения. Но, с другой стороны, нет особых проблем в наведении радиокомандным способом с наземной РЛС перехватчика, оснащенного ядерным зарядом, в том числе, малой мощности.

Технология ядерного перехвата боеголовок на среднем и конечном участках полета на базе противоракет «Spartan» и «Sprint» была отработана в США еще в 1960-е годы. Она была заложена в систему ПРО «Safeguard», развернутую, а затем снятую с вооружения на базе МБР в Гранд-Форксе в начале 1970-х годов.

Помимо этого, использование ПГЧ принципиально не допускает использование для преодоления ПРО ложных целей и других элементов КСП, не позволяет особенно в ответных действиях организовать так называемые цепочки и вообще оптимальное пространственно-временное построение ракетного удара. Проще говоря, ПГЧ настолько облегчает условия работы системы ПРО (на базе технологий сорокалетней давности), что приближает их к полигонным.

Другими словами, министр Иванов закладывает перспективу того, что сухопутная и морская составляющие отечественных СЯС к 2015 году будут иметь на вооружении лишь несколько десятков баллистических ракет, часть из которых, видимо, будет оснащена разного рода экзотикой, обладающей заведомо сомнительной эффективностью.

Что это значит на практике? С учетом традиционно низкого коэффициента оперативного напряжения отечественных ПЛАРБ вряд ли стоит ожидать, что в каждый конкретный момент на патрулировании будет находиться более одной лодки проекта 955. Остальные ПЛАРБ на базах заранее обречены на поражение в гипотетическом первом ударе США (или Китая). Но и до той лодки, которая в момент первого удара будет в море, надо еще довести команду боевого управления до того, как ее уничтожат весьма мощные и разветвленные средства противолодочной обороны США и НАТО.

Не лучше с комплексами РВСН. Допустим, что Иванову каким-то чудом все-таки удастся развернуть к 2015 году около семи десятков «Тополей-М» в варианте ПЗРК. Даже если американцы ударят по их позиционным районам, стреляя «по площадям», без целеуказаний от космической разведки, им понадобятся для «покрытия» всех комплексов примерно 1000 боеголовок. Еще сотня боеголовок уйдет на удар по «Тополям-М» шахтного базирования, что в сумме почти вдвое меньше, чем у США может быть по соглашению о СНП. А с учетом американского «возвратного потенциала» - втрое меньше.

Таким образом, согласно программе Иванова, в 2015 году США получат возможность уничтожить в первом ударе практически все ракетные комплексы РВСН. Те же единичные МБР, которые, в силу менее чем 100%-надежности средств нападения все-таки уцелеют и получат команду на запуск раньше, чем подойдет вторая волна средств нападения США и НАТО (авиация и крылатые ракеты), как раз и станут мишенями для перспективной американской системы ПРО, которая будет работать в практически полигонных условиях.

Приблизительно в том же ключе можно говорить и о живучести элементов системы связи и боевого управления СЯС, и о стратегических бомбардировщиков на аэродромах базирования. Наконец об СПРН, которая уже не в состоянии зафиксировать массовые пуски северокорейских ракет, обнаружить запуск китайского ракетоносителя из Сычуани и факт успешного применения противоспутникового оружия КНР.

Другими словами, видимо, прав был американский журнал «Foreign Affairs», написавший год назад, что через 10 лет СЯС Российской Федерации утратит способность нанести США гарантированный неприемлемый ущерб в ответных действиях.

Антон Суриков, действительный член Российской академии космонавтики, лауреат премии Ленинского комсомола 1989 года по специальной тематике

FORUM.msk.ru


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика