Оборона

Уроки пятидневной войны в Закавказье

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

События в Южной Осетии стали проверкой на прочность концепции национальной безопасности России. Судить о том, насколько успешно она выдержала этот экзамен, пока сложно. Хотя, с военной точки зрения, Российская армия провела успешную операцию.

В этой войне большинство потерь наши войска понесли, выдвигаясь в колоннах к Цхинвалу. А переброска подкреплений по воздуху была невозможна из-за активного противодействия грузинской ПВО.

Но операция по принуждению Грузии к миру обнажила немало слабых сторон Вооруженных сил РФ. Следует признать, что по оперативному и боевому обеспечению, технической оснащенности армия не очень готова к подобным конфликтам.

При анализе действий Российской армии можно отметить следующие недостатки. Отсутствие объединенных командований (у американцев они созданы еще 20 лет тому назад), а также информационных войск. ГЛОНАСС даже в «грубом» исполнении не использовалась. У грузинской армии была автономная система координат целей. У нас подобной системы нет. Главная проблема – отсутствие необходимой космической группировки и приемников ГЛОНАСС. В связи с этим нельзя было применять высокоточные и управляемые ракеты, снаряды и мины типа «Сантиметр», «Смельчак», «Грань». Несвоевременное поступление данных разведки (радиоэлектронной, космической), которая не смогла заранее проинформировать руководство страны о концентрации грузинских войск. Не использовались средства радиоэлектронной борьбы для подавления ПВО Грузии. Нестыковка морских и топографических карт.

Отсутствие в войсках авианаводчиков позволило грузинским РСЗО и артиллерии в течении 14 часов беспрепятственно вести огонь по Цхинвалу. Причина одна – оперативные группы ВВС не смогли выделить в общевойсковые части по 2–3 человека без параллельного развертывания КП и ЗКП, поэтому им не удавалось реально управлять авиацией. Поэтому колонны бронетехники шли без прикрытия с воздуха. 58-й армией не применялись воздушные десанты и вертолетные подвижные отряды минирования для пресечения отхода грузинских войск.

Традиционно слабыми сторонами российской армии, насколько можно судить, остаются действия ночью, разведка, связь и тыловое обеспечение, хотя в данном случае, ввиду слабости противника, эти недочеты не сыграли существенной роли при ведении боевых действий. Конфликт показал сохраняющуюся ключевую роль артиллерии в наземных операциях, а также острую необходимость усиления внимания к вопросам контрбатарейной борьбы.



ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ

В войсках 58-й армии имеется много танков устарелых конструкций (доля Т-62 и Т-72 доходит до 60–75%). А ведь Т-72Б оборудован динамической защитой, или «реактивной броней» первого поколения. Были еще танки Т-72БМ, но установленные на них комплекты «Контакт-5» уже не держат так называемые тандемные кумулятивные боеприпасы, которые есть в арсеналах грузинской армии.

Если днем танки, разработанные более 30 лет назад, с большой натяжкой можно считать современными, то их ночные прицелы не выдерживают никакой критики. Они «слепнут» от вспышек выстрелов и позволяют увидеть цель на расстоянии всего в несколько сот метров. Инфракрасные осветители увеличивают дальность наблюдения и прицеливания, но очень сильно демаскируют машину. Старые танки не имели ни GPS, ни тепловизоров, ни систем опознавания «свой–чужой».

В колоннах – все те же БМП-1 и БМД-1. У них тонная броня, примитивные прицелы и приборы наблюдения. С бронетранспортерами такая же безрадостная картина. Лишь изредка мелькали машины, оборудованные экранами и дополнительной броней. До сих пор мотострелки, десантники и разведка ездят на броне (так безопаснее), потому что машина не защищена от подрывов фугаса или от бронебойного снаряда, выжигающих все изнутри. «Техника для парада, не годится для боя», о чем неоднократно писало НВО.

Отрицательное влияние на армию оказали длительное участие армейских подразделений в контртеррористической операции в Чечне, Ингушетии, Дагестане. Приобретенные там тактические навыки, приемы и методы прочесывания оказались неэффективными при столкновении с хорошо обученными вооруженными бойцами грузинской армии. Отмечались случаи попаданий в «огневые мешки» грузинских войск. Российские части обстреливали друг друга, не имея возможности определить свое точное местонахождение. Военнослужащие 58-й армии признавались, что иногда они пользовались американской GPS, но в системе СPS после двух дней операции карта Грузии была «белым пятном». Корректировать огонь приходилось при помощи оптических приборов образца 1960–1980-х годов. Дистанционное зондирование земли со спутника-разведчика не применялось только потому, что не хватало приемников.

В ходе боев отмечалась недостаточная организация взаимодействия танковыми и мотострелковыми подразделениями. Повсеместно слабое взаимодействие между артиллерией и танкистами, между артиллеристами и разведчиками.

ВВС России были задействованы лишь в ограниченной степени. Это было связано с политическими ограничениями: так, не подвергались атакам объекты инфраструктуры, транспорта, связи, промышленности Грузии, органы государственного управления республики. Очевидна также острая нехватка в ВВС России современного высокоточного оружия, прежде всего со спутниковой системой наведения Х-555, противорадиолокационных ракет фронтовой авиации Х-28 (дальность полета 90 км) и Х-58У (дальность полета 60 км). Основным ударным оружием нашей авиации остаются обычная бомба и неуправляемая ракета.

Практически полное отсутствие БПЛА. В составе нашей группировки находился один комплекс беспилотных летательных аппаратов среднего класса «Пчела». Вес механического «насекомого» около 140 кг. Радиус действия – 60 км. Продолжительность полета 2 часа. «Пчелы» эффективно применялись в первую и вторую чеченские кампании. К сожалению, из-за сравнительно небольшого ресурса техника физически износилась.

Авиация потеряла четыре самолета, что было подтверждено спутниковой системой международного поиска и спасения КОСПАС-САРСАД. Использовать дальний стратегический бомбардировщик Ту-22М для тактической разведки было крайне неразумно. Это просчет командование ВВС.

По итогам войны следует признать, что решение министра обороны 1998 года о выводе армейской авиации из состава Сухопутных войск оказалось неудачным. Кстати, в каждом армейском корпусе США более 800 вертолетов (из них до 350 ударных), а в дивизии – 100–150.

Война на Кавказе показала, что напрасно полки армейской авиации были напрямую подчинены командующему объединением ВВС. Он (при отсутствии отделов авиации общевойсковых армий) фактически не смог планировать летный ресурс, ежесуточно ставить задачи полкам и эскадрильям в интересах мотострелков. Сомнительно, что это возможно при перегрузке систем связи потоком заявок от «пехоты». Видимо, поэтому армейская авиация в войсках 58-й армии не участвовала в оперативно-тактических и тактических десантах.

Управление авиацией также затруднено потому, что в воздушных армиях ВВС и ПВО, в центральном аппарате ВВС специалистов по применению армейской авиации нет вообще. После ухода квалифицированного руководящего состава управлений и отделов авиации кошмаром стали управленцы из авиации ПВО, они в настоящее время стали «специалистами» по боевому управлению вертолетными подразделениями. Не вина людей, проходящих службу в штатах ВВС и ПВО и не знающих специфики СВ, что они не готовы планировать применение и управление приданной (поддерживающей) авиацией. Именно это четко проявилось в прошедшей операции 58-й армии.


НЕОТЛОЖНЫЕ МЕРЫ

Российские Вооруженные силы требуют скорейшей модернизации. Называются конкретные сроки (2015 год). Это все хорошо, но армия воюет уже сейчас. Итоги боев в Закавказье должны побудить российское военно-политическое руководство срочно принять ряд неотложных мер.

Видимо, решением президента РФ должны быть созданы Информационные войска, в состав которых надо включить государственные средства массовой информации, военные СМИ.

Целесообразно армейскую авиацию вывести из состава ВВС и ПВО и вновь передать в состав сухопутных войск. Восстановить командование армейской авиации в общевойсковых армиях и корпусах. Одновременно ввести должности по армейской авиации и ПВО при главкоме СВ, командующем войсками военного округа и командующем общевойсковым объединением с воссозданием управлений и отделов авиации. Нахождение армейской авиации в составе Сухопутных войск позволит осуществлять ее планомерное развитие в интересах СВ, а также примерно на 30% уменьшит нагрузку в штабах ВВС и увеличит эффективность применения авиации в интересах операций и боевых действий соединений и частей.

Необходимо срочное и обязательное оснащение всех штурмовиков и боевых вертолетов ВВС России современными комплексами защиты от ракет современных переносных зенитных комплексов. Без этого авиация непосредственной поддержки войск обречена на потери в любой операции.

Беспилотные летательные аппараты в руках грузинских военных – это каждодневная практика ведения в режиме онлайн постоянного наблюдения за полем боя, наведения артиллерии и авиации. Однако в России в 2006 году было принято решение отказаться до 2012 года от разработки беспилотных ударных самолетов и аппаратов, которые предлагали совместно фирмы «Иркут» и «Яковлев», а также компания «Сухой». РФ и так отстала от наиболее развитых стран в этом отношении. От США и Израиля – навсегда, от Индии и Пакистана – на десяток лет. Во всем мире идет соревнование за первенство в области БПЛА, поскольку в перспективе за ними явное преимущество при нанесении ударов по объектам в глубине обороны противника.

Следует полностью оснастить Российскую армию приемниками Глобальной навигационной спутниковой системы. Но прежде всего нужно полностью развернуть орбитальную группировку космических аппаратов ГЛОНАСС (в настоящее время на орбите находится 13 спутников, требуется же 24 КА). Только круглосуточное нахождение четырех спутников над одной и той же территорией обеспечивает точное определение координат. Необходимо в первую очередь обеспечить армию переносными и стационарными приемниками.

Кроме того, следует заняться решением сопутствующей проблемы – разработкой новых радиолокационных станций для обнаружения и опознавания беспилотных летательных аппаратов и других малоразмерных воздушных объектов и целей, так как имеющиеся на вооружении Российской армии РЛС с данной задачей не справляются.

Требуется принятие решения о разработке систем «свой–чужой» для оружия и боевой техники разных поколений, разновидовых вооружений, для четкого взаимодействия частей Сухопутных войск с ВВС, с подразделениями спецназа, ВМФ и ВВС, ВМФ и СВ. Вдобавок надо разработать специальные сменные комплекты визуального опознавания (цветные полотнища) для бронетанковой и автомобильной техники.

С переходом на цифровые технологии в Российской армии необходимо приступить к созданию оперативно-тактических центров организация огня.

Нужно ввести вновь обучение приемам и способам действий отделения, взвода, роты в окружении. В разделы тактической подготовки мотострелковой, воздушно-десантной роты ввести тему «Деблокирование окруженного взвода и отделения».

Для обеспечения комплексного огневого поражения на приморских направлениях следует решить проблему по состыковке топографических основ морских и общевойсковых карт прибрежных зон.

СЛАБЫЕ СТОРОНЫ РОССИЙСКОЙ АРМИИ

Анализ действий наших войск показал, что они заслуживают всяческих похвал. Правда, с большим трудом решалась проблема Рокского перевала. Автодорога Владикавказ—Цхинвал (167 км) имеет крайне ограниченную пропускную способность. Длительное выдвижение армейских колонн к столице Южной Осетии через узкое горлышко Рокского тоннеля и необходимость спешного сосредоточения значительного количества подразделений из различных регионов РФ создали впечатление медлительности российского командования.

Оно было вынуждено вводить силы в бой по частям, и переломить ситуацию с ходу не удавалось.

Тем не менее за сутки группировка наших войск в Южной Осетии была увеличена почти вдвое. Быстрота реакции Российской армии и эффективность ее ударов оказались неожиданными не только для грузинского руководства, но и для Запада, а также для некоторых пессимистически настроенных отечественных наблюдателей. За трое суток на изолированном и крайне сложном по природным условиям операционном направлении удалось создать весьма мощную группировку сил и средств, способную быстро нанести поражение группировке грузинской армии такой же численности.

С учетом уроков «пятидневной войны» необходимо определить перспективные задачи, структуру новых структур ВС (оперативных и тактических командований), требования к новым видам унифицированной боевой техники.

Независимое военное обозрение


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика