Аналитика

Сергей Переслегин: блицкриг начался

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Управление катастрофами как новая реальность грядущего передела мира

 

Война как социальный институт выполняет несколько функций: отбраковка нежизнеспособных сообществ, перераспределение активов, сжигание пассионарности, инициация работы «социальных лифтов», «первичное упрощение» управления и так далее. Может быть, правильнее сказать в прошедшем времени – когда-то война эти функции выполняла.

С банкротства переоценённых интернет-компаний (пузырь доткомов), с падения «башен-близнецов» 11 сентября того же 2001 года диагностируется общий кризис глобального миропорядка. В 2008-м этот кризис обрел экономическую составляющую, в 2013–2014 годах – военную, поскольку «политика санкций» является формой экономической блокады, то есть инструментом «войны Афины».

Третья мировая уже отгремела

Между 2008 и 2013 годами Джереми Рифкиным была сформулирована идеологема преодоления кризиса через переход к новому технологическому укладу и построение вслед за постиндустриальным трансиндустриального общества.

Общие черты этого уклада были вчерне определены осенью 2014 года:

– производящая экономика вместо экономики потребления;

 – постглобальное устройство мира;

 – безлюдные производства и господство искусственного интеллекта в промышленности;

– аддитивные технологии;

– замкнутые производственные циклы, эффективное природопользование вместо охраны природы;

– новые форматы управления – семантическое, онтологическое и т. д.;

– цифровая экономика, то есть тотальный контроль государственных структур за любыми транзакциями.

Построение трансиндустриального общества предполагает решение ряда технических проблем, создание новых и разрушение старых социальных институтов, перераспределение активов в пользу производств и организованностей создающегося технологического уклада, изменение баланса сил между странами и военно-политическими блоками.

Подобные задачи всегда решались через войну.

Первая мировая знаменовала переход от века пара и электричества к веку авиации и двигателей внутреннего сгорания. Она привела к распаду Османской империи и Австро-Венгрии, деградации Франции и Германии, потере цивилизационного лидерства Великобританией и его захвату Соединенными Штатами Америки. Россия вышла из этой войны через революцию, что позволило ей избежать участи побежденных, не взять на себя грехи победителей и, хотя и с территориальными потерями, сохранить империю.

Вторая мировая война, с одной стороны, стала попыткой (с негодными средствами) «переиграть» Первую, с другой – переходом к веку атомной энергии, всепогодной реактивной авиации и космосу. По ходу дела был окончательно ликвидирован «германский проект», разрушена Японская империя, Италия потеряла свои приобретения по результатам предыдущей войны, Англия утратила политическую самостоятельность и превратилась в сателлита США. Америка упрочила свое мировое лидерство, создала глобальную организованность нового типа на основе принципов логистики и закончила войну державой – единственным обладателем ядерного оружия.

Но глобальную организованность нового типа – на основе марксистской онтологии и коммунистической идеологии – создал и Советский Союз. Началось противостояние сверхдержав.

Поскольку оба противника обладали ядерным, а с начала 50-х годов и термоядерным оружием, третья мировая война с самого начала проектировалась как глобальная ядерная. Следует иметь в виду, что в этом потенциальном конфликте США с самого начала и до конца обладали преимуществом: полный паритет вообще не был достигнут, относительный паритет сложился только к концу 70-х годов. До этого стратегическая ситуация виделась следующим образом: СССР может полностью уничтожить европейских союзников США, Соединенные Штаты могут полностью уничтожить Советский Союз и выжить, но при этом понесут неприемлемые потери.

Поводов для реальной ракетно-ядерной войны было предостаточно, но ее риски воспринимались сторонами как недопустимые. В начале 80-х годов Карл Саган и Никита Моисеев творчески отнеслись к сложившейся военно-политической ситуации и разработали концепцию «ядерной зимы»: тотальной климатической катастрофы, порожденной глобальной войной.

Модель «ядерной зимы» была абсолютно герметичной – доказать или опровергнуть ее можно было, только организовав такую глобальную войну. Но рассуждения выглядели достаточно убедительными, чтобы мировые элиты приняли наконец давно свершившийся факт: третья мировая война оказалась холодной. Это блокадная война, не предполагающая столкновения основных сил главных противников. Разумеется, по мелочи пассионарность сторон сжигалась в локальных конфликтах. Конечно, эти конфликты слегка смещали равновесие между сверхдержавами, но содержание холодной войны составляли не перестрелки во Вьетнаме, Анголе или Афганистане, а борьба советской геополитики с американской геоэкономикой. Блокада и контрблокада.

Холодная война размонтировала СССР, социалистическое содружество, мировой «левый проект». Итогом ее стал 5-й технологический уклад: глобализация, экономика потребления, экономика услуг. И неоспоримое военно-политическое, экономическое, культурное лидерство Соединенных Штатов Америки.

Таким образом, третья мировая война решила задачу смены технологического уклада и перераспределения активов между старыми и новыми центрами силы. Конфликт сверхдержав носил глобальный характер, но при этом, с общепринятой точки зрения, войны как таковой не стряслось. Были медленное противостояние, удушающая блокада, информационное воздействие и на заднем плане общеземной театральной сцены – локальные столкновения на дальней периферии мира в виде привычных войн: со стрельбой, бомбежками, разрушенными городами и трупами людей.

Война стала другой.

Битва за трансиндустриальный порядок: глобальная гражданская

Распад СССР породил концепции «устойчивого развития» и «конца истории», реализованные в формате глобализации. С самого начала было ясно, что это ненадолго и что нас ждёт новый этап борьбы за передел мира.

Первая тонкость состоит в том, что глобализация уничтожила традиционные циклы подъемов и спадов экономики, описанных столетие назад Николаем Кондратьевым, что сделало невозможным сосуществование (или, напротив, войну) конкурирующих миров-экономик. Следовательно, новый глобальный конфликт должен формироваться вокруг миров-технологий. Это идентифицирует его, с одной стороны, как переход между технологическими укладами, с другой – как размонтирование общества потребления и построение новой производящей экономики.

Вторая тонкость связана с цикличностью американской истории: двадцатилетняя неустойчивость, четыре-пять лет конфликта в виде гражданской или внешней войны, 15 лет реконструкции и 40 лет устойчивого развития. С лета 2001 года США вступили в новый цикл. В 2020-м он должен подойти к фазе кризиса, что провоцирует гражданскую войну в государстве-гегемоне, то есть глобальную гражданскую войну. В качестве альтернативы конфликт можно транслировать вовне, как это было сделано в начале 40-х годов, но для этого требуется создать сильного внешнего противника.

Подобное можно было сделать, разрушив систему глобализации. Соответствующие шаги американцы предприняли, но на угрозу американскому образу жизни «мировой терроризм» никак не тянул, несмотря на весь предоставленный ему пиар.

Наконец, третья тонкость состоит в особенностях экономики 5-го уклада с его господством финансовых технологий над производственными и менеджмента над хозяйствованием и здравым смыслом. В результате многолетней практики вынесения «грязных» производств за границу американцы предельно усилили своего главного конкурента – Китай, попутно придав ему статус «мастерской мира» и, кроме того, перегрузив свою финансовую систему кредитными обязательствами, а экономическую – деривативами.

В результате в мире как-то само собой сложилась макрорегиональная полицентрическая структура. Соединенные Штаты Америки оставались неоспоримым военным и экономическим лидером, но использовать свои преимущества в рамках режима глобализации не могли. Китай, напротив, прекрасно вписался в сложившийся миропорядок, ликвидировал вековое отставание и сосредоточил в своих руках почти все необходимое для нового рывка, исключая несколько критических технологий, которые Штаты удержали за сбой, а КНР не смогла воспроизвести. Россия «поднялась» на торговле углеводородами и начала претендовать на собственную проектность, а Европа впервые за всю свою многотысячелетнюю историю сумела создать если не подлинное единство, то по крайней мере политический союз и «пять свобод перемещения»: людей, товаров, денег, информации, услуг. Это сразу же сделало ЕС концептуальным конкурентом США.

При всем этом военный союз Китая и России, заключенный в прошлую, если не в позапрошлую эпоху, расторгнут не был, что в перспективе создавало противостояние первой военной державы мира с коалицией второй и третьей держав. Мировая война приобретала вполне понятные и знакомые очертания, и в этих условиях резко повысилось значение вооруженных сил ЕС. В рамках структур НАТО они, конечно, должны были поддержать США, но НАТО всё больше выглядело бумажной бюрократической организацией, а не реальным военным союзом.

«Политика санкций» 2014–2016 годов и ее последующий переход в «политику блокады» проблем США не решала даже в случае идеального завершения этой блокады – скажем, со сменой в РФ политического режима и возвращением Крыма в состав Украины. Обязательно нужно было включать в орбиту блокады Китай, а КНР упорно продолжала действовать «в рамках правил» и необходимого повода не давала.

Локальные войны 2011–2019 годов в Ливии, Сирии и ряде других стран продемонстрировали технологическое преимущество НАТО и США, но с экономической да и с политической точки зрения оказались провальными акциями. Стало понятно, что подобно тому, как третья мировая война не стала подобием Второй, новая война не окажется сочетанием «ледяной блокады» с локальными конфликтами на периферии.

В целом между 2013 и 2020 годами в мировых элитах медленно и мучительно вызревает решение. Суть его в том, что локальные войны стали нерентабельными экономически, то есть перестали быть адекватным инструментом перераспределения ресурсов. Глобальная война, даже не суть важно – насыщающая ракетно-ядерная, по ранним идеям третьей мировой, или большая война с ограниченным использованием ОМП, построенная скорее в логике Второй, содержит неприемлемые риски. И хуже того – большая война отчасти позволяла решить спор держав за мировое лидерство, но в создавшихся принципиально новых условиях она не преодолевала экономические проблемы ни с задолженностью, ни с деривативами, ни даже с перекосом экономики в сторону потребления.

Возникла и была отрефлектирована «проблема масштаба»: ограниченная война не могла выступить в роли «высокотехнологичного деструктора экономики» по Александру Неклессе, глобальная же война оказывалась слишком хорошим деструктором – «камня на камне не останется». Точно так же война, даже масштаба Второй мировой, никакого воздействия на рынок труда в условиях прогрессирующей роботизации не окажет: высвобождаются миллиарды рук, а военные потери прогнозируются в рамках первых десятков миллионов – разница в два порядка. Глобальный обмен ядерными ударами проблему лишних рабочих рук, вероятно, решит, но слишком уж радикально даже для современных мировых элит, которые, кстати, при таком обмене тоже могут пострадать.

В результате постепенно выкристаллизовалось мнение, что война перестала быть адекватным, хотя и радикальным решением. Она или недостаточна, или избыточна.

Очертания глобальной схватки

Значит, войны не будет? Конечно же, будет! Но совершенно другая.

Не Первая – с пехотными атаками против пулеметов. Не Вторая – с танковыми ударами и стратегическими бомбардировками. Не третья – с политико-экономическим противостоянием, блокадой и подрывными операциями. Все это, впрочем, тоже используют – но в качестве фона, а не содержания.

На уровне государств актором новой войны – и притом единственным – являются Соединенные Штаты Америки. Основной задачей, стоящей перед США, становится переформатирование национальной экономики. Речь идет по крайней мере о ведущей позиции в 6-м технологическом укладе, а в идеале – о переходе к посттехнологическому развитию. При этом Америке необходимо оздоровить свою финансовую систему, перераспределить активы в пользу промышленного капитала и вывести из игры, по крайней мере временно, возомнившие о себе Китай, Россию и Европейский союз.

«Перераспределение активов» означает резкое ослабление 5-го технологического уклада, то есть конфискацию финансового капитала, прежде всего банковского. Такое невозможно сделать без насильственных мер, поэтому речь идет о «правильной» или «содержательной» гражданской войне. Гражданская война в государстве-гегемоне да еще в условиях глобального мира обязательно станет глобальной. «Горячую» гражданскую войну американцы попробовали во втором цикле своей истории (1861–1865), особого желания повторять этот кровавый эксперимент у них нет. Следовательно, во-первых, гражданская война должна быть экспортирована из «града на холме» на мировую периферию, во-вторых, сама война должна по возможности быть холодной.

Имеем глобальную холодную гражданскую войну. И это, увы, не будущее мира, это его грустное настоящее. Где-то около пяти лет назад я прочитал доклад «Глобальная катастрофа как оптимальное решение». Там была сформулирована некоторая часть приведенных выше соображений и сделан вывод, что глобальную деструкцию экономики теперь удобнее решать не войной, а глобальной катастрофой. Или другими словами, глобальная катастрофа – это современная форма войны.

И вот первой начинается эпидемия коронавируса. Сначала при помощи медиа ей придаются все черты даже не чумы XIV столетия, а некого почти потустороннего зомби-апокалипсиса. А затем всеземная катастрофа действительно происходит. 

Паралич мировых торговых путей, тотальное закрытие границ, всеобщий карантин, фантастический «режим самоизоляции» – всё это разрушает мировую экономику гораздо быстрее и эффективнее, чем стратегические бомбардировки, подводная блокада или атомное противостояние сверхдержав в прежних великих войнах. Тем более что глобализация сделала свое дело и экономика практически всех государств избыточно открыта.

И вот на наших глазах рвутся экономические связи. Резко сокращается длина технологических цепочек. В связи со срывом посевной над миром нависает призрак голода. Всеобщий валовой продукт, падение которого на единицы процентов воспринималось каждой страной как национальная трагедия, падает сразу на 15 процентов, прогноз достигает 50 процентов и более. Напомню, что предельным показателем Великой депрессии 1929 года было лишь около 30 процентов падения ВВП.

Поскольку люди лишены возможности зарабатывать (это касается малого бизнеса, самозанятых да и многих других), их сбережения сгорают в пламени карантина. Практически все выданные банками кредиты частным лицам становятся невозвратными. Вот вам и санация экономики, и ликвидация «финансовых пузырей», и главное – переток активов от банков к финансовым фондам и от них частично к промышленности нового технологического уклада.

Соединенные Штаты, конечно, тоже страдают, но у них есть план действий, есть понимание содержания происходящего, есть свет в конце тоннеля. Заплатят все, пользоваться плодами будут только они. Вообще-то идеальная стратегия!

А где же гражданская война? Она начнется чуть позже, когда уровень постигшего страны разорения будет наконец осознан. И не столько народными массами, сколько мелкой буржуазией, которую война без войны пустила под нож. И заметим, американскими финансовыми элитами, интересы которых выражает клан Клинтонов. Само собой они начнут войну за потерянное имущество, сгоревшие деньги – за существование.

Пространства ожесточённой борьбы

Задачей тех элит, которые на катастрофе выиграют, будет удержать войну в рамках холодной. То есть вести ее в юридическом пространстве, в семантике, в виртуальной и дополненной реальностях. Но совсем игнорировать реальный мир нельзя, поэтому вновь, как и в третью мировую войну, будет политическая опера, где на переднем плане поют свои арии протагонист с антагонистом, а на заднем – пылает Троя и мёртвые хоронят своих мертвецов.

Подведём итоги. Раньше война была социальной катастрофой. Сегодня социальная катастрофа стала войной. Раньше гражданскую войну стремились представить как мировую. Теперь мировая война будет институциирована как гражданская. Но сама эта война в формате народных бунтов и антитеррористических операций будет лишь прикрытием борьбы в совершенно других пространствах.

Перечислим их. Прежде всего это юридическое пространство. Опыт коронавируса показал, что все конституционные гарантии граждан, а следовательно, и все статьи законов, опирающиеся на эти гарантии, не стоят бумаги, на которой они когда-то были напечатаны. Это касается и международного права, и национальных законов. С одной стороны, сие означает, что элиты собираются править, опираясь на грубую силу, то есть нам угрожает информационный фашизм, медицинский фашизм или даже обыкновенный фашизм. С другой стороны – сила как единственный инструмент власти недолговечна. Рано или поздно «право саванны» сменится той или иной формой легитимизации. «Новое право» определит победителей и проигравших в глобальной гражданской войне.

Выделим отдельной строкой информационное право, право медиа, право, действующее в разнообразных виртуальных мирах. Защиту информации. Управление информацией. Трансформацию информации.

Главное – контроль над сетями, сетевыми протоколами, программными оболочками и рабочими программами. Физический контроль над серверами, ЦОДами, сетевыми узлами и интермодальными порталами, связывающими виртуальность с реальностями.

Далее назовем концептуальное пространство и связанные с ним семантическое и онтологическое пространства. И конечно, лингвистическое пространство. На мой взгляд, медийная эпидемия коронавируса нанесла удар не столько по китайской экономике, хотя ее долговременные потери прогнозируются большими, чем у остальных участников игры, сколько по китайскому языку, который постепенно стал восприниматься в мире как конкурент английского. Так что если США достигнут своих целей в этой войне, на Земле останется только один концептуальный язык – английский.

Наконец, лишь в последнюю очередь «война без войны» охватит технологическое пространство, прежде всего критические и закрывающие технологии.

Вооружённые силы в обыденном понимании этого слова, то есть действующие в обычном географическом пространстве, конечно, тоже будут использованы, но лишь для одной цели – чтобы отбить у проигрывающей стороны желание несанкционированно превратить холодную войну в горячую.

Война, к которой Россия, как обычно, не готова, это не проблема неопределенного будущего. Она идёт уже два месяца. И на мой взгляд, в этой войне противник применяет тактику блицкрига лучше, чем это делали гитлеровские генералы в 1941 году.

Источник


ПУБЛИКАЦИИ

«Искупитель мой жив»

новое издание книги протоиерея Александра Шаргунова "Царь"

Слово в день рождения царя Николая II

Подробнее...

Вирус 666 – опера «Чистые руки» и чечёточка в церкви на гробах.

Когда рабби Балалайкин ещё не был большим чертополохом в чёрной малине, а тянул лямку скромного агента ЦРУ, босс бананы-папы говаривал: Родина тебя всегда сдаст, сынок, то он понимал – какое дело маме-малине до него, мелкой колючке

Подробнее...

Сергей Переслегин: блицкриг начался

Управление катастрофами как новая реальность грядущего передела мира

Подробнее...

Андрей Фурсов. Вопрос стоит по-ленински: кто кого отсечёт от будущего?

«300 миллионов человек лишатся работы, более 1,5 миллиарда останутся без средств к существованию»

Подробнее...

Эта война будет до скончания мира

Наша победа в Великой Отечественной войне далеко превосходит все геополитические границы.

Подробнее...

Ложь – тьма египетская и её раб антихрист.

    Между Христом и человеком стоит дьявол – царь лжи.

Подробнее...

Происхождение коронавируса и пандемия головы. Литургия дьявола и умножение его хлебов в пустыне.

     Злой дух сатаны слонялся одиноко по пустыне и мечтал уничтожить человечество, однако были проблемы с ядом, чтобы загубить всю землю его надо было очень много.

Подробнее...

Империя как вирус лжи и пустота Содома как символ веры дьявола.

     Призрачно всё в этом мире бушующем, всё не так, как кажется, потому что мало кто крестится – монархисты убивают царей (они ищут лучшего царя, по своим чувствам), христиане гонят Христа (т.к. хотят улучшить, вывести своего Христа, а это антихрист – лучший «Христос»).

Подробнее...

Жизнь с Богом и смерть с вирусом – дьяволом, сущность и не сущность.

     Главная тайна, которую скрывают учёные – маги, в том, что неизвестно, что такое жизнь.

Подробнее...

Лечебный Бонд – малины звон, людей от зла избавит он. Комитет спасения – ликвидации от коронавируса. Совецкая малина держала там совет. Совецкая малина врагу сказала нет.

   Малина скоро собралась – часа через три приканал и сам Главком, он искал потерянные в суматохе тапочки – он их искал везде, а они лежали мирно в тумбочке на полочке, где лежала папочка, в которой всё было разложено по полочкам.

Подробнее...

Сон Главкома в кризисе корона вируса.

    Главкому снился страшный сон – кризис, ветер перемен туман порвал, опиум для народа – крыша малины, что хвалилась, что никогда не потечёт слетела – нужно было крыть новую.

Подробнее...

Вирус и соль христианства – у смерти на пороге свеча Пасхальная озарит тьму.

    Во что верит обыватель (электорат, теплохладный, средний класс – ни Богу свечка, ни чёрту кочерга)?

Подробнее...

Основной догмат христианства и Новая церковь Пергама. Медицина змеи и вируса.

        Библия, Евангелие, деяния Апостолов, Апокалипсис – все говорят об основном догмате и тем не менее его нет в Символе веры – о нём не поют о церкви, и он не случайно не принят.

Подробнее...

Обнуляция, Нулешковой и коронавирус – оперы «Чайка 666» и «Хонде Хох» - троица дьявола.

    Эксперты посоветовали гражданам не тратить все свои сбережения на покупку марлевых повязок и двух пакетов гречки, потому что в результате падения мировых цен на нефть, цены на бензин не упадут, а очень даже вырастут благодаря принятым мерам.

Подробнее...

Коронавирус и тайна трёх королей – тени ада.

     Родившегося Христа пришли славить три царя – волхва с Востока.

Подробнее...

Опера «Обнуляция»: С новым годом, тётя Хая – вам привет от Мордехая.

   Народный герой Китая легендарный Люй 400 лет везде убивал драконов, но драконов становилось всё больше и Люй увидел в драконах много положительного – хитрость, храбрость, сила – Люй понял, что прав тот, у кого больше прав

Подробнее...

Коронавирус и кризис – малина в киселе.

    Товарищ Сталин был нам родной отец – он строил шахты, строил домны, строил ТЭЦ, а ещё он был провидцем и ликвидатором вирусов.

Подробнее...

Любимая статья власти в конституции, средний класс и символ веры.

     Когда наше всё без которого ничего определил средний класс Новораши в 70% населения, наша либеральная интеллигенция стала ругаться.

Подробнее...

Спас малины без Креста на лаже и символ веры дьявола – коронавирус.

      Яд власти – «существующие же власти от Бога учреждены», Бог Сущий и власть сущая, т.е. соблюдающая закон (люди равны перед Богом и принадлежат Господу) и служащая Богу, не посягающая на права граждан, не убивающая невинных, не играющая, не воровская, не развратная, не растлевающая людей – это не малина без Крестов, не казино, не бордель.

Подробнее...

Коронавирус – спасотрон лажи и лохов. Явление антихриста (Машиаха) в карантин.

    Жил был король когда-то, при нём блоха жила, родней родного брата она ему была – союз блохи и короны.

Подробнее...

Обнуляция – временя чудес, конституционный суд признал всех умерших воскресшими. Коронавирус и новый срок Боливара.

    Выдержит ли Боливар новый срок? В условиях нестабильности, волатильности, турбулентности и в кольце врагов – ближний, родной, социально близкой толпы, стоящей у трона, жадной, подлой – не съедят ли?

Подробнее...

Конституция – главный закон, основной инстинкт и обнуляция нуля.

    Совсем недавно говорили, что Владимир Ульянов (он же Николай Ленин) основатель нашего государства, а потом сказали, что нашей малине всего-то 20 лет, а до этого был хаос, темнота, погибель и скрежет зубовный, а теперь опять всё обманули

Подробнее...

Тайна ордена пеликанов – птенцов Феликса и III пол – почётный легион.

   Поднебесная – иной мир, который всех миссионеров обращает в свою веру. Всё современное государственное устройство Европы и США срисовано оттуда.

Подробнее...

Китай – ликвидатор драконов и миссия выполнима.

     И по сей день христианство содержит загадку – как можно принять Христа? Не иначе как оставив всё своё – забросить своё поле, мусорный полигон вещей.

Подробнее...

Китай: Христос и дракон. Прыжок на Луну и игра в дурака … в чумном бараке – не сторгуются никак.

     Попыток обращения Китая в христианство было много, и они приводили к скромным результатам. В истории об этом написано немного.

Подробнее...

Жизнь как игра в дурака и Победа - ворота ада.

 Любая империя устроена примерно одинаково: ведомство огня (военное), земли (налоги), воды (орошения и торговля) и воздуха (духовность, поэзия, история-пропаганда) – 4 масти карт, отсюда понятно,

Подробнее...

Пасха — избавление скорби

Христос воскресе!

Снова и снова встречаем мы друг друга этой радостной вестью. Снова и снова, и без конца мы хотим слышать ее. Громким радостным криком мы приветствуем в наших храмах — сегодня уже не переполненных, как обычно, а почти пустых — друг друга и весь мир. Мир, как и мы, нуждается в этой радости больше всего.

Но реальность Воскресения Христова не очевидна для мира, как она очевидна для нас. Свирепеющая смерть все неистовее торжествует над родом человеческим. Среди войн и среди мира, среди голода и среди сытости, среди страшных болезней и среди цветущего здоровья. Не защитит от смерти тех, кого мы любим, никакая Пасха Христова. И наша собственная смерть еще ближе подошла сегодня к нам.

Подробнее...

Мировая малина без Креста и деньги, мани – армии маний из ада.

     С самого начала своего рождения империя порождала 2 партии, что были вынуждены бороться – условно партия войны что получает прибыль от экспансии и грабежа соседей и партия мира, которая должна оплачивать авантюру войны.

Подробнее...

Бетельгейзе – грядущая звезда антихриста. Отражение инопланетян. Архипелаги Гудлак и Гуд`ок.

    Мало кто знал, но майору Пронину действительно надо было уходить – не просто в ящик – павильон белой яшмы, а надо было спасать мир.

Подробнее...

Антихрист – союз духовной теократии слепых козлов и технократии ЧеКи.

     Когда Главком объявил, что устал грести на галерах и … уходит, то его репутация была так высока, что ему не поверил никто – мы так вам не верим, тов. Сталин, как может быть не верили себе.

Подробнее...

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика