Аналитика

Может ли новая фаза «холодной войны» реально может превратиться в полномасштабный вооруженный конфликт?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 Хотя «холодная война» была официально завершена принятием «Парижской хартии для новой Европы» 21 ноября 1990 года, этот особый вид войны никогда не прекращался. Более того, первая «холодная война» на рубеже 2014-2015 годов приобрела принципиально новое измерение. Она вступила в свою новую фазу или в «более холодную войну», чем прежняя (по-английски «the Colder War»).

 

Владимир Петрович Козин

Владимир Петрович Козин, член-корреспондент РАЕН, руководитель группы советников директора РИСИ, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник

Итак, мечты многих государственных деятелей, что после проведения Ялтинской конференции лидеров Советского Союза, США и Великобритании 70 лет тому назад, эта «тройка» создаст прочные основы союзничества и в послевоенные годы, оказались нереализованными. Желание трех держав-победительниц перенести опыт взаимодействия, достигнутый в годы войны, на мирный послевоенный  период, о чем говорилось в итоговом документе Ялтинской конференции, оказалось забытым. Фултонская речь Уинстона Черчилля в марте 1946 года, создание НАТО в апреле 1949 года и подписание директивы Трумэном о развертывании ядерного оружия США Европе в сентябре 1950 года окончательно похоронили эти иллюзии.

1396463418_novaya-holodnaya-voynushka[1]

Был забыт и более поздний лозунг, провозглашенный Советом Россия-НАТО в Лиссабоне в ноябре 2010 года, который призвал создавать между сторонами «подлинное стратегическое и модернизированное партнерство, основанное на принципах взаимного доверия …, с целью внести свой вклад в создание единого пространства мира, безопасности и стабильности в Евроатлантическом регионе».

Но ради взращивания еще одного антироссийского союзника в лице Украины и решения еще ряда задач усилиями ведущих стран трансатлантического альянса на рубеже 2014-2015 годов была начата новая фаза «холодной войны», которая стала более непредсказуемой и более опасной, чем ее послевоенный вариант.

Отличительными чертами новой фазы «холодной войны» являются:

Отличие первое. Это участившиеся попытки незаконной смены власти на постсоветском пространстве, в особенности, с помощью специальных служб ведущих стран НАТО, с широким использованием СМИ, информационных и коммуникационных технологий, а также некоммерческих (неправительственных) организаций.

В частности, на Украине с целью свержения президента Виктора Януковича в феврале прошлого года были выделены не только 5 млрд. долларов по линии открытых государственных структур США, но и еще 5 млрд. долларов по каналам ЦРУ. Неизвестно, сколько миллионов долларов было доставлено в период «майдана» в Киев диппочтой из Варшавы и Вашингтона. Но хорошо известно, что для обеспечения победы прозападного кандидата на президентских выборах 2004 года на Украине Вашингтон активно финансировал до 400 различных украинских НКО, связанных с проведением выборов и распространением общественно-политической информации.

Второе отличие. Это достигнутая качественно более высокая степень массированного наращивания военного потенциала и военной активности НАТО по периметру границ Российской Федерации – по явно заниженным данным генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, такое усиление преодолело пятикратный рубеж. Только активность ВВС 15 стран-членов НАТО в рамках операции «Балтийское воздушное патрулирование» в государствах Балтии возросла более чем 1200 раз при расчетах в самолето-днях и если учесть, что эта операция проводится круглосуточно и круглогодично. Россия не может не учитывать, что четыре типа самолетов, используемых в ходе этой операции, имеют двойное назначение, то есть являются потенциальными носителями тактического ядерного оружия.

К 150 военным базам Соединенных Штатов и их союзников, расположенным в непосредственной или относительно близкой удаленности от российских рубежей, добавились еще 8 военных баз, а также два командно-управленческих центра НАТО (будут добавлены еще 4). Появляется тяжелая американская военная техника, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения. Возросло количество военных учений и маневров ведущих стран альянса у российской территории: каждое новое учение начинается через день.

Произошло увеличение общего количества внешних угроз и опасностей против России: с 13 угроз в период принятия Военной доктрины в 2010 году до 17, что нашло свое отражение в актуализированной Военной доктрине Российской Федерации, одобренной 26 декабря прошлого года.

Наибольшая военно-стратегическая опасность появится в ближайшие годы. Предположительно через 5-6 лет Соединённые Штаты произведут больше ракет-перехватчиков глобальной системы ПРО наземного и морского базирования, чем останется у России стратегических ядерных средств в соответствии с положениями Пражского договора СНВ-3 после его полной реализации в 2021 году. Прикрывшись мощным «противоракетным щитом», США могут нанести первый ядерный удар по любому из семи государств, которые перечислены как объекты «инициативного» ядерного нападения в их «генеральном плане ведения всеобщей ракетно-ядерной войны». Создание такого специфического американского «щита» с помощью ряда других государств-членов НАТО не ограничивается никакими международно-правовыми обязательствами. Если не принять соответствующих ограничительных мер, что стратегическая стабильность в мире может быть основательно подорвана.

Описанная ситуация усилится тем обстоятельством, что в соответствии с решениями саммита трансатлантического альянса, состоявшегося в Чикаго в мае 2012 года, такая противоракетная инфраструктура в стратегически-оперативном плане стала «сцепленной» с ракетно-ядерными и обычными средствами США и НАТО. Формулировка о создании такого механизма вновь появилась в итоговом документе недавнего саммита Североатлантического союза, проведённом в британском Ньюпорте в сентябре прошлого года.

Третье отличие, котороесамым непосредственным образом связанно со второй особенностью. Это полный застой в решении проблем контроля над вооружениями в условиях, когда между Россией и США имеются 15 нерешенных проблем в этой сфере.

В частности, нет никаких переговоров ни в ракетно-ядерной сфере, ни по запрещению противоспутниковых систем, ни по сокращению избыточных обычных вооружений, ни по ограничению масштабной военной деятельности, ни в других сферах.

Следует напомнить, что в период «холодной войны 1.0» было заключено в общей сложности семь соглашений об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, две конвенции о запрещении двух классических видов оружия массового поражения, соглашение о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, несколько международных договоров об использовании космического пространства в мирных целях, о мерах доверия в военной деятельности на суше и на море, многосторонний договор об ограничении обычных вооружений в Европе.

Четвертое отличие первой фазы «холодной войны» от второй заключается в том, что западные страны стали использовать финансово-экономические санкции против России в гораздо более широких масштабах, чем прежде – как по объему, так и по отдельным направлениям секторального и даже персонального характера.

Если бы такие санкции были введены в отношении Украины, то необъявленная война нынешних киевских лидеров против народа Донбасса уже была бы давно прекращена.

С другой стороны, любое усиление названых санкций против России никогда не приведет к отказу ее граждан от нынешнего статуса Крыма, который навечно «вернулся в родной дом». Крым был, есть и навсегда будет оставаться российской землей. Он больше никогда и никому не будет передан или подарен. Если этого еще не поняли в Вашингтоне и в столицах многих европейских государств, то это их собственные проблемы.

Пользуясь случаем, поздравляю всех крымчан с долгожданным воссоединением Республики Крым с ее исторической, экономической, культурной и духовной Родиной. Честь и слава мужеству и стойкости ваших граждан, столь широко и динамично проявленные в те драматические весенние дни прошлого года.

Пятое отличие. Появилась более милитаристская и воинственная антироссийская риторика, зачастую с прямыми угрозами в адрес России.  Применительно к ней повсеместно используются термины: «агрессия», «аннексия», «нарушения международного права»,предупреждения, что Россия за свою политику на международной арене «заплатит высокую цену».Барак Обама уже трижды публично делал одно и то же заявление о том, что из-за своих действий Россия занимает промежуточное место между лихорадкой Эбола и террористическим псевдогосударственным образованием «ИГИЛ». Известное высказывание Рональда Рейгана, произнесенное 11 августа 1984 года перед включенным микрофоном о том, что он объявил Советский Союз «вне закона» и отдал приказ начать его бомбардировку «через пять минут» на фоне этих высказываний Барака Обамы выглядит просто глупой шуткой.

Но подобные высказывания нынешнего американского президента в адрес России – это не шутка. Это крайне опасные высказывания, имеющие далеко идущие негативные последствия. Похоже, что менталитет «холодной войны» в военно-политическом руководстве США и НАТО не исчез. Наоборот, он крепко засел в их представлениях о развитии мира и своей роли в нем.

Результат: нынешняя новая фаза «холодной войны» может оказаться долговременной и более опасной, чем «холодная война», продолжавшаяся почти 70 лет. Она порождает новые опасности: новая фаза «холодной войны» приведет к дальнейшей милитаризации США и Североатлантического союза и к усилению их агрессивности.

Эта новая фаза затормозит процесс общения лидеров великих держав, который является крайне необходимым, в особенности, в периоды кризисов. Эта фаза негативно скажется на продвижении сбалансированного контроля над вооружениями и на общемировых военных расходах. Эта фаза отложит на долгие годы реализацию идеи о создании безъядерного мира.

Как недавно отметил ветеран американской дипломатии и политологии Генри Киссинджер «новая холодная война» существует и представляет собой опасность, игнорирование которой может превратиться в «трагедию».

Эта трагедия заключается в том, что новая фаза «холодной войны может постепенно трансформироваться в «горячую войну». Ее критическая масса для этого изо дня в день накапливается. Она не исчезает и не уменьшается.

Пример пока ограниченной «горячей войны» – геноцид нынешних антиконституционных руководителей Украины на Донбассе. Такого безжалостного примера уничтожения своих собственных граждан с помощью тяжелых вооружений, запрещенных кассетных и фосфорных боеприпасов Европа давно не знала. Свыше 5 тысяч убитых и более 12 тысяч раненых мирных граждан Донбасса (по состоянию на 3 февраля с.г.), а также свыше миллиона внешних беженцев из Украины в различные страны, но в основном в Россию – это прямой укор не только Киеву, но и Вашингтону, Лондону, Берлину и Парижу.

При полной моральной и военно-технической поддержке США и их союзников по НАТО Киев не желает прекращать преступную и масштабную необъявленную войну против народа Донбасса, которая однозначно подпадает под определение «военные преступления», под термин «преступления против человечности», под политику геноцида. Это не гражданская война. Ополчение воюет не с гражданским населением Украины, а с армией Украины и разного рода террористическими вооруженными группировками типа «Азова», «Айдара» и т.д. Употреблять термин «гражданская война» в данном контексте – это значит ставить на одну доску киевских военных преступников и защитников Новороссии – самоотверженных борцов за свободу.

Фактически именно Украина является государством-агрессором – агрессором против своего собственного народа. В Киеве и во многих западных столицах не понимают двух основополагающих вещей: 1) безжалостно убивая своих собственных граждан, Украина убивает свое собственное геополитическое и экономическое будущее: в огне необъявленной войны гибнет самая активная и трудоспособная часть населения страны; 2) огнем и мечом украинские лидеры не решат в свою пользу проблему Донбасса, не желающего жить в составе столь антигуманного государства, каковым себя проявляет Украина.

Реализуя такую политику, Украина грубо нарушает Устав ООН, Хельсинкский Заключительный акт, документы ОБСЕ и Будапештский меморандум 1994 года. К сожалению,  страны НАТО и ЕС помогают ей в этом. Не только морально или экономически, но и поставками летальных, смертоносных видов вооружений.

Ни президент Барак Обама, ни его министры так и не ответили на простой вопрос: для чего они совершили антиконституционный переворот в Киеве в феврале прошлого года, ради каких целей они стали поставлять смертоносные вооружения украинским вооруженным силам. И не ответят. А тем временем ВСУ уже поставляются не только автоматические винтовки и оптические прицелы, но и противотанковые и переносные зенитные комплексы, минометы и боеприпасы к ним.

Но и без разъяснений Вашингтона ответ предельно ясен – для чего он и его союзники военно-политическим путем вмешались в дела Украины. Вмешались, преследуя свои долговременные стратегические цели широкого спектра.

Применительно к России: это геополитические цели – ослабить ее военно-политический и финансово-экономический потенциал и впоследствии дезинтегрировать ее, а также создать как можно большее количество прозападных, антироссийских государств по периметру российских границ. Применительно к России – это также желание США и НАТО внедрить даже не «замороженный конфликт» на Украине поближе к российским рубежам, а поддерживать постоянно разгорающийся конфликт для оправдания своей военной активности у нашего порога и в качестве средства сталкивания славянской цивилизации во взаимно уничтожающем противоборстве.

Как отмечал в прошлом году американский политолог Стивен Коэн: «The current crisis is the most worse and potentially the most dangerous confrontation between the USA and Russia since the end of the Carribean crisis. This is a new «Cold War», and its epicenter is currently not in Berlin, but rather near the Russian borders».

Применительно к России – это одновременно стратегическая цель персональной направленности: подорвать престиж Президента Владимира Путина (задача минимум) и добиться его свержения (задача максимум), заменив на более либерального лидера, безропотно воспринимающего решения Запада. В более широком контексте – давно ставится задача создать в научно-интеллектуальных и производственных сферах России элиту, устойчиво ориентированную на Запад.

Применительно к НАТО – это постановка перспективной цели: укрепить трансатлантические связи, повысить военные расходы альянса и его силовой потенциал в глобальном масштабе в виде Объединенных оперативных сил повышенной степени развертывания.

Применительно к Европе ставится параллельно иная стратегическая задача: ослабить конкурентоспособность европейской торговли и экономики относительно американской, но без их глубокого подрыва. В частности, применительно к России и Германии – это не допустить «опасный» для США союз немецких технологий и капитала с громадными российскими природными и человеческими ресурсами.

Нынешняя конференция в Ливадии проводится накануне очередной Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, которая состоится 6-8 февраля. Ее председатель, бывший высокопоставленный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер, распространил специальный «Мюнхенский доклад по безопасности-2015».

Но доклад не содержат рекомендаций по укреплению европейской безопасности. Да и на самой Мюнхенской конференции, за редким исключением, вообще не даются рецепты в этом направлении. На 70 страницах документа проигнорированы такие важнейшие для глобальной и европейской безопасности темы, как продолжающееся развертывание системы ПРО США в Европе; сохраняющееся на европейском континенте американское тактическое ядерное оружие, которое подвергается глубокой модернизации; наличие у США стратегий «наступательного ядерного сдерживания» и «расширенного ядерного сдерживания», которые предусматривают нанесение первого ядерного удара по большой группе государств; забыта важность выработки принципиально нового Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Резюме: новая фаза «холодной войны» реально может превратиться в «горячую войну». Инициаторами качественно новой фазы «холодной войны» являются США и ведущие страны НАТО, несмотря на их заявления о полной непричастности к ней и о том, что такая война закончилась 25 года назад. Их причастность к ней налицо. Острие такой войны направлено не только на Россию. Пагубность негативных последствий такой войны проецируется не только на российско-американские и российско-натовские отношения, но и на глобальную ситуацию в целом.

Россия не может позволить появления ни новой фазы «холодной войны, ни какой-то «горячей войны» – ни для себя, ни для всего остального мира.

Источник


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика