Аналитика

Тяжкий путь к правде

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Героический и кровавый прорыв к русской правде, который произошел весной-летом  в Новороссии, по осени властные «уважаемые люди» захотели смикшировать, ввести хоть в какое-то подобие привычного для них солидного формата.


Обрамить рюшками  «перемирий», завесить тюлем «гуманитарных аспектов», компромиссов, двусмысленностей. Необходимо было оттянуть очередной пакет санкций? Это понятно. Хотя и не удалось.  Надо успеть до зимы как-то залатать разрушенные дома и коммуникации? Нужно, чтобы перестали хотя бы на время погибать от обстрелов мирные люди? О, это понятно вдвойне и втройне! Но не совсем. Потому, как хвост лукавого слишком уж заметно между строк телепается.

Ведь изначально было ясно, что киевские «власти» будут во время паузы собираться с силами и финансами, чтобы ударить по Донбассу с новой яростью. Силы ополчения не могут не прислушиваться к инвективам из Кремля, но и не могут пойти на такое «замирение», которое устраивало бы сегодня и Москву и Киев. Хотя бы потому, что время и близкие холода работают не только против хунты, но против Новороссии. Ситуация просто беременна  неизбежной экскалацией войны и походом на гнездо упырей, захвативших мать городов русских (речь о Киеве, если что). Об этом не говорит сегодня только ленивый.

Без дальних рассуждений ясно также, что без кратного усиления, пусть и тайной  помощи  Москвы  ополченцам не взять – ни и Киева, ни Харькова. Об этом недавно и Игорь Иванович Стрелков прямо сказал на брифинге в Москве.  Значит, сколько Кремль бы не оттягивал кардинальное (и, конечно,  небезопасное)  решение, а принимать его все равно придется.   Это, как в анекдоте про камень на распутье богатыря: пойдешь налево – огребешь, пойдешь направо - огребешь. А будешь стоять на месте – огребешь прямо здесь.  При такой политике, беженцы, вернувшиеся с надеждой в свои дома в Донецк и Луганск, рискуют вскоре вновь оказаться под обстрелом  киевских карателей. И вновь  не получить прямую защиту их жизней от «матушки России», как не получили ее весной и летом.            

Однако, вместо того, чтобы ванговать  развитие событий на ТВД и в дипломатических кулуарах, предлагаю задуматься о неких глубинных аспектах  происходящего  сейчас в контексте русской истории 20-21 столетий.

«Ментальное тело» нашего государства в этот период оказалось пронизано глубочайшими трещинами, иногда явно, иногда подспудно влияющими на сознание и подсознание русских людей. Трещины связаны с нескольким государственными катастрофами, произошедшими в этот период и повлекшими за собой не только кардинально изменение строя, но и перемену «ментальных кодов».  При этом духовно – нравственные коды народа, при всех усилиях,  «прогрессорам» двух веков  изменить  не удалось. Повредить, подвергнуть коррозии  – да, но кардинально  изменить нет.   Эти коды жили и явно проявлялись у советской государственнической элиты.  Даже у некоторых представителей гнилой воровской псевдоэлиты, которую выпестовали   в 90-е, нет- нет, да и проявятся фантомные боли совести.

Глубинный конфликт ментальных  и духовных кодов рождает внутри конкретного человека и целого народа неустойчивость, накапливающийся стресс. В условиях общественного «безветрия» этот стресс выливается в уныние, необъяснимую тоску, разливается водочкой по рюмочкам граненым. А при порывах ветра – легко обращается в гнев и ярость.      

 Не все, ох, не все ладно в нашем государстве «Российская Федерация»! Вопиет к небу не только пролитая кровь девяносто третьего, но и попранная, «замыленная»  правда, лукавые гнилушки в фундаменте строения.

В чем глубинная заковыка русского самосознания в том пространстве, что именуют сегодня «русским миром»?  Оно не только остается в глубочайшем внутреннем разладе с самим собой, но раздрай этот усиливается. Разумеется, при помощи внешних «доброжелателей»,  но и на основании имманентных причин.  Это, кстати, хорошо видно и по  пестроте идеологем у людей, взявшихся за оружие в Новоросии и симпатизирующих им групп в России. С известной долей условности  можно сказать так: одни довоевывают сегодня за 1991 год, другие – за 1945-й, а третьи -  и за 1917-й.  Пока их объединяет общий враг – киевская хунта  и общий друг – Россия, Кремль. Но серьезные противоречия уже налицо. Если учесть пресловутую «многобашенность» Кремля, отражающую, в общем-то, реальные расхождения в российском обществе, то картина получается весьма непростая. 

Вспомним, из ельцинского Кремля в середине 90-х проецировалась установка на «микширование» в общественном сознании  преступного переворота 1993 года с танковым расстрелом парламента и убийством сотен людей при ассистировании  «неизвестных снайперов» и двусмысленной роли Руцкого и Хасбулатова. Общество сделало  вид, что бесследно перевернуло «эту трудную страницу российской истории», как начали выражаться с высоких трибун уже при Путине. Эти события эмоционально «подвинули» последующие чеченские войны, в свою  очередь,  смикшировав боль от лицемерного и чудовищного по своим последствиям аппаратно-ЦРУшного переворота 1991-го.

При этом у людей совсем пожилых, а также у тех, кто много читал и думал об этом, где-то в дальнем отсеке «личной исторической памяти» осталось лежать кровоточащим куском мяса обрушение многовекового  Российского царства, убийство семьи Государя и миллионы последующих русских жертв.  Можно, конечно, пройти по русской истории и дальше вглубь - до церковного раскола 17 века и революции Петра I, но не стоит. Достаточно  и перечисленных глубочайших  трещин прошлого столетия.

Ныне к ним добавилась, расходясь все шире, трещина  украинских событий. Беда, умело организованная врагом рода человеческого в этой части русского мира, проникла в семьи, грозит новым расколом  Православной Церкви. И вот ныне мы наблюдаем и, думаю, будем наблюдать еще более массированные попытки «смикшировать», замылить кровавый украинский бардак: задвинуть в дальний угол сознания стрельбу снайперов на майдане, одесскую и мариупольскую бойни, беспрецедентный и открытый геноцид укро-вояк по отношению к населению Донбасса, наконец, сбитый малазийский «Боинг» с людьми.

«Худой мир - лучше доброй ссоры, надо договариваться» - эту мантру мы все слышали неоднократно.  Но сегодня, как  никогда, за искренним миролюбием и гуманизмом людей, не слишком-то знакомых  с ситуацией, звучит утробный вой Обывателя Потребиловича: «срочно остановите кипеж, верните нам нашу привычную жизнь с нашими милыми привычками и фенечками, ежегодной расслабухой на дальних пляжах, нашими большими или маленькими гешефтами».  Вой этот доносится не только из московских  «Жан-Жаков» и офисов, но даже, порой,  из разбомбленных городов Донбасса и прилежащих волостей.  Разумеется, произносятся при этом слова про абсолютную ценность человеческой жизни, звучат апелляции к миролюбию, даже к  православию.

А в самой  Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, тем временем, возросло опаснейшее разномыслие. В то время как одни батюшки подвергаются нападениям и арестам, окормляют ополченцев в окопах и чуть ли не сами берутся за оружие (что священнику делать, безусловно, запрещено), другие благословляют  карателей  АТО,  повторяя бандеровские лозунги, называют восставших  Юго-Востока  раскольниками (Глава синодального Информационно-просветительского отдела УПЦ МП протоиерей Георгий Коваленко).   

Значительная часть участников АТО, так же как и украинских обывателей в  Киеве и других  городах, одурманенных умелой пропагандой, наверное, действительно «не ведает  что творит». Только вот многие солдаты и офицеры Вермахта тоже свято верили, что пришли освободить Европу от коварных англичан и масонов, а Россию от  жидо-большевиков. Большинство немецких обывателей ничего не знали про лагеря смерти и падали в обморок, когда после разгрома Германии  их  возили туда на экскурсии.  Также и солдаты армии Наполеона были убеждены, что несут свободу и культуру русским крестьянам, спасая их от «варварства». Так что  же, с ними тоже надо было договариваться  под Смоленском и Сталинградом «во избежание лишних жертв»?                                

Даже если представить маловероятное: совместными усилиями  удалось уговорить  сложить оружие все воющие стороны  (а их там, отнюдь, не две), Донецкая и Луганская области отказались от своей независимости, удовлетворившись подачками «особого статуса» в резервации на обрубке своих  областей… И что дальше?  Никто не понесет наказания за тысячи убитых и искалеченных, все разойдутся мирно  по хатам и начнут работать  и отдыхать? Так что ли?  И футбольные  фанаты львовских «Карпат»  с портретами Бандеры приедут мирно побалагурить и попить пивка возле восстановленной арены стадиона «Донбасс». Вы так себе это представляете, господа - миротворцы?!

«Зачем былое ворошить? Тебе так легче что ли жить? Вот тебе пиво, и ветчина.  А что вчера было, - то было вчера»,-  пел бард Юлий Ким в своей песенке « Забудь былое». Нас давно приучили забывать то, что не следовало бы забывать. Кто приучил? А те «господа-товарищи», которые при любом новом повороте истории умудряются оставаться наверху. И прекрасно находят общий язык с такими же товарищами по разные стороны границ. У них, конечно, случаются обознатушки – перепрятушки, как сегодня  с Украиной. Но они полны позитивной энергией «преодоления разногласий», ибо твердо убеждены, что «бабло побеждает зло».

И все-таки в нынешней ситуации замотать и затенить правду не удастся. Донецкие и луганские ополченцы, добровольцы из  России закрепили эту правду своей кровью. Очевидно, что был перейден некий рубикон, после которого возвращения к старым лукавым полуправдам, двоемыслию, бесконечная адаптация ко лжи стали невозможным.    

Ложь - подобна токсинам. Она может постепенно накапливаться в организме человека, но превысив определенный порог, приведет к мучительной гибели.  И люди - не только в Новороссии – почувствовали это. Что бы ни произошло дальше с бывшей Украиной, какой бы ни была судьба восставшего Донбасса, нам самим предстоит долгий мучительный процесс освобождения  от наслоений лжи на теле государства российского. Палачей нужно вслух назвать  палачами, предателей - предателями, лжецов-лжецами. Иначе государственность наша погибнет от интоксикации под лукавые увещевания о том, что «все хорошо, лишь бы не было войны».     

Говорят, политика - это искусство возможного. Что ж, тогда сегодня России надлежит сделать невозможное   -  вернуться  к своим  истокам, к Правде Божьей.  Так уж  устроен наш народ, что задыхается без этой Правды в мире частных «правд» и компромиссов с совестью. Возвращение не обязательно должно выливаться в русский кулачный бой, оно может проходить и в стиле дзю-до. Но это должен быть все-таки бой, а не изящная его имитация. В том числе, а может - и прежде всего -  личный бой каждого с собой, со своей отравленной и искаженной частью души.   

Есть и еще один важный момент, о котором стоит помнить.  Враги возрождения Святой Руси - а они сегодня показались открыто – безусловно, знают, хоть и не понимают  основ  вот этого нашего глубинного стремления к Правде. Поэтому они непременно попытаются оседлать  и  исказить это стремление (что им неоднократно уже удавалось в истории), направив  его для окончательного разрушения нашей государственности. В нынешнем тренде они будут выступать «крутыми патриотами», призывающими на баррикады и говоря слова,  во-многом, созвучные написанным в этом  тексте. И они найдут тем больше искренних «баррикадников», чем более двусмысленной будет позиция Кремля по отношению к восставшей Новороссии.  Об этом, кстати, предупредил    полковник Стрелков на брифинге в Москве.

Не надо обольщаться – «как было» уже не вернется. Нам всем предстоит запастись  и терпением и мужеством, прямо смотря правде в лицо. А правда нынче – военная.

Анна Ахматова в  блокадном Ленинграде  в своем знаменитом стихотворении «Мужество» писала:        

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Если кому-то кажется, что это все было давно и не имеет параллелей  с нынешним 2014-м годом, то пусть наберет в любом интернет – браузере  запрос «разрушенный Луганск» или «жертвы бомбежки в Донецке» и посмотрит на картинки. Это происходит совсем рядом с нами -  в соседней комнате.

Андрей Самохин

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика