Аналитика

"Если Россия будет оставаться заложником неолиберальных догм, мы угробим и себя, и мир"

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Накануне президент США Барак Обама признал, что в случае принятия экономических санкций против России эти самые санкции ударят и по Западу. Об этом он заявил в Риме по завершении переговоров с премьер-министром Италии Маттео Ренци.

Правда, совсем отказаться от санкций Обама не готов и намерен и дальше предпринимать шаги по "закручиванию гаек". Так, накануне в США заявили о том, что прекращают поставки взрывчатки и лазеров на территорию России. Очевидно, что последние события диктуют нам только одно – начать наконец-то производить самим, заявил в интервью Накануне.RU председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, отметив, что центрами новой индустриализации должны стать Урал и Сибирь.

Вопрос: Юрий Васильевич, скажите, нет ли у Вас ощущения, что сейчас вновь начинается "холодная война"?

Юрий Крупнов: "Холодная война" никогда не заканчивалась, она связана не с какими-то отдельными событиями, а с тем, что Россия всегда нарушает любую гегемонию мирового порядка. Поэтому Россию всегда давили и будут давить. У нас только два союзника, как говорил Александр III, - армия и флот. Поэтому никакая война не начиналась и не заканчивалась. Просто сегодня что-то стало более очевидным, в виде санкций, конфликтов, исключение России из G-8 и т.д.

Вопрос: Может ли это перерасти в открытые военные действия?

Юрий Крупнов: Это зависит от того, какую стратегию выработает и будет реализовывать Россия, потому что если России удастся предложить всему миру вообще другую стратегию развития, предложить на своей территории механизм разрешения глобального экономического кризиса, то войны не будет. Но если Россия будет сама продолжать оставаться заложником неолиберальных догм, то мы угробим и себя, и мир. И там уже будет неважно, где какая война будет, потому что все будет плохо, и при любом исходе это будет катастрофа.

Юрий Васильевич Крупнов|Фото: pravda.ruПоэтому сегодня вопрос философии и практики действий российского руководства, это не вопрос, кто хороший или плохой, нравится нам или нет, а вопрос выживания человечества. Либо Россия будет делать то, что она должна по своей исторической миссии, то есть приносить в мир развитие, в том числе и на своей территории, либо противоречия будут нарастать. Тогда нужно сдувать куда-то минимум только фиксированных $600-700 трлн необеспеченных денег, а чтобы это сделать, надо у кого-то их взять.

Вот то, что было на Кипре, и начавшаяся экспроприация, когда банки Кипра и другие офшорные организации забрали деньги в качестве налога, в том числе и российских предпринимателей, это начало нового, по сути, финансового фашизма. И это будет усугубляться, какие-то страны этому будут сопротивляться, идя на любые, в том числе крайнее меры. И здесь роль России совершенно уникальная – либо Россия привнесет новый принцип развития через промышленность и новые социальные программы, либо мы будем продолжать друг друга грабить и извлекать сверхдоходы из какого-то своего преимущественного положения, что и дальше будет плодить несправедливость. Которая, кстати, всегда заканчивается одним – находятся люди, которым уже нечего терять, и которые могут нажать любую ядерную, химическую, террористическую и другую кнопку.

Вопрос: Сейчас многие говорят и о том, что Россия может перейти с европейского на азиатский рынок, если говорить о финансах…

Юрий Крупнов: Она не просто может, а Россия обязана это сделать. Но здесь вопрос ни в том, чтобы перейти, потому что все эти иллюзии, фантазии, что возьмем 2% рынка Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), что сейчас активно пытаются продвигать в рамках дальневосточных задач, это все фантазии. Потому что на чужом рынке вы никакую сотую процента, не то, что два, вы никогда не откусите, вам не дадут. На чужом празднике жизни нам места нет. Поэтому единственная задача дееспособной экономики – создавать свои рынки.

А у нас есть три уникальных, выдающихся рынка, которые мы не просто бросили, а сдали другим. Первый рынок – наш внутренний, наши 145 миллионов и еще СНГ, где под 250 миллионов человек, это колоссальный рынок. Но мы его сдали и обсуждаем сейчас, что продавать на Гаити, Гонолулу и т.д. И еще два рынка – Арктика и рынок центральной Азии, включая Афганистан, Пакистан и Иран. А если взять бывшую советскую Азию и то, что сегодня называется средним Востоком, это в целом 300 миллионов человек. Да, сегодня там дестабилизация, но это тот рынок, где как раз есть место под наши товары, под наши машины и под восстановление нашей индустрии. Поэтому надо идти за Урал. Урал и Западная Сибирь должны стать столицей новой российской индустриализации. Они должны выступить теми, кто скажет, что хватит финансового глобализма, всей этой неолиберальной шумихи и дурости, нужно восстанавливать производство машин. Должны быть уральские, сибирские машины, которые пойдут на рынок внутренний, на рынок Арктики, это самолеты и т.д., и, соответственно, на рынок центральной Азии.

Самый простейший пример – в Омске есть производили Ан-74, прекрасный полярный самолет, но надо восстанавливать производство и завоевывать Арктику. Это императив, все остальное ни о чем. Если сегодня Урал и Сибирь не возьмут на себя функцию управления восстановления промышленности, трудового сознания: как поработал, так и поел, то мы продолжим проедать советскую нефть.

Вопрос: А что насчет Крыма, что он может дать?

Юрий Крупнов: Мы либо в Крыму продемонстрируем новую доктрину развития экспорта России, которая будет очень простой – куда Россия приходит, или возвращается, там в течение пяти-семи лет начинается процветание и развитие. Либо мы себя опять загоним в ту же ситуацию, когда мы вновь перенесем все неолиберальные модели и получим то, что в Южной Осетии, где мы выиграли в 2008 году в ситуации с Грузией, но вместо того, чтобы это превратить в витрину российского развития, чтобы все удивлялись, как там все процветает. Мы вбухали огромные деньги, а процветания не получилось. Поэтому мы должны показать миру – куда русские приходят, там процветание и развитие. И это не просто вопрос показухи, а нашей экономической состоятельности. А если этого не получится, то возмутятся и все регионы, скажут, что их обобрали и все отдали Крыму, но процветания нет нигде. Как его сделать? Очень просто. Должно быть новое поколение туристических программ и совершенно другая медицина.

Вопрос: А Вы к какому варианту склоняетесь, что будет в Крыму?

Юрий Крупнов: А это все будет зависеть от того, что мы с вами сделаем. И если мы на себя не возьмем ответственность, то можно сколько угодно, сидя на скамейке, обсуждать, что там у больших происходит. Потому что у больших будет происходить то, что и происходило до этих пор – деньги угрохаются, потеряется и политическая актуальность, и накал. Поэтому если мы не будем навязывать российскому правительству нужную повестку и говорить, что они должны в Крыму сделать витрину, то будет плохо.

Вопрос: Сейчас также правительство много говорит о национальной платежной системе, а что Вы о ней думаете?

Юрий Крупнов: Это вопрос исключительно технологический, и, на мой взгляд, это отражает тот ужас, в которым мы находимся. Потому что то, что ее нет, это издевательство. У нас нет программного обеспечивания. То, что мы сидим на "Виндоус", это такой же коммуникационный несуверенитет. Одно дело, если бы у нас была более или менее функционирующая система, и мы бы ее начали укреплять, переформатировать в новое поколение, но мы ставим вопрос о национальной платежной системе. Это показывает ту ситуацию несуверенности, в которую мы себя загнали. И, конечно, эту систему надо создавать, как и систему программного обеспечивания. Мы должны восстановить нашу дееспособность, мы не можем ничего, вот ужас в чем.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика